ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

"Я так беспокоилась, - говорила им Бент. - Я не хотела покидать вас, но у меня не было светового меча, и…"

"Ты правильно сделала, Бент, - вежливо прервал Куай-Гон. - Когда интуиция так хороша как у тебя, не стоит переспрашивать ее".

Все больше и больше Оби-Ван задавался вопросом: "Уж ни Бент ли будет следующим Падаваном Куай-Гона?" Безусловно, казалось, что Куай-Гон выделяет ее из числа других.

Куай-Гон повернулся к нему: "Ты отлично сражался, Оби-Ван".

Обычно Оби-Ван чувствовал огромное чувство удовольствия, когда Куай-Гон хвалил его. Но сейчас он только задался вопросом: "Был ли Куай-Гон доброжелательным только оттого, что готовит меня к тому дню, когда оставит меня?"

Куай-Гон послал Бент назад, чтобы она коротко изложила Талле о том, что случилось. Оби-Ван зашагал к краю платформы, откуда Ксанатос бросился в бурлящий поток. Он вспомнил, как почувствовал глубокое чувство тревоги, когда Ксанатос появился из воды, его черные очертания содержали в себе чудовищное зло…

На нем был надет водонепроницаемый ранец, внезапно вспомнил Оби-Ван. Почему?

Что если это был никакой не несчастный случай, который случился с Ксанатосом на платформе?

Что если он пришел убрать улики, доказывающие, что он был здесь?

Что если он был предупрежден? Он, конечно, мог бы остаться с Джедаями до сих пор. Это было не спроста.

"Я думаю, что в Храме есть шпион, - медленно сказал Оби-Ван, поворачиваясь к Куай-Гону. - У Ксанатоса есть кто-то здесь, кто предупреждает его о наших действиях. По какой другой причине у него был за спиной ранец?"

"По многим причинам, я предполагаю", - сказал Куай-Гон.

"Но вспомните, он сказал, что Вы должны были положиться на детей, которые сказали, что он пользуется тоннелями. Как он узнал, что Бент сказала Вам?"

Куай-Гон сдвинул брови: "Я не уверен в этом, Оби-Ван. Только Бент и Талла знали, что мы обследуем водные тоннели. Они обе вне подозрений. Бент никогда бы не сделала того, что может поставить под угрозу безопасность Храма".

Ужаленный тем, что Куай-Гон так быстро начал защищать Бент, Оби-Ван выпалил: "А что Вы скажете о Талле? Вы доверяете ей также сильно?"

"Я доверяю ей собственную жизнь", коротко ответил Куай-Гон.

"Но Вы не видели ее несколько лет, - обращал внимание Оби-Ван. - Что если Ксанатос каким-нибудь способом сумел до нее добраться?"

"Нет, Оби-Ван, - кратко сказал Куай-Гон. - Ты ошибаешься. Я сталкивался с предательством. Я знаю, как оно выглядит". Он жестко посмотрел на Оби-Вана и отвернулся.

Оби-Ван почувствовал колкую боль. Он знал, что Куай-Гон говорит о нем.

В тот момент, когда эти слова вылетели изо рта Куай-Гона, он сожалел о том, что сказал. Его жесткость была больше вызвана чувством разочарования оттого, что Ксанатос сбежал, нежели чем от слов Оби-Вана. Да, мальчик потерял его доверие. И не было нужды ежеминутно напоминать ему об этом. Это было поведение недостойное для Джедая.

Это был его собственный недостаток, и Куай-Гон тяжело осознавал это. Он был единственным, кто не смог собраться с силами, чтобы доверять снова. Это была не из-за оплошности Оби-Вана. Это было из-за сочетания биографии Куай-Гона и его характера. Хотя, он чувствовал близость с некоторыми людьми, но все равно не спешил доверять им. Однажды он отдал свое доверие, очень прочное доверие. Когда оно пошатнулось, он был в затруднении, он не знал, как снова возродить это чувство.

Это его проблема. Не Оби-Вана.

Он должен был рассказать об этом мальчику. Связь между Учителем и Падаваном должна была существовать на их общем доверии, и он не знал, способен ли он на это, даже если Оби-Ван был способен. По отношению к Оби-Вану было б не справедливо взять его назад по нескольким обстоятельствам. Возможно, для Оби-Вана было бы лучше найти нового Учителя.

"Я поговорю с ним. Когда я буду точно знать, что ему следует сказать".

Неожиданно, освещение в тоннеле потускнело. Оби-Ван и Куай-Гон обменялись взволнованными взглядами. Через мгновение зажужжал комлинк Куай-Гона. Из него послышался оживленный голос Таллы: "У нас здесь произошло несколько происшествий".

"Я заметил. Мы были как раз в этом месте". Куай-Гон повернулся к Оби-Вану. Он заговорил мягко, чтобы скомпенсировать грубость своих слов. "Я не думаю что Талла в заговоре с Ксанатосом, - сказал он. - Но ты был прав про шпиона. Об этом надо помнить".

Оби-Ван кивнул. Мальчик сохранил молчание, и они поспешно зашагали прямиком к жилищу Таллы.

Талла сидела за столом, на ее коленях лежала груда листов с данными. "Я только что разговаривала с Мироу, - сказала она им. - Он пробовал починить систему циркуляции воздуха в крыле со старшими учениками. Когда он принял необходимые меры, то всё освещение в Храме переключилось на половину мощности. Кроме того, сломался охлаждающий блок в столовой. Он сейчас работает над ним".

"Свет выключился на каждом этаже?" - спросил Куай-Гон.

Талла кивнула. Скрытная улыбка проскользнула на ее лице: "Теперь мы почти равны, Куай-Гон. Мы вдвоем должны работать в темноте".

"Нет, не равны, - Куай-Гон сказал с улыбкой, которая отразилась на его голосе. - Ты все еще мудрее меня".

Талла улыбнулась: "То о чем мы сейчас говорим, это не совсем то, что я хотела тебе сказать. Я кое-что разузнала про Дальние Миры. Вот, я распечатала для тебя". Талла протянула Куай-Гону листы с информацией.

Куай-Гон посмотрел на листы. На них находились столбцы чисел и имен компаний.

"Тебе придется разъяснить мне это. Ты же знаешь, что я не очень хорошо понимаю финансовую систему Галактики".

"Дальние Миры не исчезают так, как появляются, - сказала Талла, стукнув пальцем по столу. - Напрасные действия горнодобывающей промышленности на не богатых залежами руд планетах поглотили ресурсы компании. Но Ксанатос не смог признать поражения и только продолжал вкладывать деньги в дело. Ходят слухи, что тайно разорилось и казначейство на его родной планете Телос".

Куай-Гон всматривался тупым взглядом в числа, но так ничего и не понял в них. Данные, на распечатках Таллы, были не так важны. Если Ксанатос был близок к банкротству, то, возможно, мотив покушения на Храм - получить деньги и вдобавок отомстить.

Всегда двойной мотив…

"Вертекс", - тихо сказал он.

"Конечно", - вздохнула Талла.

Оби-Ван смотрел на них непонимающе.

Куай-Гон задумался на мгновение. Йода рассказал ему секрет. Но если Оби-Ван помогает им, то тоже должен его знать. Он рассказал Оби-Вану про соглашение Джедаев о кратковременной охране вертекса.

"Мы решили, что главный мотив - месть, - сказал Куай-Гон. - Но Ксанатос мыслит более обширно. Зачем ему надо было подвергать себя такому риску только из-за чувства удовлетворения? Но разрушить Храм и уйти с богатством - было бы для него намного лучше".

"Сокровищница находится на пол уровня ниже комнаты Совета, - сказала Талла. - Не странно ли что крылья выходили из строя одно за другим? Теперь все перешли в главное здание. Это не может быть случайностью".

"Ксанатос что-то задумал, - размышлял Куай-Гон. - Он хочет собрать нас всех вместе, чтобы потом было легче уничтожить. Но каким образом?"

С шипением открылась дверь, и в комнату вошла Ту-Джей, держа поднос. "Я принесла ваш обед, Сэр Талла", - заявила она.

"Я не голодна".

"Но это белковый кекс, фрукты и…"

"Просто поставь", - приказала рассеянно Талла, ее ум все еще был занят Ксанатосом.

Ту-Джей поставила поднос и начала приводить в порядок стол Таллы.

"Что бы он не планировал, оно должно скоро случиться", - сказала Талла.

Ту-Джей перемещала стопки бумаг с одного края стола на другой.

Куай-Гон стоял на месте: "Талла, Ту-Джей может привести Бент? Мы должны с ней поговорить".

Талла повернулась к Куай-Гону, на ее лице было удивление: "Бент?"

Куай-Гон говорил в многозначительном тоне: "Я потом объясню, когда она придет".

"Ту-Джей, приведи, пожалуйста, Бент из ее временной комнаты", - приказала Талла.

10
{"b":"71812","o":1}