ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Джуд Уотсон

Star Wars: Ученик Джедая VII. Захваченный Храм

Перемены в Храме Джедаев поразили Оби-Вана Кеноби еще до того, как он шагнул внутрь. Храм обычно был местом медитации и обучения, мертвая тишина в нем часто прерывалась звуком негромкого смеха из-за закрытых дверей, взволнованными голосами маленьких детей или тихим шумом плещущихся фонтанов.

Но сейчас спокойствие ушло, подумал Оби-Ван. Тишина была зловеща. Это была не тишина от занятых людей, расхаживающих туда сюда. Это было настороженное молчание в осажденном святилище.

Оби-Ван стоял с его бывшим Учителем, Куай-Гон Джинном, у закрытой двери в комнату Совета Джедаев. В любой момент их могут пригласить внутрь. Они были возвращены назад в Храм по самой удивительный причине, какая могла быть - покушение на жизнь Мастера Джедая Йоды.

Оби-Ван бросил взгляд на Куай-Гона. Постороннему человеку показалось бы, что Куай-Гон сохранял свое обычное спокойствие. Но Оби-Ван знал лучше. Он мог чувствовать отчетливое душевное страдание, которое находилось под контролем.

Храм находился на высоком уровне безопасности. Как всегда, он был целиком закрыт посторонним людям. Но сейчас даже Рыцарям Джедаям было приказано не приходить в Храм, пока не будет дальнейших указаний. Все прибывшие и отъезжающие находились под наблюдением, и ни кому не разрешалось уезжать за исключением самых экстренных миссий. Несмотря на то, что большинство Джедаев знало Куай-Гона с виду, он и Оби-Ван должны были подвергнуться сканированию сетчатки глаза, перед тем как войти в Храм из уровня космопорта.

Палец Куай-Гона постукивал по рукояти светового меча, а затем остановился. Его лицо было спокойно, но Оби-Ван знал, что Куай-Гон обращался к Силе, чтобы остаться невозмутимым.

Оби-Ван старался держать под контролем свои раздумья. Его терзали вопросы и догадки, но он не рисковал прервать молчание. Отношения между ним и его бывшим Учителем были натянутыми с тех пор, как Оби-Ван решил, что не может больше быть Падаваном. Он отрекся от пути Джедая, чтобы помочь младшему поколению Мелиды-Даан принести мир своей планете. Оби-Ван осознавал сейчас, какую ошибку он сделал. Он был Джедаем до мозга костей. Все чего он хотел - быть принятым назад в орден и снова стать Падаваном Куай-Гона.

Куай-Гон сказал Оби-Вану, что простил его за то, что он отрекся от Джедаев. Но если Куай-Гон действительно простил его в своем сердце, почему было такое затруднительное молчание между ними? Куай-Гон был неразговорчивым человеком, поэтому Оби-Вану приходилось рассчитывать на уважение и теплое отношение, которое проявлялись в глазах его бывшего Учителя, так же как и редко случающиеся вспышки смеха.

Оби-Ван знал, что когда он будет приглашен внутрь комнаты Совета, его собственная судьба должна будет решиться. Его сердце сжалось от мысли, что возможно Совет уже проголосовал за то, чтобы принять его обратно. Он говорил Йоде, что глубоко сожалеет за свое решение. Он надеялся, что Йода вступится за него.

Оби-Ван дотронулся рукой до лба. Возрастающее беспокойство заставило его вспотеть. Или в Храме было теплее, чем обычно?

Он, было, собирался спросить об этом Куай-Гона, как дверь в комнату Совета со свистом открылась. Оби-Ван шагнул в комнату вслед за Куай-Гоном. Двенадцать членов совета окружили комнату в форме полукруга. Серый свет наполнял комнату через большие окна, в которых виднелись белые башни и вышки Корусканта. Снаружи легкие облака выглядели как тонкие металлические пластины. Редкие вспышки серебряного света, крылья космолетов, закрывающие лучи солнца - и облака моментально объединялись.

Оби-Ван был в комнате Совета всего пару раз. Он всегда трепетал перед могуществом Силы в этом месте. Когда так много Мастеров Джедаев находятся в одном месте, воздух кажется наэлектризованным.

Сразу же его глаза начали искать Йоду. Ему стало легче, когда он увидел Мастера Джедая на своем обычном месте, спокойным и здоровым. Пристальный взгляд Йоды прошел через него нейтрально, затем взгляд сфокусировался на Куай-Гоне. Оби-Ван почувствовал беспокойство. Он хотел, чтобы взгляд Йоды был более обнадеживающим. Куай-Гон занял свое место в центре комнаты, и Оби-Ван присоединился к нему.

Старейший член Совета, Мэйс Винду, не терял времени на предварительные замечания. "Мы благодарим тебя за твой приход, - сказал он в своей величественной манере. Его брови соединились вместе озабоченно. - Честно сказать, это событие потрясло нас. Мастер Йода встал, по своей традиции, до рассвета для медитации. Он пошел в Комнату Тысячи Фонтанов, снова по своей традиции. Прежде чем зайти на пешеходный мост он почувствовал волнения на темной стороне Силы. Он находился в нерешительности, прислушиваясь к Силе, и через мгновение устройство, расположенное под мостом, взорвалось. Его цель была убить Йоду. К счастью он не дал себя одурачить так легко".

Мэйс Винду замолчал. Казалось, что каждый в комнате Совета содрогнулся в этот момент. Так много зависело от мудрости Йоды.

"Мэйс Винду, здесь с тобой сейчас есть я, - тихо сказал Йода. - Жить тем, что могло случиться, мы не должны. Сосредоточиться на решении мы должны".

Мэйс Винду кивнул: "Магистр Йода увидел мелькнувший халат для медитаций, как будто кто-то спешил уйти. Эта особа нырнула под водопадом, а затем исчезла во вспенившейся воде".

"Прочно на темной стороне он был", - Йода сказал, кивая.

"Мы знаем, что Брук Чан не покидал Храм с тех пор, как вы обнаружили, что он был виновен в кражах, - сказал Мэйс Винду Куай-Гону. - Мы до сих пор не знаем, с кем он заключил союз. Мы только знаем, что это был незваный гость в Храме".

"Кто-нибудь замечал эту особу снова?" - спросил Куай-Гон.

"Нет, - сказал Мэйс Винду. Он потянулся за распечаткой данных, которая лежала на ручке его кресла. - Но как раз этим утром, ученик нашел это. Ее оставили снаружи зала для медитаций".

Куай-Гон взял распечатку из протянутой руки Мэйса Винду. Прочел ее, а затем дал Оби-Вану.

ОБДУМАЙТЕ ЭТО, МАСТЕРА: В СЛЕДУЮЩИЙ РАЗ Я НЕ ПОТЕРПЛЮ НЕУДАЧУ.

Мэйс Винду положил свои руки на ручки кресла: "Конечно, это цель для размышлений и обсуждений. Мы чувствуем, что работает темная сторона. Не только из-за этого, но и потому, что посягатель решил повредить нашу центральную энергетическую конструкцию. Вы могли заметить теплый воздух. Мы столкнулись с серьезными проблемами в устройстве охлаждения воздуха. Каждый раз, когда Мироу Дэрун исправляет что-то в техническом центре, появляются другие неисправности. Также есть определенные проблемы с освещением и системой связи в одном из крыльев Храма. Мироу очень усердно работает для того, чтобы все продолжало функционировать".

Оби-Ван был озадачен. Мэйс Винду не взглянул на него ни разу в течение инструктажа. Почему он был здесь? Он не был формально Джедаем, пока совет не одобрит предложение взять его назад. И он, естественно, не был больше Падаваном Куай-Гона.

В этот момент лицо каждого члена Совета Джедаев повернулось к нему. Напряженный взгляд Мэйса Винду изучал его лицо. Оби-Ван старался вспомнить свои тренировки Джедаев по хладнокровию. Было не легко, когда все двенадцать Магистров Джедаев уставились на него. Но проникающий взгляд Мэйса Винду был самым безжалостным. Его темные глаза могли заставить чувствовать, что он заглядывает в самые далекие части твоего сознания, он разыскивал такие скрытые чувства в тебе, о которых ты даже и догадываться не мог.

"Оби-Ван, мы надеемся, что ты можешь знать на что способен Брук Чан и что еще он сможет сделать", - сказал тяжело Мэйс Винду.

"Я не был его другом", - удивленно сказал Оби-Ван.

"Ты был его соперником, - сказал Мэйс Винду. - Это может быть более ценно для нас".

Оби-Ван находился в затруднении: "Но я не знал Брука хорошо. Да, я знал, как он двигается во время дуэлей на световых мечах. Но я не знаю, что у него на уме и в сердце".

1
{"b":"71812","o":1}