ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я здесь, Мерфи, — отозвалась наконец Лора. — Здесь, здесь. Кажется, я нашла…

Мерфи почувствовал некоторое облегчение, услышав ее голос, но никак не мог понять, где же она все-таки находится. Прошло несколько напряженных мгновений, прежде чем он заметил луч фонарика, пробивавшийся сквозь узкую расщелину. Профессор бросился к нему — и так же, как и Лора ранее, провалился в отверстие между стенами пещеры.

Мерфи оказался в другой пещере, значительно уступавшей по размерам первой.

— Лора, тебе бы уже пора перестать так со мной шутить. Она стояла неподалеку, освещая фонариком свое открытие.

— Посмотри же, Мерфи! — изумленно воскликнула она. — Ну не чудо ли?

Мерфи направил луч фонаря в ту же сторону, куда светила Лора, и у обоих нижняя челюсть отвисла от удивления.

— Мерфи, ты видишь то, что вижу я?

— После всего происшедшего это слишком хорошо, чтобы быть правдой.

Горлышко большого каменного кувшина выглядывало из кучи грязи и песка, словно ожидая, когда же они, наконец, подойдут и откроют его.

Они приблизились к кувшину вместе, будто пара охотников, преследующих оленя и опасающихся, что он тут же исчезнет, как только заметит их. В полном молчании Мерфи опустился на колени и начал счищать грязь и песок с кувшина. Он был примерно восемнадцати дюймов высотой, а в его горлышко едва можно было просунуть кисть руки.

Мерфи переполняло предвкушение грандиозного открытия. Стараясь не думать о скорпионах, гадюках и других ядовитых созданиях, он сунул руку внутрь сосуда. Лора же, самый осторожный член их исследовательской группы, прежде чем сделать шаг по направлению к мужу, осветила фонарем пол пещеры между амфорой и собой, желая убедиться, что там нет никаких ползающих гадов. Путь показался ей вполне безопасным, и Лора уже готова была сделать шаг по направлению к своему ликующему супругу, как вдруг решила, просто для страховки осветить еще и противоположную стену маленькой пещеры.

От того, что она увидела, сердце Лоры сжалось.

— Мерфи… у нас проблемы.

17

Практически вся пещера была заполнена амфорами. Сотни и сотни амфор. Амфоры всех форм и размеров.

Мерфи разочарованно опустил на землю ту, которую только что ласково и трепетно держал в руках, ту, что всего несколько мгновений назад казалась ему почти наверняка местом сокрытия хвоста Змия.

Почва в пещере была плоской и сухой, поэтому амфоры могли пролежать здесь много столетий. Спрятанные, а потом забытые.

— Прекрасно! — прорычал Мерфи. — Это, наверное, то самое место, куда амфоры приходят умирать… Провести здесь ближайшие шесть месяцев вовсе не входит в мои планы.

— Но ведь я практически нашла…

— Да, дорогая. Благодаря тебе мы подошли к открытию вплотную.

— У тебя не появилось никакой идеи по поводу того, как установить, в каком из сосудов спрятан хвост Змия?

— У меня возникло подозрение: не устроил ли здесь коварный главный жрец Даккури хитроумную ловушку? А что, если он приказал своим ставленникам не просто спрятать кусок Змия, но сделать и кое-что еще — скрыть сокровище таким образом, чтобы его было видно невооруженным взглядом?

— Да-а, вроде того, как искать иголку не в стогу сена, а в куче других иголок.

— Возможно, все-таки ситуация не столь уж безнадежна, Лора. Ты знаешь этот материал гораздо лучше, чем я. Каким образом древние пользовались амфорами?

Лора начала рыться в памяти, выискивая обрывки сведений об использовании древней посуды.

— Они обычно закрывали их пробками, изготовленными из глины, дерева или пробковой древесины, и запечатывали, но, по-видимому, не всегда. Думаю, нам следует искать амфору, запечатанную воском.

— И если мы найдем сосуд, наполненный центами, то поймем, что это подделка.

Лора прошла к одной стене пещеры, Мерфи — к другой, и оба принялись просматривать амфоры. Большая часть сосудов были пусты. В некоторых лежали кости животных, в других — примитивный домашний инвентарь и какие-то личные вещи. Все амфоры без исключения представляли собой ценнейшие исторические находки, и при других обстоятельствах Мерфи, как и любой археолог на его месте, стал бы прыгать от счастья.

Они просматривали амфору за амфорой и уже начали отчаиваться, когда Мерфи пришла в голову идея.

— Постой-ка! — воскликнул он тоном, какой использовал всегда, когда хотел показать, насколько был, слеп, не понимая простых вещей. — Если ты желаешь спрятать кусок Змия, каковой, по всей вероятности, представляет собой нечто длинное, тонкое и твердое, ты не станешь класть его в один из широких сосудов, чтобы он гремел в нем всякий раз при малейшем движении, привлекая к себе внимание. Ты завернешь его во что-то мягкое и опустишь в нечто подобное, верно? Он поднял высокую узкую амфору, напоминавшую вазу для цветов. — Ищи что-нибудь похожее, запечатанное воском.

Большая часть амфор в пещере принадлежала к широкой, луковицеобразной разновидности. После «прозрения» Мерфи они перестали представлять какой-либо интерес. Археологи выбрали те, которые могли стать потенциальными хранителями сокровища, и отобрали запечатанные воском.

— Как насчет вот этой? — спросила Лора, показывая Мерфи один из сосудов, горлышко которого было запечатано так плотно и гладко, что пробка могла быть сделана только из воска.

Мерфи стал ковырять пробку ножом, складывая крошки воска в пластиковый пакетик для дальнейшего исследования. Вскоре пробка вылетела с глухим хлопком. Глаза Мерфи расширились от предчувствия чего-то значительного, когда, просунув руку внутрь, он извлек оттуда нечто, завернутое в грубую ткань.

Находка представляла собой великолепно сохранившийся кусок бронзового литья двенадцать дюймов в длину и два дюйма в диаметре. К одному концу он по-змеиному сужался, а у противоположного был просто обломан. У Мерфи не возникло ни малейшего сомнения: у него в руках хвост Медного змия.

18

— Мерфи, мы нашли его! Дай подержать. — Лора с изумлением ощутила вес хвоста бронзового змия у себя на ладони. — Представь только, его сделал сам Моисей!

— Потрясающе! Сегодня нам сопутствует удача. Теперь давай постараемся выбраться отсюда, чтобы завтра было, кому рассказывать о нашей исторической находке.

Они отправились к тому месту, через которое проникли в пещеру, но вскоре поняли, что тем же путем вылезти из нее не смогут. Два прохода вели в двух разных направлениях, противоположных входу в пещеру. Мерфи выбрал тот из них, где было меньше песка. Через несколько сот ярдов песок превратился в грязь, и почва сделалась влажной — очевидно, где-то поблизости была вода. Еще пара ярдов, и в почве появились корни деревьев и кустарников. Мерфи сумел подтянуться, ухватившись за выступ камня, оплетенный корнями, и голова его высунулась из-под земли.

— Милая, мне кажется, мы сможем здесь пролезть.

— Мерфи, я застряла!

Мерфи повернулся и увидел, что нога Лоры действительно увязла в сплетении толстых корней. Он присел на корточки и не без труда высвободил ее, при этом ему пришлось разломать шишковатый сросшийся ком. Мерфи уже готов был выбросить его, как вдруг заметил крошечный отросток, пробивавшийся из этой груды корней и по форме напоминавший крест. Он вырвал его и протянул Лоре.

— Дарю тебе, моя драгоценная супруга. Сувенир в память о посещении аттракциона «Медный змий».

Узкая полоска солнечного света упала на крошечный крестик. Вокруг него появилась сверкающая аура, в которой ощущался некий знак свыше. Мерфи и Лора в молчании взирали на маленький росток. Она прижала крестик к груди, а Мерфи обнял ее и привлек к себе. Они стояли в потоке света, обнявшись, забыв о том, где в данный момент находятся. К действительности их мгновенно вернул звук первой пули, угодившей в камень на расстоянии всего двух дюймов от щеки Лоры.

Вторая пуля попала в низко склонившуюся ветку прямо над тем отверстием в земле, в которое Мерфи незадолго до этого высовывал голову. Посыпались древесные щепки.

23
{"b":"7182","o":1}