ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Профессор Майкл Мерфи принадлежит к числу весьма чудаковатых ученых. Почти помешан на библейских пророчествах. Не переставая, болтает об этой самой книге пророка Даниила. Тем не менее, история со свитком не могла не заинтриговать доктора Макдоналд. Конечно, не исключено, что свиток — обычная подделка или что-то крайне обыденное: список покупок трехтысячелетней давности или столь же древняя лицензия на отстрел гиен. Вавилоняне известны своим бюрократизмом.

На протяжении нескольких лет, по мере того как росла ее слава филолога, увеличивался и поток древних загадок, с которыми к Исиде обращались как к знатоку мертвых языков. Если вы откопали глиняный черепок с поставившей вас в тупик надписью или обнаружили кусок папируса с непонятными письменами, вряд ли вам удалось бы пройти мимо Исиды Макдоналд. В девяти случаях из десяти, даже если на это уходило до полугода и в процессе работы доктор доводила себя до полного умственного изнеможения, в конце концов, она все-таки находила ответ на загадку, расшифровывала таинственное письмо или раскручивала лингвистический клубок, который поставил в тупик не одного эксперта. В этом и состоял ее уникальный дар.

Отец Исиды, с восторгом наблюдавший за тем, как шла в гору ее карьера, в то время как его собственная уже начала закатываться, считал, что дар дочери скорее есть свойство памяти, а отнюдь не проявление истинной компетентности. Вне всякого сомнения, только тот, кто в прежней жизни был египетской принцессой, мог с такой легкостью читать священные тексты. Смешно, конечно, но именно подобные глупости он частенько высказывал в конце жизни. Возможно, это был его стиль выражения дочери своей любви, стиль археолога с многолетним стажем.

Исида отбросила воспоминания, толпившиеся перед ее мысленным взором, как только на экране появились изображения свитка, и с облегчением перешла из не слишком приятного мира эмоций в более ясный и простой мир Древнего Вавилона.

То, что она увидела, мгновенно приковало ее внимание. И заставило просидеть у экрана компьютера, царапая заметки на листочке бумаги, в течение следующих двух часов.

В реальность его вернул громкий телефонный звонок. — Профессор Мерфи? Доктор Макдоналд. Я прочла ваш свиток.

Он отложил в сторону Библию.

— Рад и весьма признателен. Пожалуйста, называйте меня Майкл. Хотя большинство почему-то склонны звать меня Мерфи.

Наступила неловкая пауза.

— Гм, мистер Мерфи, создается впечатление, что вы были правы. Мы совершенно определенно имеем дело с библейским Медным змием…

— Но свиток датируется периодом пятьюдесятью годами позже того времени, когда Змий был уничтожен. — Мерфи почувствовал, что ее раздражает его нетерпение. — О, извините. Я очень напряжен. Пожалуйста, продолжайте.

— Свиток представляет собой нечто похожее на дневник, который вел халдейский жрец по имени Даккури. Насколько я смогла понять, Змий и в самом деле был расколот на три части, как сказано в Библии, но кто-то явно забыл отделаться от осколков. Осколки хранились в храме; когда вавилоняне грабили Иерусалим, они нашли их и, очевидно, решили захватить с собой.

— А когда куски Змия оказались в Вавилоне, жрец Даккури их соединил?

— Полагаю, так. Но то было только начало. Думаю, этот Даккури считал, что Змий обладает значительно большей ценностью, нежели обычная медная скульптура.

Мысли с бешеной скоростью проносились в голове Мерфи.

— Следовательно, вавилоняне, еще будучи в Иерусалиме, слышали рассказы о магической исцеляющей силе, что заключалась в Змие в те времена, когда Моисей изготовил его, и хотели, чтобы Даккури испытал, нельзя ли их снова привести в действие.

Исиде совсем не нравилось то, что Мерфи ее постоянно перебивает, и она поняла, что, если хочет дойти до конца своей истории, ей придется быть столь же бесцеремонной.

— По сути дела, профессор Мерфи, Даккури пытался использовать Змия в качестве составной части собственного богослужения.

— Вы хотите сказать, что Даккури заставлял вавилонян поклоняться Змию так же, как это делали израильтяне во времена Езекии?

— Очень немногих. В свитке есть намек на то, что вокруг Даккури сформировался узкий жреческий кружок, и его члены символически обозначены у силовых линий, расходящихся от знака Змия.

— Не создается ли впечатления, что поклонение Змию оказалось для вавилонян таким же мрачным заблуждением, как и для израильтян во времена Езекии? — здесь есть упоминание о каких-то проблемах, возникших из-за Змия, но в самом важном месте свиток поврежден.

Исида произнесла это таким тоном, словно вина за повреждение лежала на Мерфи.

Он не обратил внимания на ее тон.

— Похоже, проблемы, о которых вы говорите, были действительно весьма серьезными. В свитке имеется знак царя. Это может означать, что культ Змия, организованный Даккури, был запрещен самим Навуходоносором, ведь так?

— Да, полагаю, вы не нуждаетесь в том, чтобы я читала вам лекции по библеистике, мистер Мерфи, — сухо заметила Исида. — Как сказано в Книге пророка Даниила, Навуходоносор построил громадную статую с золотой головой, сходную с образом из его знаменитого сна. И все знатные особы должны были в определенное время поклоняться ей и воздавать различные почести. Когда они слышали звук трубы, свирели, цитры… чего там еще?

— Цевницы, гуслей и симфонииnote 3, — подсказал Мерфи без запинки.

— Спасибо. Да, именно, «гуслей и симфонии». Каким поэтическим чувством, вероятно, обладал король Яков. Слыша это, я мысленно возвращаюсь в нашу маленькую церквушку в Шотландии. — Воспоминаниям на миг удалось отвлечь ее, но Исида быстро овладела собой и вернулась к главному предмету беседы. — Короче говоря, Бог лишил царя разума в наказание за гордыню, а когда разум, в конце концов, вернулся к нему, Навуходоносор понял, что идолопоклонство — зло. И запретил его.

— Совершенно верно. И, конечно же, запрет включал и культ Змия.

— Полагаю, что да.

Мерфи попытался сложить все эти обрывочные сведения в целостную картину.

— Итак, жрец Даккури получает царский приказ прекратить поклонение Змию и избавиться от него.

— Но мне начинает казаться, что от Змия крайне тяжело избавиться. Ни у кого из тех, кому он принадлежал, почему-то не возникало естественного желания просто-напросто его переплавить.

Мерфи пулей вылетел из своего кресла.

— Да! Да! В этом-то все и дело! Вот причина написания свитка. Даккури все это излагает не для того, чтобы сообщить о том, какой он непослушный змиепоклонник. Нет. Он сделал вид, что послушался Навуходоносора и избавился от Змия, как и приказывал царь. Но он был не так глуп. На самом деле Даккури спрятал все три куска, и именно об этом он рассказывает в своем дневнике. Не так ли, доктор Макдоналд?

— И не только, мистер Мерфи. По-моему, Даккури написал здесь, что он спрятал части Змия, и начал рассказывать о том, как их найти.

От последней фразы собеседницы Мерфи снова рухнул в кресло.

— Что вы имеете в виду, говоря «начал рассказывать о том, как их найти»?

— Последняя часть свитка состоит из двух фрагментов. Первый из них является продолжением рассказа Даккури о событиях. Создается впечатление, что он приказал, троим своим приверженцам разбросать части Змия по всему Вавилонскому царству.

— Но говорится ли там, где конкретно они их спрятали? — Исида уже научилась говорить, не обращая внимания на бесцеремонность Мерфи.

— А это — второй фрагмент заключительной части свитка. По-видимому, Даккури устроил настоящее соревнование по поиску кусков Змия, и последние строки его дневника должны были служить ключом к ответу на вопрос, где отыскать первый осколок. У меня возникло ощущение, что если вам удастся отыскать первый осколок Змия, он приведет вас ко всем остальным.

Мерфи уставился на фотографию свитка, сделанную крупным планом.

— Судя по этому рисунку, изгибу с гребешком внизу, этот первый кусок, должно быть, хвост, верно?

вернуться

Note3

Книга пророка Даниила, 3:5.

18
{"b":"7182","o":1}