ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Впрочем, их вкусы в одежде порой казались Лоре несколько запредельными.

Когда ей удавалось хоть немного помочь им в сложном процессе перехода от детства к взрослости, Лора совершенно искренне радовалась. В течение двух лет она работала консультантом. И хотя многие близкие люди — прежде всего отец — бранили Лору за то, что она принесла блестящую в перспективе карьеру практического археолога в жертву своему филантропическому чувству и теперь вынуждена выслушивать жалобы прыщавых подростков на плохие оценки, сама Лора об этом не жалела. Она не представляла, какие профессиональные победы могут сравниться с ощущением триумфа, которое она испытала, когда студентка английского отделения, пытавшаяся покончить с собой — ее спасла от гибели Лора, — смогла опубликовать сборник стихов, а позднее начала вести собственный творческий семинар, тем самым, помогая другим молодым людям направить свои душевные бури в конструктивное русло.

И при всем том Лоре удавалось найти время для работы над собственной книгой о забытых городах. Возможно, ее труд не займет первых мест в списках бестселлеров, однако когда она преподнесет экземпляр книги отцу, по крайней мере, ему будет ясно, что и дочь создала свой собственный «археологический артефакт».

Кроме того, Лора принимала активное участие в работе мужа. Она не просто выступала в роли бесплатного адвоката в его нередких столкновениях с начальством, но часто помогала ему своей обширной эрудицией в поиске библейских артефактов и подтверждении их аутентичности.

В чем, как она чувствовала с дрожью предвкушения чего-то поистине важного, ей предстоит участвовать в самое ближайшее время. Лора очень сожалела о том, что из-за занятости со студентами не смогла принять участия в первоначальных исследованиях свитка, которые Мерфи проводил за день до того. Теперь наступило время проверить, готов ли свиток открыть им какую-то грандиозную тайну Даниила.

Лора закрыла за собой дверь кабинета, повесив на нее табличку с надписью: «Да, я обещала вам, что моя дверь всегда будет открыта для вас, но, клянусь, я скоро буду!», и быстрыми шагами проследовала по коридору к выходу. Через несколько минут она уже стояла у дверей Мерфи. Лора тихо постучала и вошла.

Мерфи сидел за рабочим столом с взъерошенными волосами, закатав рукава рубашки, и рассматривал что-то под лупой, полностью забыв об окружающем его мире.

«Вот тот Мерфи, которого, как мне кажется, я люблю больше всего, — подумала Лора с улыбкой. — Погруженный в работу и обо всем забывший Мерфи». Мерфи, который позвонил ей несколько минут назад, распираемый предвкушением чего-то невиданного, и сообщил, что свиток готов.

Она сжала его руку, поздоровалась с Шэри и обратила все свое внимание на гипербарическую камеру.

— Итак, вы полагаете, свиток достаточно регидрирован?

— Держу пари, он такой же пухлый и сочный, как и та индейка, что твоя мама готовит на День благодарения, — заявил Мерфи. — На самом деле я думаю, что он даже еще более сочный.

— Знаю, знаю, и скорее всего к тому же вкуснее, — заметила Лора, прищурившись.

Мерфи надел пару белых перчаток, открыл дверцу камеры и с предельной осторожностью извлек оттуда свиток.

— Ну, давайте посмотрим, что мы тут такое приготовили, — произнес он с завидным спокойствием.

Мерфи начал разворачивать папирус над пластиковым лотком. Лора затаила дыхание, пораженная твердостью и уверенностью его движений — а ведь, вполне возможно, он держал в руках нечто, изготовленное еще во времена правления Навуходоносора, во времена Даниила. «Вот сейчас, — подумала она, — в этой комнате мы, трое живых, реальных людей оказались связаны с библейским прошлым посредством этого невероятно хрупкого предмета, который может в любое мгновение рассыпаться в прах».

Но древний папирус не рассыпался. Подобно бабочке, появляющейся из куколки, он медленно развернулся, целый и прекрасный.

— Посмотрите, — проговорил Мерфи, и их взглядам строка за строкой предстала древняя клинопись.

Треугольники с прямыми хвостиками, V-образные формы, похожие на птиц, парящих в небе, теснились в узких колонках. В полностью развернутом виде размеры папируса составляли около девяти дюймов на пятнадцать. На нем виднелись «шрамы», оставленные изгибами на поверхности табачного цвета, края были изорваны, а большая часть верхнего слоя облупилась. Однако о столь хорошей сохранности подобного памятника Мерфи не мог даже и мечтать.

— По виду это халдейские письмена.

Лора ни на мгновение не осмеливалась отвести взгляд от странных геометрических символов из страха, что они внезапно исчезнут.

— Да, скорее всего. Во времена Навуходоносора в Вавилоне половина жрецов и магов были халдеями. Ты можешь прочесть?

Мерфи слегка наклонил свиток, чтобы лучше разглядеть письмена.

— Не скажу, чтобы я свободно читал на этом языке. Мог бы заказать салат или спросить дорогу к почте, но вот что-то более сложное…

Лора схватила его за руку.

— Прекрати свои шуточки. Я сама видела, как ты писал по-халдейски. Что здесь написано?

— В этом-то вся и штука. — Мерфи, прищурившись, пристально разглядывал буквы. — Я совершенно определенно вижу символ, обозначающий бронзу, а вот здесь… — он указал на почти расплывшийся знак, — символ, означающий змею. И посмотрите, вот они снова вместе с символом, означающим израильтян.

Мгновение они стояли молча, и Шэри наблюдала за тем, как чета Мерфи пыталась отыскать смысл, заключенный в знаках на свитке.

— И что же все это значит? — спросила девушка.

— Медный змий, — прошептала Лора.

— Точно, — подтвердил Мерфи. — Изготовленный Моисеем три с половиной тысячелетия назад…

— И разбитый на три части царем Езекией в 714 году до Рождества Христова.

— Но, уважаемые дамы, это же совершенная бессмыслица. Мафусаил сказал, что артефакт должен иметь отношение к Даниилу. А Даниил, как известно, жил во времена Навуходоносора, почти на сто пятьдесят лет позже того времени, когда правил царь Езекия.

Мерфи отодвинул свой стул и стал мерить комнату шагами.

— Совершенная бессмыслица. С какой стати халдейский писец упоминает о Медном змие? И какая здесь связь с Даниилом?

Лора уставилась на свиток, пытаясь разобрать еще какие-нибудь детали.

— Может, проконсультироваться у того сумасшедшего, который дал тебе свиток?

— Ты называешь это «дал мне»?

— Ну, ты понимаешь, что я имею в виду. — Мерфи отрицательно покачал головой.

— Мафусаил хочет, чтобы я до всего доходил своим умом. Таковы правила игры. — Он щелкнул пальцами. — И все-таки, почему бы не обратиться за помощью? Давайте вначале сделаем несколько фотографий. Я знаю кое-кого, одну женщину, которая даже во сне разговаривает по-халдейски.

Лора скрестила руки на груди и бросила на мужа суровый, неодобрительный взгляд.

— Нет-нет, — добавил он поспешно, — совсем не по личному опыту. На самом деле я вообще с ней никогда не встречался.

— Расслабься, Мерфи, я знаю, ты любишь только меня и… то, что пролежало в земле, по крайней мере, два тысячелетия. Но кто же этот оракул?

— Вы мне не поверите… Ее зовут, — сказал Мерфи, четко произнося каждый слог, так, словно заказывал бутылку экзотического вина в дорогом ресторане, — Исида Прозерпина Макдоналд.

Фонд Свободы принадлежал к числу тех сотен частных организаций, что размещаются в весьма официального вида каменных зданиях в Вашингтоне, которые многие люди автоматически принимают за правительственные. Табличка на двери кабинета на третьем этаже здания фонда гласила просто «Д-р И.П. Макдоналд», и только посвященные знали, что за этой дверью работает один из виднейших специалистов по древним культурам.

И естественно, никому из проходивших мимо этой двери не пришло бы в голову искать какую-то связь между исследованиями покрытых пылью веков, забытых цивилизаций и очень громким непрекращающимся шумом, доносившимся из-за закрытой двери.

За грохотом книг, падающих одна за другой на пол, последовал не столь громкий шелест рассыпающихся листов бумаги, а затем вновь оглушительный стук какого-то тяжелого предмета (настольная лампа? пресс-папье?).

16
{"b":"7182","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Свой, чужой, родной
Сладкая опасность
Мужчины на моей кушетке
Интуитивное питание. Как перестать беспокоиться о еде и похудеть
Факультет судебной некромантии, или Поводок для Рыси
Криптвоюматика. Как потерять всех друзей и заставить всех себя ненавидеть
Мужчины с Марса, женщины с Венеры. Новая версия для современного мира. Умения, навыки, приемы для счастливых отношений
Императорский отбор
В каждом сердце – дверь