ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Мерфи не мог не рассмеяться, взглянув на здоровенного еврея ростом в шесть с половиной футов, который всегда так серьезно относился к их совместным тренировкам. Леви Абраме ко всему относился серьезно, по крайней мере, насколько мог судить Мерфи. В Соединенные Штаты он приехал по приглашению хайтековских компаний из района Роли-Дарем в Северной Каролине в качестве высокооплачиваемого специалиста по охране секретных объектов. Настолько высокооплачиваемого, что он смог позволить себе уйти в отставку из «Моссада» раньше положенного времени и переехать с семьей в Роли.

Тем не менее, Мерфи чувствовал какую-то необъяснимую уверенность, что Леви вовсе не окончательно порвал с прежним местом службы. Естественно, он никогда напрямую не спрашивал об этом Леви, а сам Абраме был слишком серьезен и скрытен, чтобы говорить на эту тему. У него сохранилось множество связей на Ближнем Востоке, как в арабских странах, так и в Израиле. Связи такие широкие и разнообразные, что Леви несколько раз сумел помочь Мерфи оформить необходимые документы для получения важных артефактов из ближневосточного региона.

Со своей стороны — хотя вряд ли об этом можно было судить по его постоянно суровому выражению лица и по серьезному тону бесед — Леви уважал Мерфи. Подобно Мерфи Леви тоже был наставником от природы, но если бы Мерфи обучал своих студентов теми же методами, какими его самого тренировал Мерфи, его бы, несомненно, уволили за дурное обращение с учащимися.

Впервые они встретились два года назад на беговой дорожке ранним утром еще до восхода солнца. Леви работал экспертом по безопасности фирмы, которая решила подарить университету мощный компьютер последней модели. По прошествии некоторого времени Леви предложил Мерфи несколько освежить его навыки в боевых искусствах, что повлекло за собой череду довольно частых насыщенных и напряженных тренировок. В присутствии и с помощью Леви Мерфи гораздо больше выкладывался, чем наедине с самим собой, хотя, даже занимаясь в одиночестве, он себе особых скидок не делал. И вот сегодня этот избыток физической активности довел Леви до такой боли, что она его буквально в дугу согнула.

Нынешним утром Мерфи мог бы, конечно, воздержаться от любой физической активности и дождаться, пока заживет плечо. Однако у него была важная причина для встречи с Леви. И теперь, скорчившись от боли, он решил перейти к обсуждению дела:

— Леви, дружище, у меня к тебе большая просьба. Я вышел на одну очень важную находку, археологический артефакт, значимость которого для истории трудно переоценить. И мне нужно до нее добраться.

— Еще одна твоя пыльная безделушка? — Уважение Леви к спортивным достоинствам Мерфи отнюдь не простиралось на его профессию. — Значит, тебе нужны, как говорит мой сын, колеса? Нужно пробраться в какое-то не совсем безопасное местечко на Ближнем Востоке?

— Ты меня достаточно хорошо знаешь, дружище. Леви, мне надо как можно скорее добраться до Самарии, отыскать место, где спрятан упомянутый артефакт, и доставить его в Престон без трений с властями и таможней. Ах да, и чтобы это обошлось мне не так уж дорого в финансовом отношении.

Леви даже присвистнул.

— Разве ты не захочешь принять участие в мирных переговорах, раз уж окажешься поблизости?.. Ладно, без шуток. Я подумаю, чем смогу тебе помочь. И когда же ты собираешься выезжать?

— На следующей неделе у нас дни научных исследований, поэтому мы свободны. Несколько оставшихся занятий я уже заменил, могу выезжать немедленно. Лора тоже вот-вот утрясет вопрос с заменой ее в качестве консультанта. И я действительно твой должник, Леви.

— Вначале нужно посмотреть, чем я смогу тебе помочь. А пока, — Леви изо всей силы толкнул Мерфи в плечо, — передышка окончена. Возвращаемся к тренировке.

14

— Мы — двое мужчин, но при этом составляем весьма интересную пару, профессор Мерфи, не так ли?

Мерфи почтительно кивнул в ответ на слова принимавшего их в своем доме шейха Умара Аль-Халика, но не мог не задаться вопросом, что означает подобное многообещающее начало беседы. После дня, проведенного в путешествии, с необычайной быстротой организованном Леви Абрамсом, они сидели в роскошном доме Аль-Халика в Самарии и пили крепчайший арабский кофе.

Лора удалилась в отведенную им комнату для гостей, сославшись на усталость после длительного перелета, но в разговоре с Мерфи заметила, что уже почувствовала нежелание шейха, чтобы женщины принимали участие в серьезном мужском разговоре.

— О, это очень типично, — отметила она, — для многих мужчин-арабов его поколения. — И, ткнув Мерфи пальцем в бок, добавила: — Да почему только арабов, это очень типично для мужчин всех стран и всех поколений.

— Пожалуйста, не показывай на меня пальцем. Он заряжен, — усмехнулся Мерфи. — В этом отношении я чист.

— Все-таки ты мог бы попробовать перенести шейха и его представления о мире хотя бы в век девятнадцатый.

Мерфи вздохнул.

— Согласен, дорогая, но следует ли нам оскорблять человека, благодаря щедрой длани которого стала возможной наша поездка? Ну, по крайней мере, надо бы подождать, пока не закончится путешествие. А потом, обещаю, я оставлю тебя с ним, дабы ты занялась его просвещением. Ты станешь самым драгоценным подарком нашему самарийскому хозяину, который, как можно заключить по его жилищу, больше ни в чем не нуждается.

— Мерфи, у меня есть чем заняться. Я продолжу изучение карт. Так как завтра, когда мы отправимся на поиски места сокрытия Змия, я заведу тебя в такое место, откуда ты никогда в жизни не сможешь выбраться. Поэтому не засиживайся за своей мужской беседой.

На самом деле Мерфи благодаря Леви Абрамсу, познакомившему его с шейхом, уже примерно представлял, о чем захочет побеседовать с ним его хозяин. Пока Мерфи заканчивал разминку, Леви занимался активным поиском спонсоров для друга с помощью своего сотового телефона. Наконец он сообщил:

— Кажется, я подыскал неплохую кандидатуру для тебя, дружище. Шейх Умар Аль-Халик.

— И он подходит, потому что?.. Леви усадил Мерфи на скамью.

— Мерфи, тебе может показаться, что я говорю чушь о вещах, в которых не разбираюсь, но я кое-что знаю о Ближнем Востоке. Так вот, известно ли тебе, что появляется все больше и больше арабов, ищущих истину у вашего Бога?

— Я что-то читал относительно христианского движения среди мусульман, но совершенно искренне полагал, что эта их тенденция в направлении нашего Бога не более серьезна, нежели в направлении вашего. Только прошу, не обижайся.

— Ну что ты, какие могут быть обиды. По крайней мере, Аль-Халик богат, как Крез, и пользуется дипломатическим статусом для своей флотилии частных самолетов. И, насколько мне известно, этого ему недостаточно. До меня дошли слухи, что он начал потихоньку прощупывать ряд христианских миссионерских групп в регионе. Как ты сам понимаешь, подобные занятия, вряд ли могут считаться популярным ближневосточным развлечением независимо от денег и возможностей, которыми ты располагаешь. Поэтому я сказал ему, что ты будешь рад дать несколько консультаций по интересующим его вопросам в обмен на бесплатный проезд на Ближний Восток и обратно в Америку плюс финансирование не слишком затратных раскопок.

— Леви, ты гений. А ему можно доверять?

— Несколько лет назад я помог шейху выпутаться из одной крайне неприятной истории с бедуинами, которым ему, как оказалось, было неудобно давать отпор на своей родной земле. Я лично вполне бы ему доверился.

— Спасибо, Леви. Я перед тобой в неоплатном долгу.

— Ты мне ничего не должен. Позаботься о своей очаровательной жене. Без тебя я как-нибудь обойдусь, а вот без нее — никогда. И еще, Мерфи, то, что самому шейху можно доверять, вовсе не значит, что можно доверять и людям, на него работающим. Я думаю, тебе хорошо известны правила проведения «раскопок» в чужой стране.

И вот спустя ровно два дня он сидит напротив этого самого шейха и терпеливо ждет объяснений на не совсем правильном английском, почему они вдвоем составляют столь «интересную пару». Что касается путешествия, оно вряд ли могло пройти более спокойно. Главный советник шейха Саиф Нахави уладил все связанные с поездкой вопросы, а с помощью богатства и дипломатического статуса Аль-Халика рухнули остальные бюрократические преграды.

20
{"b":"7182","o":1}