ЛитМир - Электронная Библиотека

– Нет, отец! Гаррисон принял решение еще задолго до того, как мы с ним познакомились.

– Но и дураку понятно, что он к тебе неравнодушен! Даже я это сразу увидел!

Роксана молчала.

– Если у этого парня серьезные намерения, чего я отнюдь не исключаю, – продолжал после короткой паузы Максвелл, – то, надеюсь, у вас обоих хватит терпения и здравомыслия выдержать достаточно долгий срок до заключения брака. Во всяком случае, мистер Уэверли не даст Гаррисону разрешения на женитьбу до окончания миссии капитана в Бенгалии, куда он сейчас направлен по службе. А когда она закончится, пока никто не знает. Если, конечно, Колльер не оставит службу. Но тогда – конец всей его военной карьере! Кстати, вы уже договорились о том, что поженитесь? На днях я получил телеграмму от Стентона, в которой...

– Да, договорились! – поспешно оборвала отца Роксана.

– Гм-м, – протянул Максвелл, бросив на дочь суровый взгляд.

«Скажи ему сейчас!» – убеждал Роксану внутренний голос. Но она промолчала.

– Роксана, – сокрушенно вздохнул полковник, – конечно, ты уже взрослая и сама вольна решать свою судьбу. Но когда настанет время, я дам тебе благословение. Хотя я ничего толком и не знаю о капитане Гаррисоне, но он кажется мне неплохим парнем. И я хорошо знаю свою дочь, а потому имею все основания доверять ее выбору.

Роксана, до этой минуты машинально вертевшая золотое кольцо на пальце, непроизвольно положила руку себе на живот.

– Спасибо, папа!..

Приближался конец месяца, и Роксане пришлось сказать Колльеру, что ее подозрения по поводу возможной беременности не подтвердились. Оба почувствовали разочарование. Но в то же время и он, и она отлично понимали, что время обзаводиться детьми для них еще не наступило. Слишком многие вопросы им еще было необходимо решить.

Кроме того, в стране явно назревали грозные события. Двадцать девятого марта в городе Мируте вспыхнул первый мятеж сипаев. Правда, он был быстро подавлен, а главный зачинщик по имени Мангал Панде после неудачной попытки самоубийства был схвачен и приговорен к смертной казни.

Известие об этом событии пришло в Дели вечером в понедельник, когда полковник Шеффилд с семейством и несколькими приглашенными офицерами, среди которых был и Колльер, сидели за ужином. Максвелл перекрестился и не совсем уверенно сказал:

– Слава Богу, это произошло не здесь. Впрочем, думаю, что иначе не могло и быть: мои люди преданно служат и никакого брожения среди них никогда не замечалось.

Женщины поспешили с ним согласиться, стараясь скрыть охватившее их нервное напряжение. Роксана откинулась на спинку стула и, тщательно подбирая слова, возразила:

– Ты разве не заметил, отец, что местные солдаты явно взволнованы? Даже если у них и нет четкого плана действий, кроме стремления противостоять попыткам подавления их религии, происходящие совсем близко отсюда тревожные события не могут не пробуждать в них опасных мыслей. И возможно, дело не ограничится только мыслями...

Максвелл, поднявший было стакан с виски, опустил его на стол и неодобрительно посмотрел на дочь:

– Я не думаю, что какая-то горстка сипаев настолько обеспокоена возможной угрозой своей вере, что может прибегнуть к насильственным действиям. Уж больно мрачной ты представляешь себе здешнюю ситуацию, Роксана!

– Тем не менее, – возразил сидевший рядом с ней Гаррисон, – нам следует постоянно следить за малейшими проявлениями бунтарства среди сипаев. И время от времени награждать взрослых индийцев шлепками, как нашаливших детей, чтобы научить их уму-разуму. Но если говорить серьезно, они с каждым днем все меньше и меньше нам верят, а потому и ведут себя соответственно. Во всяком случае, прежнего доброго отношения к нам я уже не ощущаю.

Роксане показалось, что не только отца, но и остальных сидевших за столом офицеров возмутили слова Гаррисона. Но полковник тут же разрядил обстановку, громко рассмеявшись и одобрительно кивнув головой Колльеру:

– Конечно, капитан Гаррисон, вы куда умнее всех нас, проживших здесь уже не один год!

Колльер шумно вздохнул, и Роксана испугалась, как бы он сгоряча не наговорил лишнего. Но капитан спокойно обвел взглядом сидевших за столом и доброжелательно улыбнулся полковнику.

И разговор за столом принял уже совсем другое направление, чему в немалой степени способствовала появившаяся на столе очередная партия коньяка и вина. То и другое пили в основном мужчины.

Посидев еще некоторое время, Гаррисон извинился и встал, сославшись на неотложные дела. Роксана тоже поднялась со стула, намереваясь проводить гостя до ворот. Разговоры тут же смолкли. В комнате наступила тишина. Гости только обменивались многозначительными взглядами...

В саду, под рассыпанными по небосводу мерцающими звездами, Роксана вновь ощутила прикосновение теплых, нежных губ Колльера. Он заключил ее в объятия. А она смотрела ему в глаза и с улыбкой слушала его нежный шепот:

– Если бы ты знала, как мне не хватало тебя все это время! И как я тебя люблю!

– Знаю! Но, Колльер, меня очень беспокоят события в Мируте. Из-за них возможны проблемы. Тебе могут сейчас не дать разрешения на брак.

– Роксана! Разве ты забыла, что мы уже женаты?! А значит, получили благословение церкви, которого не может отменить никакая светская власть. В том числе и военная. Даже если лорд Уэверли захочет вмешаться, у него ничего не получится. И не имеет никакого значения то, что наш брак пока тайный. Тайный – от людей, но не от Бога! Я же постараюсь остаться в армии. Во всяком случае, до тех пор, пока все эти мятежи не прекратятся.

– Понимаю, – кивнула Роксана.

– Очень хорошо, что понимаешь. И все-таки было бы гораздо безопаснее для тебя переждать здешнюю смуту в Англии.

– Я никуда не поеду, а останусь здесь, рядом с тобой!

– Роксана! – раздался из темноты голос полковника. Роксана замерла.

– Роксана! – повторил Максвелл. – Тебе лучше вернуться в дом!

– Иду, иду, отец!

Она повернулась к Колльеру и тихо сказала:

– Я хочу снова побыть с тобой вдвоем, чтобы нам никто не мешал!

– Когда?

– Как можно скорее!

– Где?

– Не знаю!

Роксана услышала за спиной тяжелую поступь полковника.

– Гаррисон! – позвал Максвелл, вглядываясь в темноту. – Вы еще здесь?

– Да, сэр.

– Не уходите. Мы решили немного поиграть в карты. Не хотите ли составить компанию? Роксана, извини, но Сэра проснулась и зовет тебя.

Опустив голову, чтобы отец не заметил яркого румянца на ее щеках и предательского блеска глаз, Роксана поспешила в дом...

Последний из гостей распрощался уже глубокой ночью. Роксана давно сидела перед туалетным столиком у себя в комнате и расчесывала большим гребнем свои густые волосы. Снизу донеслись голоса. Роксана прислушалась. Ей показалось, что она узнала голос Гаррисона. Заскрипели ступеньки. Кто-то поднимался по лестнице. Судя по тяжелой поступи, это мог быть только полковник. Действительно, дверь в комнату отворилась, и на пороге вырос Максвелл Шеффилд.

– Гаррисон ушел? – спросила у него Роксана.

– Нет, он еще здесь. Я сказал ему, что ты еще не легла, и попросил подождать на веранде. Обещал тотчас же прислать тебя.

Роксана вскочила со стула и резким движением головы отбросила прядь длинных волос на спину. Мельком взглянув в зеркало, она заметила, что отец внимательно за ней наблюдает.

– Я тебя скоро потеряю, Роксана? – грустно спросил он.

– Что ты имеешь в виду, отец?

– То, что могу очень скоро вновь лишиться дочери, которую только что нашел.

Роксана грустно улыбнулась, взяла отца за руку, повела за собой и только тогда, когда они пришли в комнату Максвелла, сказала:

– Нет, папа, ты не потеряешь меня. Даже если я буду жить где-то на другом конце планеты, мы всегда будем оставаться отцом и дочерью. Разве не так? Мы уже доказали это друг другу. А теперь тебе лучше лечь спать. Я же спущусь вниз и попрощаюсь с... с капитаном Гаррисоном.

Она посадила отца на край кровати, опустилась перед ним на колени и помогла снять сапоги. Максвелл положил ладонь на голову дочери.

49
{"b":"7181","o":1}