ЛитМир - Электронная Библиотека

Продолжая перебегать от одного укрытия к другому, она очутилась около перевернутой повозки, за которой можно было надежно спрятаться и чуть передохнуть. Видимо, на ней перевозили фрукты, потому что вокруг были разбросаны бананы, авокадо, ананасы, апельсины, дыни – одним словом, все, что обычно заполняет прилавки любого восточного базара. Роксана подобрала один апельсин, вытерла его о свою порванную юбку и, наспех очистив, принялась есть. Потом, решив, что Сэра, наверное, тоже проголодалась, собрала немного фруктов и положила в сумку.

Конский топот, донесшийся из ближайшего переулка, заставил Роксану вновь спрятаться. В следующий момент на перекресток вылетел солдат на лошади... Затем второй... Третий... Еще... Еще... Каждый был одет в красно-белый мундир, с шашкой наголо и винтовкой за спиной... Скакали они строем, один за другим, что давало Роксане возможность внимательно рассмотреть их.

Поначалу она обрадовалась, подумав, что это отряд сипаев, оставшихся верными англичанам и прибывших для усмирения взбунтовавшихся соотечественников. Но в следующую секунду из-за угла появился еще один всадник, волочивший за собой на веревке привязанное к седлу мертвое тело, а вернее – то, что от него осталось. Роксана успела рассмотреть лишь офицерские погоны на плечах...

Прильнув к стене и затаив дыхание, она наблюдала эту картину. Солдат же соскочил с коня и отвязал мертвеца. Потом повернулся и что было сил ударил животное хлыстом. Конь, всхрапнув, отскочил. Роксана взглянула на коня и...

...Да, она не могла не узнать его! Не узнать эту густую, роскошную гриву... Это расшитое шелком седло с начищенными до блеска стременами... Адейн! Ошибиться было невозможно!

Сердце Роксаны замерло, внутри все похолодело. Не помня себя, она выскочила из укрытия и бросилась к сипаю, который продолжал со злобой избивать хлыстом благородное животное.

– Ты негодяй и мерзавец! – крикнула она мятежнику. – И сейчас умрешь!

С этими словами Роксана направила на мятежника заряженный пистолет. Она не знала, слышал ли сипай ее слова и понял ли их. Во всяком случае, схватившись за шашку, он тут же опустил ее, видимо, поняв, что пуля сразит его быстрее, чем он сумеет размахнуться. Он отступил на два шага, повернулся и бросился бежать со всех ног вдоль аллеи в сторону, где скрылись его единомышленники.

Роксана продолжала стоять, направив дуло пистолета вслед убегавшему мятежнику. Но не стреляла. Она не хотела еще одного убийства. Да, с полчаса назад от ее руки умер один из бунтовщиков. Но тогда у нее не было другого выхода. Она пыталась спасти ни в чем не повинную женщину. Сейчас убийство стало бы бессмысленной жестокостью. Роксана не могла себе такого позволить. И опустила оружие...

Прошло несколько минут. Она понемногу успокоилась, перестав думать о сипае. И о том, что совсем недавно своей рукой убила незнакомого ей человека. О том, что ей самой грозила смерть, если бы ускакавший отряд мятежников надумал вернуться. Но одновременно Роксану охватило острое чувство одиночества и внутренней опустошенности.

Снова подойдя к опрокинутой повозке, Роксана посмотрела в сторону умчавшегося отряда. Аллея была пуста. Это означало, что теперь можно идти дальше и постараться добраться до дворца. Она осторожно вышла на середину дороги и оглянулась. В нескольких шагах от нее стоял ослепительно белый Адейн и бил копытом по булыжной мостовой.

Роксана подошла к коню, стала гладить его по роскошной гриве, нашептывая ласковые слова. Вспомнив, что у нее в сумке лежат фрукты, она вынула банан и, поднеся его к мягким губам коня, улыбнулась:

– Адейн, это тебе!

Конь, услышав свое имя, пошевелил ушами и потянулся за бананом. Роксана замерла, боясь встревожить животное резким движением. Адейн осторожно забрал банан и довольно фыркнул. Роксана потрепала коня по шее и, просунув ногу в стремя, по-мужски вскочила в седло. Адейн, почувствовав хотя и непривычную, но все же уверенную руку, сразу успокоился.

Они были недалеко от дворца падишаха. Добраться до него было делом нескольких минут. Но нельзя было попадаться на глаза мятежникам. А роскошный внешний вид коня мог сослужить Роксане недобрую службу. И только его быстрый бег позволял надеяться на выигрыш во времени при возможном состязании с недавно проехавшими по аллее мятежниками, которые скорее всего направлялись туда же.

Во дворце Роксана надеялась дать отдохнуть Адейну, которому предстояло потом нести на себе уже двух всадниц – Роксану и Сэру.

Несомненно, план был очень опасен. Но ничего другого Роксана придумать не могла...

Глава 19

Солнце стояло в зените, обливая яростными лучами фигуру командира отряда драгун, впереди всех скакавшего на быстроногой австралийской кобыле к вершине холма, возвышающегося прямо перед мостом. Именно через этот мост переправлялись мятежники, намеревавшиеся захватить Дели.

Шум, доносившийся из города, и без того многочисленное население которого пополнилось в эти часы тысячами мятежников и уголовников, говорил о том, что в столице царит полный хаос. Густой дым поднимался из центра города, заволакивая бледное небо.

В военном лагере тоже царил беспорядок. Повозки с оружием на большой скорости проносились по разбитой дороге. Солдаты большими группами бежали из лагеря в сторону городских ворот. Колльер, скакавший по той же дороге, видел не только их, но и многочисленные тела в военной форме, распластанные на всем пути от лагеря до города. И нельзя было определить, живы эти люди или уже мертвы. Ближе к городу дорога была заполнена толпами женщин и детей, повозками со скарбом, запряженными пони. Вся эта масса, поднимая пыль, сплошным потоком текла в сторону старинной башни, над которой еще развевался государственный флаг Британской колониальной империи.

Гаррисон успел перевязать полученную рану, но боль была достаточно сильной. Пот катился по его лицу, капая на пыльную военную форму. Глаза щипало. Из прикушенного от удара в челюсть языка сочилась кровь, вкус которой заставлял Гаррисона постоянно сплевывать окрашенную в красный цвет слюну, которой уже было испачкано все его левое плечо.

Спустя какое-то время он нагнал запряженную пони тележку, в которой сидели Гарриет, один из подчиненных ему офицеров, и его жена, знакомая с Роксаной.

– Капитан Гаррисон! – воскликнул Гарриет. Колльер провел ладонью по спутавшимся волосам и только теперь обнаружил, что потерял фуражку.

– Неужели вся эта толпа направляется в крепость? – спросил он.

– Да. Был получен приказ всем мирным жителям укрыться за крепостными стенами, – ответила жена Гарриета. – Мой муж тоже считает, что там мы будем чувствовать себя в сравнительной безопасности. Я не стала с ним спорить.

И она грустно улыбнулась Гаррисону. Он бросил взгляд на длинную вереницу повозок, в которых сидели полуодетые люди, видимо, вытащенные прямо из постелей. Некоторые лица были ему знакомы.

– А Роксана... то есть миссис... мисс Шеффилд тоже едет туда? – каким-то чужим голосом спросил Колльер.

Миссис Гарриет подняла на него удивленный взгляд:

– Не знаю... Я, во всяком случае, ее... не видела!

Попрощавшись с четой Гарриет, Колльер тронул поводья и поехал вперед, внимательно всматриваясь в лица людей, сидевших в повозках и бредущих пешком. Несколько раз он спрашивал, не видел ли кто-нибудь девушку лет двадцати с зелеными глазами? Но не получил ни от кого обнадеживающего ответа. Почувствовав, что в горле у него совсем пересохло, Гаррисон вытащил из бокового кармана флягу и отпил глоток виски... Потом – второй... Вскоре фляга опустела. Гаррисон с сожалением посмотрел на нее. Этот взгляд поймал человек из ехавшей рядом повозки. Он потянулся к корзинке с продуктами, вытащил оттуда свою фляжку и протянул ее Гаррисону. Тот не нашел в себе сил отказаться... Отпив еще несколько глотков, он поблагодарил своего благодетеля, а заодно спросил, не видел ли тот девушки с зелеными глазами. Получив очередной отрицательный ответ, Гаррисон тяжко вздохнул и тронул коня...

55
{"b":"7181","o":1}