ЛитМир - Электронная Библиотека

И вот «чистые» стали быстро подниматься на второй этаж. И первые трое из них попали под обстрел и погибли. Продвижение тут же прекратилось.

— А, так вы там! Ну, что ж уёбки, давайте договоримся?! — Крикнул снизу Шуппе.

Ему никто не ответил.

Джонатан разве что хотел, что-то крикнуть из-за страха, но потом он вспомнил, что он сражается на стороне Егеря.

— Да, вы правы, в пекло все эти договоры, в пекло переговоры! Лучше повеселимся! — Шуппе громко засмеялся. — Бойцы! Действуйте!

На второй этаж были кинуты две шипастые гранаты дубинки. И как только они взорвались, начался штурм.

Наши герои не успели обстрелять противника, ведь они попадали на пол, пытаясь спастись от осколков. И из-за этого враги успели занять позиции для стрельбы.

Узкий коридор превратился в мясорубку, в которой нельзя было даже головы поднять, не точно встать и занять позицию. Приходилось стрелять по врагам, практически не целясь, или вообще не целясь.

Пули только чудом никого не убили. У врагов прибавился лишь один раненый. Он кричал и звал лекаря, и это нагнетало ужасающую атмосферу, жестокого боя.

И вот ещё пара гранат была брошена врагом. Деревянные стены разлетелись в щепки, пол обвалился, светильник, весящий, на стене разбился и начался пожар.

Егерю осколок попал практически в шею, а потом две пули впились в бронежилет.

Джонатан оттащил Егеря в комнату и взял его оружие. Пулемёт ему был сейчас необходим.

Лесогон спрятался под кровать вместе с шариком. За проход в эту комнату бился Персей, попутно молять богам.

Степан взял светильник из комнаты, в которой он держал оборону и бросил его во врагов. Теперь и их позиции запылали, как и солдаты.

Степан приказал открыть подавляющий огонь и все тут же начали стрелять. Враг не выдержал подобного и отступил.

Это была не победа. Второй этаж горел. Дышать было нечем. Пришлось надеть противогазы и подключить их к баллонам с кислородом.

Шуппе внизу матерился, как мог, и чтобы его успокоить, солдаты начали действовать.

Два солдата с пулемётами ворвались в здание стоящее напротив, поднялись на второй этаж и заняли там позиции возле окон. Они начали обстрел второго этажа гостиницы.

Пулемётные пули с лёгкостью пробивали деревянные стены гостиницы.

Ещё десяток бойцов окружили здание, и стали ждать, когда целей прижмёт огонь, и они начнут прыгать из окон. И судя по интенсивности распространения огня, ждать им долго не придётся. За оставшееся время успеют.

Огонь поглощал комнату за комнатой. Потолок в одном месте обвалился.

Наших героев огонь прижал. Запер в последней комнате, но они не захотели сдаваться.

Повар предложил очень рискованный план и все согласились. Иного пути не было.

Из центра комнаты убрали всю мебель, а потом начали стрелять в одну точку пола.

В полу быстро образовалось отверстие нужного размера и все прыгнули в него и оказались на складе. Оттуда они выбрались довольно быстро. Было решено напасть на врага, пока он не ожидает атаки.

Как только дверь склада была открыта, дым проник в помещение. Первый этаж тоже пылал. «чистые» уже собирались уходить из здания. Только Шуппе, словно заворожённый смотрел на лестницу, ведущую на второй этаж.

— Убей его Степан! — Безумно, испуганно попросил Лесогон. — Он чудовище! Если он выживет, из-за него погибнут тысячи людей!

Степан проверил, сколько патронов осталось в магазине. Всего пять. Степан прицелился, вдохнул как можно сильнее и задержал дыхание. Палец плавно нажал на курок. Автомат дернулся, и пули полетели в цель. Одна попала Шуппе в локоть, вторая чуть ниже плеча, третья сбила фильтр противогаза, четвёртая порвала нос в клочья, а пятая пролетела мимо.

Степан мог бы выстрелить и лучше, но огонь обжигал его, стёкла противогаза покрылись копотью.

Шуппе упал и завопил от боли. Его люди увидели Степана и открыли огонь. Шуппе вытащили из здания.

— Валим нахуй отсюда! — крикнул капитан солдат. — Хватит терять бойцов ради мальчишки!

И солдаты ушли. Их вождь был ранен, больше десятка бойцов полегло ради безумной идеи, да и время закончилось.

Стража и полиция прозрели и быстро двинулись к горящему зданию, огонь с которого начал переходить на соседние здания.

«Чистые» успели сбежать.

Наши герои вылезли из горящего здания. Егеря положили на землю. Тому было слишком трудно стоять. Да и остальные стоять не стали. Они сели и смотрели, как здание рушиться.

Из укрытий повылезали постояльцы успевшие выбраться. Они тоже смотрели, как догорает здание и их вещи.

Люди со всего поселения прибежали сюда и стали тушить пожар, хоть это уже не имело смысла.

Когда пришла полиция, наших героев снова посадили в обезьянник. Кроме Егеря конечно. Его отнесли к лекарю.

***

И вот опять грязные и уставшие, наши герои стояли напротив стола Виларда. Только теперь среди них был новенький.

— Не ожидал я, что вы выживите. — Сказал Вилард. — Вы стойкие люди.

— А вы мразь! — Сказал резко Жекан.

— Да… мразь. Мразь настолько любящая свою страну, что даже пошёл на сделку с врагом.

— Зачем? — Спросил Степан.

— Потому-что наш правитель тупой, самолюбивый мерзавец, думающий лишь о своём обогащении и славе. Он решил напасть на недостаточно ослабшего врага, не думая о том, что враг потом начнёт мстить за наше вторжение. Поэтому я и заключил сделку с сильнейшей стороной конфликта. Я им помогаю, чем смогу, а они щадят моё государство после победы. Как видите моя причина, проста. Я патриот своей страны, и не тот патриот, что лишь говорит об это, а тот, что показывает это действием. Патриот готовый сотрудничать с врагом, готовый сместить власть, готовый пожертвовать всем, если это поможет моей стране просуществовать хотя бы год.

Все промолчали.

— Вы свободны. Вас здесь никогда не было. Вам дадут провиант и вылечат вашего друга, а потом вы уйдёте из моей страны. — Сказал Вилар и выгнал наших героев из кабинета.

Через четыре дня Егеря выписали из больницы. Осколок из него вытащили и рану заштопали. Даже пару старых болячек вылечили.

Пока Егерь лежал в больнице, остальные члены группы жили у тёти Любы. Она этому была совсем не рада. Хотя по ней не поймёшь. Было лишь ясно, что она рада Джонатану.

Когда Джонатан сел на коня и поехал за остальными, тётя Люба плакала и молилась.

Как только группа выехала за пределы города, она разделилась. Степан, Джеймс и Шарик поехали на юг, а остальные на север.

Не хотелось им расставаться, но поганая судьба уже всё решила. Этот путь они должны продолжить порознь. У каждого из них была своя цель.

Этот день был холодный и мрачный. Ночью был снегопад.

Эпилог

— Слыхал, что с шестой крепостью случилось? — Спросил «доброволец» в очках с квадратными линзами.

— Не просто слыхал, но и видал. — Ответил усач. — Я туда ходил, людей хоронил. Даже страшно представить какой там страшный бой был. Везде трупы обезглавленные, разруха, гильзы, кровища, кишки. Надо молить богов о том, чтоб у нас такого не случилось.

— Прав ты. Но я не понимаю, какой смысл в этих чёртовых крепостях, если шестую крепость так быстро выжгли?

— А чего ты у меня спрашиваешь? Я «доброволец» обычный, а не генерал. — Усач вздрогнул. — Ну и холодно же.

— Ага.

За двое суток снега напало прилично. Говорят, что месячная норма осадков выпала.

Листва стала быстро опадать, скоро в лесу будет куда безопаснее на пару месяцев.

— Я схожу чайку принесу, а ты в оба смотри. — Сказал усач, да и ушёл.

Очкарик накинул на себя шерстяное одеяло. Градусник, лежащий рядом, показывал минус шестнадцать градусов, и от этого факта становилось ещё холоднее.

Вдруг вдалеке послышался рёв сотен глоток. В небо полетели огоньки и там превратились в сгустки чёрного дыма.

— Лавьна! Пйрдна! Вздна! Штдынйвеоча-а-а-а!!! (Режьте! Колите! Жгите! Уничтожайте!!!). — Закричал ужасающий голос.

50
{"b":"718152","o":1}