ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Да... Дымящиеся стены, полыхающие переборки, обваливающийся потолок... Неужели это я тут такое натворил?

Ход из-за угла. Спрут? Невидимый враг, но я чувствую его. Ответный ход. Всплеск боли, кусок дальней стены вываливается, обнажая пультовую. Самое сердце. И сразу три хода черных. Так просто они это место не отдадут. Защита, отход, нападение, защита... Они съели все мое преимущество в темпах. Еще один такой ход...

Внезапно Айр понял, что ему не хватает пространства игры го. Такого еще не бывало. В этом бою нужна более совершенная система, иначе поражение. Но неужели есть такая система?! Он ее не знал. Что же делать?

Собрав все свое восприятие мира воедино - что же такое за горизонтом? - предугадывая ходы противника, ощущая всей кожей надвигающуюся опасность, Айр напряженно размышлял. Его восприятие, отделившись от тела, ощупывало уголки базы.

Вот один враг перезаряжает оружие, готов к броску. Вот еще один ненависть, ненависть, ничего, кроме ненависти - приготовил гранату. Вот двое закладывают какую-то пакость под полом. Двое залегли в пультовой, сцепив зубы. Сейчас мы тебя прикончим, мерцающая собака!!! Что это? Кто это подумал? Этот, за пультом? Я прочел его мысли?!

И тут словно пелена лопнула в мозгу у Айра. Он понял, что надо делать. Безумная идея. Но откуда такая уверенность, что должно выйти? В конце концов, кто сказал, что правила го нельзя совершенствовать?!

В подвале начал медленно вспухать стремительный взрыв, двое в пультовой открыли огонь по коридору сквозь пролом. Айр окутал свое невидимое тело коконом абсолютной силовой непроницаемости - в нем не мог атаковать и он сам. И одновременно отделил свое восприятие, сознание свое, мысли, от защищенного тела - и мощным рывком бросил вперед, на врага, залегшего за пультом. В того, чьи мысли он случайно прочел, с кем был контакт. Вытолкнул его сознание, полностью не готовое к такой атаке. Не успевая привыкнуть к новому телу, полагаясь на его рефлексы, поразил залегших рядом врагов. Нащупал новый контакт, приготовился к броску, развернул оружие стволом к телу, нажал курок и рванулся дальше. Теперь все было легко. Рывок, контакт, выстрел, выстрел, выстрел в тело, рывок, контакт, выстрел - не ждали такой атаки?! - Выстрел... Это что последний? Где там я? Вон? Ну что ж, прощай, последний враг. Выстрел - и к себе. Теперь снимай защиту.

Хм, прошло четыре секунды. Грузно упало тело врага, опали обломки взрыва, догорали переборки...

И внезапно Айр понял, и тут же само появилось оглушающее оно... Так вот что было за горизонтом...

Распахнулись стены базы, спала пелена сверхглубокого гипнополя, открылся зал космического полигона...

Широко расставив ноги, держа руки на кобурах бластеров, Маркиз прищуром глаз ощупывал Айра, как взведенная пружина, готовый к немедленным действиям.

Между ними дымились обломки, вскакивали всполохи агонизирующего пламени, сминались ненужные уже лианы, распахивались люки экспресс-реанимации, относили тела, отключали уцелевшую технику.

А они стояли, уперев зрачки в зрачки, не шелохнувшись, играя желваками, пытаясь унять подрагивающие руки, поедая друг друга взглядом.

Наконец Айр остыл, тяжело вздохнул, непослушными руками отстегнул шлем и снял его. Отшвырнул в обломки. Маркиз расслабил плечи, переступил с ноги на ногу и медленно и внятно произнес, не отводя давящего взгляда:

- Все-таки ты не человек, Айр. Человек этот полигон не прошел бы.

Айр выдержал взгляд до конца. Криво ухмыльнулся.

- Может быть, ты мне скажешь - кто?

- Я надеюсь, это сообщишь мне ты. Когда узнаешь.

Говорить не хотелось. Ничего не хотелось. И Айр нажал кнопку телепортации.

В город, домой. Домой.

7. СКАЗКА

Ночью особенно не походишь. Даже если дорога хорошо известна. Даже если можешь видеть в темноте.

Поэтому Варри и Лай, отойдя на приличное расстояние от деревни, решили все же заночевать. Выбрали поляну повыше и посуше. Лай собрал немного хворосту, Варри расстелил покрывало. Разожгли костер. Улеглись возле него, подложив руки под затылки и глядя на звездное небо, клочками вырывающееся между кронами деревьев.

Но сон все равно не шел. Слишком бурным был этот день. Столько нового. Столько трагического. Да и проснулись сегодня они не так уж и рано. Всю ночь росли.

Варри перевернулся набок, в глазах заплясали язычки огня. На костер можно смотреть бесконечно...

Лай за спиной тоже приподнялся на локте.

- Не спишь?

- Куда пойдем завтра?

- Старик же рассказывал дорогу.

- Но он же говорил, что к Отцу колдунов дорога меняется. И заранее ее никто не знает.

- Ну и куда мы тогда пойдем?

- Не знаю, я тоже не знаю.

- Завтра и решим. Утро вечера мудренее.

Полежали еще. Костер засыпал. Он спокойно тлел ровным бордовым бархатом, вскидываясь изредка иссиня-прозрачными лепестками. А к братьям сон не шел.

- Интересно, Лай, а что тут было в старые времена? Совсем давно.

- Ну, как что? Люди жили. Ты о чем?

- О тех временах, когда все миры вместе были, до катастрофы...

- А-а... Это очень давно. Никто и не помнит почти. Разве что старики, которым в детстве рассказывали.

- И что, ничего не осталось с тех пор?

- Почему не осталось. Остались сказки, сказания, легенды... Ты думаешь, легенды откуда берутся? Это и есть рассказы о старых временах.

- Не знаю... Да и сказок я мало помню. Почему-то...

Огоньки уже не выскакивают синими крыльями из тлеющих угольев, предрассветный ветер осторожно пробует расшевелить лиственную раму звездной картины, где-то вдали проверяет голос мучающаяся бессонницей птица...

- Хочешь, расскажу?

- Конечно.

- Тогда слушай.

Лай улегся опять на спину, устроился поудобнее, закрыл глаза, собираясь с мыслями.

- Давным-давно это было, в незапамятные времена. Жил в этих краях мудрец. Был он красив, строен и добр сердцем.

- Это где это - в этих краях? В каком мире?

- Но в те времена, ведь, все миры вместе были. Почти как один. И не перебивай. Сказка ведь.

- Постараюсь.

- Вот... Жил он одиноко. И грустно стало ему. Пусть всего хватает - и одежды и еды - колдовать-то он умел. Но постылым все кажется, когда нет рядом ни друга, ни ученика, ни любимой. И решил он тогда...

12
{"b":"71813","o":1}