ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

СЕМЕРО.

Он орал на человека, всего несколько минут назад державшего его сына, приставив к горлу юноши нож. Ножа больше не было видно, а Артур Баррингтон лежал на кровати, по всей видимости, без сознания, с кислородной маской на лице, которая была подсоединена к довольно сложному аппарату.

— Весьма польщен, мистер Баррингтон, тем, что вы приняли мое приглашение. Неужели вы не хотите обнять своего дорогого и так давно расставшегося с вами сына?

В голосе человека слышался заметный южноафриканский акцент, но полностью отсутствовали какие-либо человеческие эмоции.

— Кто вы такой и что вы делаете с Артуром?

— Именно я, мистер Баррингтон, как вам сказали СЕМЕРО, буду поддерживать с вами связь от их имени. Хотя вряд ли они удосужились назвать вам мое имя. У меня масса всяких легенд и имен на разные случаи жизни, но вам я позволяю использовать то имя, которым меня называют СЕМЕРО, — Коготь.

Гнев, а теперь еще и страх не выпускали Баррингтона из своих тисков.

— Коготь? Странное имя. Или, может быть, это фамилия?

— О, какая разница? Я пользуюсь им как данью памяти самой серьезной ране, полученной за жизнь воина. Первый сокол, которого я приручил, вырастил и выдрессировал еще ребенком в Южной Африке, единственное существо в мире, вызывавшее во мне что-то похожее на привязанность, однажды набросился на меня и напрочь вырвал из кисти указательный палец.

Он снял перчатку с правой руки, но Баррингтон не сразу понял, что ему показывают. На первый взгляд кисть Когтя выглядела вполне обычно, однако, присмотревшись, Баррингтон заметил, что на месте указательного пальца протез, изготовленный из какого-то твердого материала телесного цвета и по форме неотличимый от настоящего, за исключением того, что кончик его там, где должен находиться ноготь, был отточен до немыслимой остроты.

— Я убил сокола и ношу это в напоминание о том, что происходит в случаях, когда становишься мягкосердечным и неосторожным. Кроме того, он очень хорошо мне служит, когда пользоваться оружием не совсем удобно. Что — вы, как человек светский, должны это очень хорошо знать — случается в наше время гораздо чаще, чем прежде, ведь мы живем в такую нервную эпоху.

— Выходит, СЕМЕРО хотят, чтобы с этого момента я получал их приказания непосредственно от вас?

— Совершенно точно, мистер Баррингтон.

— Но какое отношение ко всему этому имеет мой сын? Я не видел его много лет.

— Три года и два месяца, если уж совсем точно. Он — всего лишь небольшое упражнение, тест, через который всем необходимо пройти, дабы убедить СЕМЕРЫХ и меня в том, что вы, в самом деле, готовы выполнять приказы. Все приказы. Хотя ваша семья и не принадлежит к идеальным семьям с рождественских открыток, у вас, должно быть, сохранились к этому юноше некие фундаментальные чувства, ну, например, чувства, как правило, испытываемые одним человеческим существом к другому человеческому существу.

— Чувства к нему?.. Что вы вообще имеете в виду? Что вы сделали с Артуром?

— Вы немного опоздали с отцовской заботой, Баррингтон. Однако, как мне кажется, играете довольно убедительно. Я говорю это как один бессердечный человек другому бессердечному человеку.

Коготь сделал шаг по направлению к сложному хитросплетению трубок, отходивших от кислородной маски, которая скрывала лицо Артура Баррингтона.

— Ничего не понимаю. Почему он лежит здесь без сознания? Ему плохо? Вы что-то сделали с ним?

Как бы Баррингтон ни пытался держать себя в руках, в его голосе прозвучало отчаяние.

Коготь правой рукой сжал пластиковые трубки.

— Видите ли, Баррингтон, время от времени мне предстоит отдавать вам приказы о выполнении весьма специфичных заданий. Некоторые из заданий могут противоречить закону, другие могут быть крайне неприятны, но все они будут исходить непосредственно от меня, и в тот момент, когда я сочту нужным их дать, вы обязаны выполнить их немедленно, не прося объяснений, не увиливая и всегда в точности так, как вам приказано.

— Я знаю. Я уже согласился на все в том замке в Швейцарии.

Коготь смерил Баррингтона проницательным холодным взглядом, и его указательный палец вонзился в сплетение трубок, из которых с угрожающим шипением вырвался воздух. Аппарат сразу же начал издавать высокий тревожный звук, чем-то похожий на жалобное мычание, одновременно вспыхнули и замигали четыре красные лампочки.

— Да, конечно, не так уж и сложно давать обещания, когда ничего существенного не поставлено на карту, Баррингтон. Но покажите мне, что это действительно для вас существенно.

— Что существенно? Что происходит с моим сыном?

— Не пытайтесь делать вид, будто у вас пробудилась внезапная великая любовь к вашему отпрыску. Предположим, что он — живое существо, но живое существо, значащее не так уж и много. Без настоящих друзей, без цели в жизни… никто не пожалеет о нем, когда он умрет.

— Умрет? Почему он должен умереть?

— Потому что я так говорю. Здесь и сейчас. Таков наш тест. Как видите, он совершенно произволен, бессмыслен и жесток. Подобно многому из того, что потребуют от вас СЕМЕРО. И что потребую от вас я. Все то, что вы либо беспрекословно выполните, либо… умрете.

Баррингтон рванулся к Когтю.

— Вы… вы…

Коготь схватил его за руку и резко остановил.

— Даже и не думайте, Баррингтон. Ни мгновения. О, конечно же, я не совсем бессердечен. Если вы попросите меня оставить вашего сына в живых, я выполню вашу просьбу. — Указательным пальцем он закрыл дыру в трубке. Шипение сразу же прекратилось, прекратился и тревожный писк, погасли лампочки. Но через несколько секунд Коготь снова отнял палец, и воздух вновь вырвался в отверстие, а тревожный звук возобновился. — Да, на несколько секунд, которые мне потребуются, чтобы перерезать вам глотку. — И он помахал своим пальцем-бритвой на расстоянии дюйма от глаз Баррингтона. — А потом я все равно убью парня.

Баррингтон рухнул на пол, но не мог отвести глаз от Когтя и сына. Через две минуты аппарат издал длинный сигнал, и линия на мониторе выпрямилась.

— Мои поздравления, мистер Баррингтон. СЕМЕРО будут вами гордиться. Я уже горжусь вами. В нужный момент вы поступили правильно. Продолжайте в том же духе, то есть поступайте правильно всякий раз, когда я буду вступать с вами в контакт, и вы добьетесь такого успеха и могущества, о которых не грезили в самых смелых своих мечтах. — Он швырнул Баррингтону кусок бумаги. — Здесь вы найдете свои первые инструкции.

— Что будет с моим сыном?

— Я полагал, что у вас вряд ли проснутся запоздалые семейные и отцовские чувства и вряд ли возникнет желание похоронить его в семейном склепе, поэтому я сам позабочусь о теле так, что никто никогда ни о чем не узнает. На самом деле это только отчасти верно. Люди кое-что узнают об Артуре Баррингтоне и о его смерти. Как всегда, у меня есть план. Вам все станет ясно в свое время, когда я буду готов. Пока с вас достаточно и этой информации. А теперь убирайтесь.

10

Лора Мерфи с сочувствием наблюдала за тем, как бритоголовый молодой человек в мешковатых джинсах широкими шагами идет по коридору. Покачав головой, Лора улыбнулась. Она очень хорошо помнила свои собственные студенческие годы, чтобы не чувствовать приступ искреннего сострадания всякий раз, когда у ее дверей появлялся студент с красными глазами и обгрызенными ногтями и с таким видом, словно он целую неделю не спал и не ел. А так как современным молодым людям, как казалось Лоре, гораздо сложнее приспособиться к большому и жестокому миру, чем ее поколению, она старалась не слишком сурово судить их.

Прожить сложное и такое неустойчивое время между детством и взрослостью во все времена бывало совсем не простым делом, а теперь на пути у современных молодых людей, вне всякого сомнения, встречается значительно больше соблазнов и пропастей. Размышляя над хаосом образов и идей, ежедневно изливаемых на них телевидением, она просто поражалась, как молодежи вообще удается выстоять и не утратить психическое здоровье.

15
{"b":"7182","o":1}