ЛитМир - Электронная Библиотека

Недалеко от городских ворот, где перед мостом через пересохший ручей образовалась пробка из повозок, телег и навьюченных всякой поклажей животных, коляска поневоле остановилась. Грум вскочил и начал через головы о чем-то громко переговариваться с другими возницами. Разговор шел на местном языке, и Роксана, естественно, ничего не понимала. Но вот грум покорно опустился на свою скамью и со вздохом сказал уже по-английски:

– Дальше не проехать...

– Вижу, – с досадой ответила Роксана. – Нам придется оставить здесь коляску и пойти пешком.

– Оставить коляску?! – испугался грум. – А если ее кто-нибудь украдет? Что я тогда скажу хозяину?!

Роксана с досадой посмотрела на него:

– Он ничего не скажет. Мы же ищем его родную дочь. При чем тут коляска?

Но грум категорически отказался бросить лошадь и повозку. Роксана, скрипнув зубами, без его помощи спрыгнула на землю и, перекинув через плечо сумку с пистолетами, направилась к мосту, не обращая внимания на отчаянные крики грума. Тяжелая сумка, за которую непрерывно кто-нибудь задевал, больно резала плечо. К тому же Роксану буквально душили страх перед толпой и растущее возмущение поступком Сэры. Но она упорно пробивалась вперед, не поддаваясь страху, стараясь сохранить спокойствие и не потерять ясность мыслей.

Уже в воротах Роксана заметила, что сторожившая обычно вход в город гвардия сипаев куда-то исчезла. На улицах творилось что-то немыслимое. Казалось, все кругом захватил фантастический людской водоворот. Большинство торговых лавок было разбито и разграблено. А те, которые еще оставались, подвергались штурму сбросивших военную форму сипаев. Роксана в ужасе смотрела на эту безумную вакханалию насилия и варварства. Местные полицейские, которых заметила Роксана, либо не могли ничего сделать, либо присоединились к бунтовщикам. Один солдат, одетый в красно-белую форму, держал над головой меч, лезвие которого пронзило куклу с фарфоровой головой, одетую в английский военный мундир. Перья и пух разлетались по всей улице.

«Сэра», – прошептала Роксана, с ужасом подумав, что могло произойти с несчастной девочкой, попади она сюда. Если только ей не удалось пробраться во дворец Ахмеда...

– Сюда! – раздался у самого уха Роксаны мужской шепот. Она быстро обернулась и увидела лавочника-индийца. Лицо его было знакомо Роксане. Но имени она не помнила.

– Сюда! – повторил он. – Иначе они убьют вас!

Роксана колебалась всего какое-то мгновение. Оглянувшись, она осторожно отступила в открывшуюся за ее спиной дверь, и та тут же захлопнулась за ней.

Кроме хозяина, в лавке находились его жена, мать и двое детей. Все они со страхом смотрели на неожиданную гостью.

– Мы собираемся покинуть город, пока еще есть одна свободная дорога, – сказал лавочник. – Я советую вам присоединиться к нам.

Роксана отрицательно покачала головой:

– Я... я не могу! Помните маленькую девочку, которую вы видели со мной?

Лавочник нахмурился, стараясь припомнить. Но в следующее мгновение лицо его прояснилось и он утвердительно кивнул:

– Да, я помню! Она была с маленькой собачкой.

– Вы ее видели сегодня?

– Нет. А что, она убежала от вас? Честное слово, не очень подходящее время для подобных игр!

Закрыв глаза, Роксана утвердительно кивнула:

– Да. И единственное, на что я сейчас надеюсь, так это на то, что она добралась до дворца.

– Нет! – в один голос воскликнули лавочник и его жена.

– Почему? – удивленно спросила Роксана.

– Потому что именно дворец оказался сейчас в центре всех этих ужасных событий. Сегодня на рассвете около двух тысяч конных мятежников, прискакавших из Мирута, ворвались в город и, окружив дворец, потребовали от падишаха обещанного им ранее благословения. Падишах вышел на ступени и, торжественно положив руку на голову каждого из стоявших в первом ряду бунтовщиков, тем самым как бы благословил не только их, но и всех остальных. После чего мятежники из Мирута смешались с местными, которых тоже оказалось немало, и начался повальный разбой и грабеж. Капитан Дуглас, возглавлявший отряд гвардейцев – вы, вероятно, его знали, – был тут же убит. Преподобного Дженнинга, его дочь и ее друга застрелили прямо на центральной площади. А вообще в Дели уже убили стольких европейцев, что даже трудно сосчитать. И похоже, это лишь начало! Если только англичане не предпримут самых жестоких и решительных мер. Но для этого их должно быть в Дели значительно больше, чем сейчас.

Роксана растерянно посмотрела на лавочника и его семейство, не зная, что делать.

– Значит, вы не поедете с нами? – спросил лавочник.

– Нет, я не могу! А вам бы я посоветовала попытаться как-то добраться до моего отца, полковника Шеффилда, и рассказать ему обо всем, что здесь происходит. Все-таки в его распоряжении имеется большой отряд преданных солдат и офицеров. Может быть, этого окажется достаточным для усмирения бунтовщиков.

Роксана поднялась и вышла на улицу. Прокравшись вдоль стены за угол лавки, она остановилась, чтобы перевести дыхание и немного успокоиться.

За углом начиналась длинная тенистая аллея. Роксана осторожно, мелкими перебежками от дерева к дереву и от куста к кусту, стала пробираться по ней, еще толком не зная, куда она выведет. Губы ее шептали молитву:

«Боже всемилостивый! Направь меня, подскажи мне правильный шаг! Если Сэра сейчас в городе, то сделай так, чтобы я нашла ее и вернула домой. Никто, кроме меня, помочь ей не может! Но пусть все это произойдет как можно скорее. Времени совсем не осталось!»

Лавочник сказал, что мятежники пришли из Мирута. Это может означать только одно: там произошло восстание. Но где сейчас Колльер?

Роксана снова начала молиться. На этот раз – за Гаррисона. Чтобы он не беспокоился о ней, а думал только о том, как бы уберечь себя. Чтобы был осторожным и благоразумным. А о себе она сможет позаботиться сама. Разве не так было всегда? Да и Колльер постоянно твердил ей, что надо полагаться на свои силы. Именно так она и поступит! А сейчас надо поскорее найти Сэру! Роксана не допускала даже мысли о том, что это ей не удастся! Потом надо будет где-нибудь спрятаться, дождаться ночи и под покровом тьмы вернуться вместе с ней домой. Там они будут в безопасности. В этом Роксана не сомневалась...

Роксана остановилась в тени дерева, вынула из сумки второй заряженный пистолет и сняла его с предохранителя. Подобная предосторожность не была лишней. Всего полчаса назад ей пришлось разрядить первый пистолет в спину оказавшегося перед ней огромного сипая, вытащившего из кустов прятавшуюся там белую женщину и уже занесшего свой острый кинжал. Но это не спасло несчастную, которую тут же поразил кинжал другого бунтовщика, оказавшегося поблизости. Царивший кругом хаос не позволил мятежникам определить, откуда был произведен выстрел, убивший их товарища. Это уберегло Роксану от немедленной и страшной расправы. Все, творившееся на улицах города, нельзя было назвать даже зверством, поскольку звери в отличие от людей никогда бессмысленно не убивают друг друга.

Сразив наповал сипая, пытавшегося зарезать ни в чем не повинную женщину, Роксана бросилась в ближайший переулок и упала на колени у глиняной стены какого-то дома, не в силах сдержать подступившую рвоту...

...Придя в себя, она пошла дальше мимо церкви Святого Иакова, где так недавно венчалась с Гаррисоном. Колокола церкви беспристрастно звонили, и Роксана никак не могла понять, по какому поводу.

И вдруг звон сменился страшным грохотом. Кто-то подрезал веревки, на которых висели колокола, и те рухнули на землю совсем близко от дерева, в тени которого скрывалась Роксана.

Все кругом утонуло в облаке густой коричневой пыли. Роксана вскрикнула от страха и прижалась к дереву. Однако, дождавшись, когда пыль осядет, она все же нашла в себе силы пойти дальше. В голове была одна мысль: надо поскорее добраться до дворца. Хотя могло случиться и так, что проникнуть в него окажется невозможным. О том, как поступить в этом, вполне вероятном, случае, Роксана пока не думала.

54
{"b":"7181","o":1}