ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Куай-Гон задышал быстро, вздрагивая. Одно предположение находилось глубоко в его мыслях в течение некоторого времени, холодное и коварное, подобно воде просачивающейся через щели в гальке. А сейчас оно остановилось с уверенностью, разбивая камни.

"Ксанатос", - прошептал он.

Оби-Ван вздрогнул. Мироу с шоком поглядел на Куай-Гона. "Вы думаете, с этим связан Ксанатос?"

"Возможно…", - тихо сказал Куай-Гон.

Теперь секреты стали раскрываться один за другим. Он ощутил мстительный, личный мотив в этих действиях. Ксанатос имел неукротимую ненависть к Джедаям, эта ненависть была сильнее, чем к Куай-Гону.

А то, что он чувствовал в Комнате Тысячи Фонтанов… мог ли Ксанатос находиться рядом?

Подрыв + Деморализация + Беспорядок = Опустошение. В течение этой миссии, Ксанатос был его Падаваном. Ему было шестнадцать лет. Он мог легко запомнить это уравнение.

"Я помню его, - спокойно сказал Мироу. - Он шел на год позади меня. И был единственным учеником, кто отлично справлялся с сооружением технических инфраструктурных моделей".

Куай-Гон кивнул. Ум этого ученика первым привлек внимания Джедая, первым заинтересовал его, когда он стал думать хорошего ли Падавана он взял.

В этот момент Куай-Гон принял решение. Ему не позволялось вовлекать Оби-Вана в расследование. Но обстоятельства поменялись.

Он повернулся и увидел первый раз Оби-Вана не в отражении.

"Мне нужна твоя помощь", - сказал он.

Оби-Ван стоял как вкопанный, удивленный словами Куай-Гона.

"Мне нужно повидаться с Таллой и сообщить ей все это, - сказал Куай-Гон. - Я бы хотел, чтобы ты пошел со мной".

"Но Совет…"

"Это мое расследование, - твердо сказал Куай-Гон. - Ты встречался до этого с Ксанатасом. Ты сможешь мне помочь. Ну, пошли".

Оби-Ван последовал за Куай-Гоном в коридор. Он шел рядом с ним, чувствуя как взаимное удовлетворение пульсировало между ними, их шаги совпадали в одном ритме. Мало того, что он сможет помочь Храму, он сможет снова работать с Куай-Гоном. Даже если он ограничен только этим расследованием, он сделает все что будет в его силах. Это был первый шаг к восстановлению доверительных отношений между ними.

Талла проверяла работу поисковой команды, когда они пришли. Она подняла глаза и посмотрела на них, ее красивое лицо было чем-то озабочено. Оби-Ван не видел ее с тех пор, как они встретились на Мелиде-Даан. Она была больна, после того как ее спасли, худа и истощена. Сейчас ее необычные зелено-золотые в полоску глаза были незрячи, но они слабо светились напротив темных тонов ее кожи.

"Пока что ничего, - сказала она вместо приветствия. - Кто с тобой, Куай-Гон?" Она сделала паузу: "Это Оби-Ван, не так ли?"

"Да", - нерешительно ответил Оби-Ван. Он беспокоился, как она отнесется к его присутствию. Между прочим, для того чтобы взорвать защитные башни в помощь Молодым, ему пришлось украсть транспорт, на котором они должны были увезти Таллу с планеты. Злилась ли она из-за этого? Но на Оби-Вана нашло облегчение, когда она улыбнулась.

"Это хорошо. Я рада, - она сделала перекошенное лицо. - Ты сделал отличный поступок, чтобы спасти меня. Это было очень искусно. Я надеюсь, ты не полагался на удачу".

"У меня есть новости", - решительно сказал Куай-Гон. Он быстро рассказал про свои подозрения в Ксанатосе.

Оби-Ван мог видеть, как Куай-Гон рассказывал ей это, но Талла сомневалась в его предположении. Это выражалось хотя бы в том, что когда Куай-Гон закончил говорить, она покачала головой.

"Ты очень сильно полагаешься на логику, мой друг", - сказала она.

"Но факт остается фактом, Ксанатос был знаменит за свою технологическую гениальность", - аргументировал свое предположение Куай-Гон.

Она помахала рукой. "Таких, как он, множество в галактике".

"Но среди них нет Джедаев, - отметил Куай-Гон. - Нет кроме одного. Мы должны исследовать последнее замеченное местонахождение Ксанатоса. Там должно быть мы найдем множество улик".

"Я не говорю, что ты не прав, Куай-Гон. Но что если это так? Если мы сосредоточимся на одном подозреваемом, мы можем потерять драгоценное время".

Световой индикатор над дверью в комнату Таллы загорелся, извещая о гостях. В этот же момент зазвучал тихий звонок. С раздражением Талла стукнула по кнопке открытия двери, которая находилась на клавиатуре на ее столе. Дверь с шипением открылась.

"Да, кто это?" - резко спросила она.

Оби-Ван был удивлен, когда увидел, что гостем была Сири.

"Мироу Дэрун сказал, что Куай-Гон Джинн может быть здесь, - сказала Сири. - Оби-Ван мне сказал связаться с вами, если я вспомню что-нибудь необычное о Бруке".

"Да? - дружелюбно спросил Куай-Гон. - Все что угодно может помочь".

Сири вошла в комнату. "Это может и не пригодиться,… но пару месяцев назад у меня была странная беседа с Бруком. Он рассказывал про своего отца".

Оби-Ван и Куай-Гон испуганно переглянулись. Те, кто был выбран Джедаем, бросали все, что было у них до этого. Храм становился их домом. Поэтому, они никогда не обсуждали и не вспоминали свое прошлое. Они концентрировались на большей, более глубокой связи с Силой. Было крайне необычно, когда ученик упоминал, а тем более думал о родителях, особенно в возрасте Брука.

"Я не поняла, как он узнал об отце, и почему ему это было интересно, - продолжала Сири. - Я спросила, почему он почувствовал в этом необходимость. Храм - его дом, Джедаи - семья. Это связь, которую мы поддерживаем день за днем. На данный момент это важнейшая вещь в нашей жизни. Но не только упоминание об его отце показалось мне странным, но и также его отношение к этому". Сири разволновалась.

"Да?" - мягко сказала Талла, как бы прося продолжения рассказа.

"Мне показалась, что он даже не нуждался в своем отце или хотел встретиться с ним. Он просто хотел похвастаться им. Брук выяснил, я не знаю как, он не сказал, что его отец стал влиятельным человеком на одной планете".

"На какой планете? - спросила Талла. - Ты запомнила?".

"Я о ней до этого не слышала, - отвечала Сири. - Телос".

Талла сделалась напряженной. Оби-Ван и Куай-Гон снова обменялись взглядами. Куай-Гон получил доказательства. Телос была родиной Ксанатоса.

Но чувство удовлетворения пока еще не возникло на строгом лице Джедая.

"Спасибо тебе, Сири, - сказал Куай-Гон. - Ты оказала нам помощи даже больше, чем предполагаешь".

"Я рада слышать это". Сири бросила короткий взгляд на Оби-Вана, но он не мог сказать был это вызов или извинения. Она ушла, и дверь зашипела позади нее.

"Итак, я ошибалась, подозревая тебя", - сказала Талла Куай-Гону. Она глубоко выдохнула: "Ксанатос".

"Не удивительно, что пропали записи об учениках, - задумчиво сказал Куай-Гон. - Любые изменения положения семей ученика в обществе записывались в их личные дела. Каким-то образом Ксанатос добрался до Брука через его отца. Скорее всего, он заинтриговал мальчика, выращивая в его голове сильное желание власти, работая на злость и агрессивность Брука до тех пор, пока окончательно не переманил его на темную сторону. То же самое, - шепча, сказал Куай-Гон. - делал и отец Ксанатоса с ним".

"А также, скорее всего Ксанатос научил Брука скрывать принадлежность к темной стороне", - добавил Оби-Ван. Он вспомнил, как в течение его встречи с Ксанатасом могущественный враг Куай-Гона мог умело скрывать правду. Его мягкие манеры скрыли реальные планы. Он вселил неуверенность насчет Куай-Гона в сознание Оби-Вана.

"Правильно, Оби-Ван, - одобрил Куай-Гон. - Брук должно было упражнялся в умении скрывать правду. Так как он был старшим учеником, у него было больше независимости и свободы. Это тоже сыграло ему на руку".

"Итак, теперь мы знаем, кто наш незваный гость", - сказала Талла.

"Я предлагаю разделить наше расследование на две части, - начал Куай-Гон. - Оби-Ван и я должны выяснить, где прячутся Ксанатос и Брук".

Следовало, его включили в дело! Оби-Ван почувствовал небольшое чувство удовлетворения.

7
{"b":"71812","o":1}