ЛитМир - Электронная Библиотека

– Вам просто так кажется, дорогая. Но как вы собираетесь жить? На какие средства? Ведь наследство не вечно!

– Если распоряжаться им с умом, то оно может стать и вечным.

– Нет. На свете просто не существует ничего вечного!

В комнате повисло молчание. Слышно было только, как под потолком яростно мечется опахало.

Юнити снова опустилась на стул и загадочно посмотрела на мать.

– Мама, скажи Роксане, что ты сделала. Прошу тебя!

Августа тоже села, выпрямив спину. Опустив пустой стакан на стол, она некоторое время с виноватым видом смотрела на Роксану, как бы стыдясь чего-то, потом собралась с духом и сказала:

– Я горжусь тем, что сделала нечто очень важное и доброе.

Роксана с любопытством и некоторой тревогой посмотрела на Августу, не зная, чего от нее ожидать.

Августа откашлялась, вытерла салфеткой губы и торжественно объявила:

– Мой принцип – всегда отвечать добром на добро. Этот человек был очень любезен, согласившись привезти вас сюда, Роксана.

– Вы имеете в виду капитана Гаррисона?

– Именно. Капитан Гаррисон – чудесный человек. Полковник Стентон очень хорошо отзывается о нем и о его работе. И я хотела бы отблагодарить его за ту помощь, которую он оказал вам, Роксана. Одним словом, я послала ему записку.

– Записку? – переспросила Роксана.

– Да, записку. И пригласила его отобедать с нами в один из трех предстоящих дней. Я знаю, что вы еще не отдохнули от долгого путешествия. Но это будет очень милая встреча. Без всякой торжественности. Она вас ничуть не утомит.

– Капитан Гаррисон дал свое согласие? – спросила Роксана.

– Я еще не получила от него ответа, – призналась Августа.

Роксана промолчала. Но тут же с противоположной стороны стола раздался радостный, восторженный крик Юнити:

– Он придет! Я знаю, что он придет! Роксана, клянусь вам, что это как раз один из тех мужчин, о которых мы только что говорили!

Роксана спокойно посмотрела на горевшее восторгом лицо Юнити и подумала: «Как бы все это не закончилось для меня сердечным приступом!»

Но вслух она этого не сказала...

Глава 3

Колльер Гаррисон скользнул рассеянным взглядом по почти погрузившемуся в сумерки военному гарнизону. Потом уже более внимательно посмотрел на западную половину неба. Садившееся солнце было окружено типичным для пыльных индийских городов ореолом аметистово-розового цвета с легким абрикосовым оттенком.

Гаррисон шел широким шагом, продолжая наблюдать за заходом дневного светила, которое уже почти спряталось за горизонт, оставив на небе прощальные лучи. Отразившись от спокойной глади океана, они окрашивали набегающие облака в совершенно фантастический сине-зеленый цвет.

«Похоже на ее глаза», – неожиданно для самого себя подумал Колльер.

– А ведь вы думаете о ней, – сказал шедший рядом с Гаррисоном долговязый сикх.

– О ком? – с удивлением спросил Колльер.

– О той самой женщине.

– Какой же, Джахар? – улыбнулся Гаррисон.

– А что, есть еще какая-нибудь, кроме той, ради кого вы отменили нашу вечернюю встречу? И все только затем, чтобы перекинуться с ней парой фраз!

– Меня пригласили, Джахар. И было бы невежливым отказаться.

– Раньше вы не боялись выглядеть невежливым.

– Но там будет мисс Шеффилд. Это добавляет привлекательности ужину у полковника.

– Скажите лучше, что только из-за нее вы туда и идете!

– Тебе не надоедает всегда быть правым? – буркнул капитан.

Джахар рассмеялся, сверкнув в наступившей темноте ровным рядом абсолютно белых зубов. За его спиной целая туча мотыльков взвилась в воздух, словно получив приказ от появившейся на небе луны. Где-то невдалеке тоскливо завыл шакал.

– Будьте очень осторожны, – серьезно сказал Джахар на превосходном английском языке. – Вы же сами не раз высказывались против поспешных решений. И это правильно!

Колльер нахмурился, но без всякого раздражения.

– Джахар, – сказал он, проведя ладонью по растрепавшимся волосам, – я же не дурак! По крайней мере надеюсь на то, что это действительно так. Ты не забыл о нашей договоренности встретиться на базаре? Ну так жди меня там. Я приду, но немного позже.

Джахар молча кивнул, повернулся и исчез в серых сумерках надвигающейся ночи. Колльер посмотрел ему вслед, вспоминая другие времена, другой вечер, много лет назад, когда он и сикх, презрев разницу в вере, возрасте и положении, открыли друг в друге общность интересов, переросшую затем в прочную дружбу.

Миновав темную аллею, ведущую к дому Стентонов, Гаррисон остановился. Шторы не были опущены, и в сад лился яркий свет. Из дома доносились голоса мужчин и женщин. А в одном из окон вырисовывался чей-то силуэт. Колльер сразу же узнал его и замер на месте. Он жадно разглядывал стройную женскую фигуру, пользуясь тем, что сам мог оставаться невидимым.

Роксана повернулась. Луч света упал на ее щеку, обнаженные плечи и темные волосы. Протянув руку, она открыла стеклянную дверь, вышла на веранду и остановилась у перил. Гаррисон затаил дыхание и еще некоторое время внимательно рассматривал ее. На Роксане было длинное темно-синее платье, эффектно подчеркивавшее высокую грудь и тонкую талию. Ее движения поражали легкостью и грациозностью, чего Колльер не оценил должным образом во время их первой встречи.

Роксана стояла в двух шагах от Гаррисона, держа в руке стакан с красным вином, и смотрела в окутанный тьмой сад. Несколько раз она поворачивала голову в сторону гостиной и с кем-то переговаривалась, сетуя на духоту. Колльер затаил дыхание, чтобы не выдать себя.

Так продолжалось несколько минут. Наконец решив, что дальше прятаться просто нелепо, Гаррисон выступил из тени деревьев.

– Добрый вечер, мисс Шеффилд! – сказал он и не узнал своего голоса.

Роксана вздрогнула и слегка отпрянула назад. Стакан выскользнул из ее руки. Но Гаррисон одним прыжком оказался на веранде рядом с ней и успел подхватить его.

– Я не хотел вас испугать! – виновато произнес он.

– Капитан Гаррисон, – в замешательстве проговорила Роксана. – Я... Мы думали, что вы не придете...

Голос ее дрожал, а дыхание стало прерывистым. Зеленые глаза расширились. Губы приоткрылись. Гаррисон тут же вспомнил предостережение Джахара, а затем и поцелуй в коляске.

– Я опоздал? – не совсем естественным голосом спросил он. – Обычно меня, наоборот, упрекают в излишней пунктуальности. Я же считаю, что не могу позволить себе такой роскоши, как опоздания. Тем не менее сегодня некоторые обстоятельства заставили меня задержаться. Но вы очень бледны. Что-то случилось?

– Нет, ничего страшного. Просто я облила свое новое платье красным вином.

Гаррисон проследил за ее взглядом. На подоле платья Роксаны чуть ниже колен расползалось пятно. Не говоря ни слова, он достал из кармана чистый носовой платок и протянул Роксане. Она наклонилась и плотно прижала его к пятну. При этом декольте платья оказалось около губ Гаррисона. Не поддавшись соблазну, он отвернулся и спросил, глядя на стену:

– Все в порядке?

– Нет.

Гаррисон снова обернулся и посмотрел на Роксану. Она стояла, выпрямившись, едва доставая до плеча Колльера. Но для женщины этот рост был нормальным.

– Извините, мисс Шеффилд! – сказал Гаррисон.

– За что, капитан?

Колльер заметил, что ее ресницы были не очень длинными, но зато густыми и пушистыми. К тому же черными как смоль.

– За то, что испортил ваше новое платье.

– Вы его вовсе не испортили.

– Ну, расстроил вас. Так или иначе, я виноват.

От Роксаны веяло ароматом, похожим на запах лаванды. И Гаррисон невольно вспомнил Англию... Свой дом...

– Вы можете быть во многом виноватым, капитан Гаррисон, – усмехнулась Роксана. – Но только не в том, что испортили мое платье.

Она вернула Колльеру его носовой платок, запачканный красным вином.

– И не надо никаких извинений.

Роксана повернулась и, даже не взглянув на оторопевшего капитана, вернулась в гостиную. Колльер остался стоять на веранде. Прямо около его виска качалась завернутая в полотенце бутылка вина, которую подвесили к колонне, чтобы охладить на ветерке. Капитан протянул к ней руку и заставил вращаться подобно игрушечному волчку. В этот момент из гостиной вышел слуга. Он кивнул Гаррисону, отвязал бутылку и сказал:

10
{"b":"7181","o":1}