ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Когда она поняла, кто ее зовет, ее дружелюбность охладела. Оби-Ван удивился почему. Они никогда не были друзьями, но и врагами тоже не были. Сири была на два года младше Оби-Вана, но из-за своих выдающихся способностей она попала в один класс с Оби-Ваном и Бруком по владению световым мечом. Она была достойным противником. Оби-Ван всегда принимал во внимание ее спортивное телосложение и сконцентрированный взгляд. В отличие от других учеников, она никогда не отвлекалась на различные эмоции в течение боя, такие как злость или страх, и она никогда не участвовала в мелких, второстепенных, соревнованиях. Про себя, Оби-Ван всегда думал, что она слишком уж сосредоточена. Казалось, что она никогда не расслаблялась и не участвовала в шутках и весельях, которыми забавлялись другие ученики в свободное время.

"Оби-Ван Кеноби, - равнодушно сказала Сири. - Я слышала, что ты вернулся". Она укусила фрукт.

"Сири, ты была другом Брука, - быстро сказал Оби-Ван. - Ты замечала у него какие-нибудь вспышки гнева или возмущения за последние месяцы? Или что-нибудь необычное?"

Сири жевала, смотря на него, но ничего не отвечала.

Оби-Вану стало неловко. Он слишком поздно понял, что в те дни быть другом Брука, мягко говоря, в Храме выгодно не было. У него вырвался этот необдуманный вопрос из-за того, что он очень жаждал ответов и помнил о том, что у него мало времени. Он предположил, что вопросы надо формулировать более дипломатично.

Пока он обдумывал как бы лучше начать, Сири проглотила свою еду. Она вращала фрукт муджу, ища место, где было бы лучше укусить.

"А тебе какое дело?" - спросила она.

Ее грубость поразила Оби-Вана, но он старался не отвечать резко: "Я хочу помочь Куай-Гону найти Брука и этого незваного гостя…" - начал он снисходительно.

"Подожди-ка, - прервала его Сири. - Я думала, Куай-Гон Джинн бросил тебя. А ты бросил Джедаев."

Раздражение наполнило Оби-Вана. "Я не 'бросил' Джедаев, - раздражительно сказал он. - Так же как и Куай-Гон, мы…" Оби-Ван замолчал. Он не должен был оправдываться перед Сири! Она стояла здесь, жевала свой фрукт и смотрела на него, так как будто он был лабораторный эксперимент. "Ты не должна слушать сплетни", - сказал он ей.

"Так почему ты хочешь, чтобы я распространяла сплетни про Брука?" - Сири выпалила в обратную достаточно холодно. Она снова укусила муджу.

Разозленный, Оби-Ван вздохнул. Опрос шел совсем не так как он предполагал. "Храм под осадой, - сказал он, пытаясь сохранить голос спокойным. - Я думаю, ты хочешь помочь".

Сири вспыхнула: "Я не обязана тебе помогать, Оби-Ван. Ты даже не Джедай. И к твоему сведению, я не была подругой Брука. Он просто все время ходил рядом, пытаясь скопировать мои движения во время поединков на световых мечах. Он знал, что я всегда сражалась на мечах лучше, чем он. Чем все остальные в классе. Я всегда считала его скучным. Он всегда пытался произвести на меня впечатление. Вот что значит эта 'воображаемая' дружба, устраивает?"

"Устраивает, - сказал Оби-Ван. - Но если ты о чем-то думаешь…"

"И другой факт, - прервала его Сири, ее глаза стрельнули в него. - Я беспокоюсь за Храм. Ты единственный кто покинул ряды Джедаев. Когда ты это сделал, ты подверг сомнению взгляды Падаванов, настоящих и будущих. Ты поставил вопрос перед всеми Рыцарями Джедаями, действительно ли мы так преданы делу, как должны. Ты ничуть не лучше Брука!"

Слова Сири словно дали ему пощечину. Его лицо покраснело. Так значит вот что чувствуют другие ученики? Что он их предал?

Оби-Ван не осознавал до этого момента, что его действия подвергли сомнению приверженность всех Падаванов. Будь он на ее месте, стал бы он помогать тому, кто сделал то же, что и он?

С каждой новой беседой в Храме, Оби-Ван приобретал все большую картину последствий своего решения остаться на Мелиде-Даан. Сейчас он понял, что его поступок оставил более обширные последствия, чем он думал раньше.

Решения каждый принимает сам. Пока что запомнить ты должен, что ты принимаешь его также для тех безмолвных, кто стоит за твоим плечом.

Как много раз он слышал это из уст Йоды? Но сейчас он так ясно понял смысл этого изречения, что оно рассмешило его своей простотой. Он полностью понял, что подразумевал Йода. Но ему следовала понять это раньше.

Казалось, что Сири пожалела, что сказала это. Ее щеки горели также как и Оби-Вана.

"Если тебе в голову придет полезная мысль, которая сможет помочь, пожалуйста, встреться с Куай-Гоном", - сухо сказал Оби-Ван.

"Я это сделаю, - прошептала Сири. - Оби-Ван…"

Но он не мог слышать сожаления или извинения. Он знал, что Сири высказала все, что было у нее на сердце.

"Я должен идти", - прервал ее Оби-Ван, и поспешно ушел.

Куай-Гон стоял в техотделе рядом с Мироу Дэруном. Вокруг них находился огромный голубой экран, который тянулся вдоль стены этой круглой комнаты. На экране вспыхивали и гасли диаграммы каждого тоннеля, служебных проходов, переходных мостов, трубопроводов которые находились в Храме.

Сначала, для Куай-Гона эти схематические эскизы походили на лабиринт. Но с помощью Мироу Дэруна он вскоре начал понимать логику этих диаграмм.

Но логика не могла помочь найти злоумышленника. На экране находилось множество тоннелей с достаточной высотой, чтобы Брук мог идти не сгибаясь. Трубопроводы для удобства были размещены на каждом этаже и могли служить выходом в любой район Храм за исключением тех, которые находились под самыми строгими мерами безопасности, таких как Сокровищница.

Задачей было не узнать по каким путям двигался злоумышленник. Задачей было сузить список этих путей. Куай-Гон уже попросил Рыцаря Джедая Таллу, его напарницу по расследованию, отправить поисковые команды, чтобы они прочесали все возможные пути перемещения. Но это займет время, время которого у них не было. Он все еще надеялся на улики.

Дверь за ним со свистом открылась. Куай-Гон разглядел Оби-Вана в отражении на экране. Он также увидел, что мальчик заметил его и остановился.

"Есть ли какие-нибудь другие внезапно возникшие проблемы?" - быстро спросил Куай-Гон Мироу.

Он хотел, чтобы Оби-Ван остался, но не попросил его об этом. Это бы нарушило просьбу Совета. Но он чувствовал, что если он и Мироу будут обсуждать проблемы Храма и Куай-Гон не попросит его выйти, Оби-Ван останется.

Так вот что подразумевал Йода, подумал Куай-Гон.

Мироу вздохнул. Он был высоким пришельцем с планеты Пайтон, тонкий как тростник, с большим лбом и тусклыми, почти белыми, глазами. Пайтонцы жили на своей планете под землей. В их коже содержалось немного пигмента, из-за которого они были полупрозрачны. Они были лысые, и Мироу носил кепку, а также специальные очки для защиты своих глаз от яркого света.

"Когда я попытался восстановить мощность в служебном лифте на уровне озера, то вышла из строя система циркуляции воздуха в северном крыле. Мы должны переместить всех учеников во временные жилища в главном корпусе".

В отражении на экране Куай-Гон увидел Оби-Вана изучающего диаграммы.

"Итак, теперь два крыла Храма прекратили работу, - задумчиво прошептал Куай-Гон. - Вы, наверное, очень расстроились, Мироу".

На итак угрюмое лицо Мироу нашел еще более глубокий хмурый взгляд. "Разочарование ничего не решит, Куай-Гон. Я знаю эту систему как свои пять пальцев. Но когда я устраняю какую-нибудь проблему, появляются три других. Очень сложно все поддерживать. Я никогда не видел такой замысловатой диверсии, даже в гипотетических моделях. В конце концов, мне придется выключить всю систему, чтобы запустить мою собственную программу. Это то, что я очень не хочу делать".

Куай-Гон был обеспокоен этой новостью. Мироу был блестящим, интуитивным техническим специалистом. Любой, кто мог бы запутать его должен был быть техническим гением. Брук, конечно, не был на это способен. Казалось, что он искал юркого человека, который ненавидел Джедаев, умельца на ухищрения и, как теперь стало ясно, технического волшебника.

6
{"b":"71812","o":1}