ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Эй! У-у, что!..

— Заткнись и слушай. Мы шлепнули дружка твоей сестрички прямо в церковном подвале, мы разбросали здесь все брошюры, которые я привез с собой… Что еще нам осталось сделать?

Чак тяжело дышал и потирал покрасневшую щеку, не обращая никакого внимания на то, что ему говорят. Когтю он внушал трудно скрываемое отвращение.

— Рюкзак, помнишь? Снимай его, я должен туда кое-что положить.

— Хорошо, хорошо. Он мне как раз немного тесноват. Чак попытался освободиться от ремней своего рюкзака, но они словно приросли к куртке с логотипом Престонского университета.

— Расстегни куртку!

Коготь бешено вращал глазами.

— Не могу. Молнию заело.

— Нет, я когда-нибудь выберусь из этого детского сада?! — Коготь обеими руками ухватился за куртку Чака и изо всей силы рванул молнию на ней, но безуспешно. Затем попытался выдрать молнию. В полнейшем отчаянии Коготь резким движением провел правой рукой по куртке Чака, разрезав ее на две половины. Только таким способом ему удалось, наконец, сорвать рюкзак с плеч Чака.

— Моя единственная куртка! А сегодня вечером холодно.

Этого Когтю хватило с избытком: он еще раз провел указательным пальцем, на сей раз по шее Чака, затем проворно отскочил в сторону, позволив тяжелому телу парня медленно соскользнуть на пол.

— Не беспокойся, Чаки. В том месте, куда ты отправился, тебя неплохо согреют.

«Сегодня для престонской христианской общины удачный вечер», — думал преподобный Вагонер, стоя за кафедрой и оглядывая прихожан, заполнявших храм. Слушатели притихли в напряженном ожидании слова проповедника. Особенно радовало пастора ощущение того, что перед ним верная сплоченная община. Твердым, уверенным движением он взялся за края кафедры и откашлялся.

— Приветствую вас, друзья. Как чудесно видеть вас сегодня всех вместе. Мне хочется возблагодарить Господа за то, что он собрал нас здесь в самый обычный, не воскресный день. Многие из вас, вероятно, уже слышали о поразительной археологической находке, которую наши дорогие Майкл и Лора Мерфи привезли из Святой Земли.

Если же нет, то я готов сообщить вам это радостное известие. Они отыскали часть Медного змия, созданного Моисеем. Того самого, которого уничтожил царь Езекия, как сообщает Вторая книга Царств, глава восемнадцатая, стих двадцать третий.

Послышалось несколько взволнованных возгласов. Здесь явно еще были люди, которые ничего не слышали о находке.

— Однако я не собираюсь говорить об археологическом значении открытия. Я предоставлю сделать это профессионалам. Тем не менее, на нынешней неделе, когда все наше внимание было приковано к Организации Объединенных Наций, где произошли непонятные и тревожные события, и когда во всех средствах массовой информации в адрес христианства бросались постыдные обвинения, мне хочется сказать несколько слов о том значении, которое вкладывает Библия в рассказ о Медном змии.

Преподобный Вагонер сделал паузу, и взгляд его по очереди остановился на каждом из присутствующих в зале.

— Вы, конечно, помните, что евреи, бежавшие из Египта в поисках Земли обетованной, пережили много страданий. Порой, когда путь становился особенно тяжел, у них возникали сомнения в том, что они правильно поняли Божью волю. Короче говоря, они начинали терять веру…

За словами пастора последовала яркая вспышка, и Мерфи едва успел задаться вопросом, а почему это преподобный Вагонер летит по воздуху по направлению к ним, как раздался оглушительный грохот взрыва. Самого Мерфи взрывной волной тоже подняло со скамьи в воздух. Отброшенный в проход, он инстинктивно протянул руку в сторону Лоры.

После все происходящее напомнило Мерфи замедленную киносъемку.

Цветные витражные стекла на окнах рассыпались золотисто-красным потоком осколков, а пол начал как будто подниматься вверх, опрокидывая скамьи и сбрасывая сидящих на них людей. Люстры стали неистово раскачиваться из стороны в сторону, свет замигал и погас. Потом остались только темнота и дым, и стоны раненых, перекрывавшиеся непрерывным звоном в ушах.

Мерфи кое-как поднялся и, даже не задумываясь над тем, для чего он это делает, попытался пробраться к зияющей дыре за разбитой вдребезги кафедрой, откуда вырывались языки пламени. На какое-то мгновение профессору показалось, что он смотрит прямо в разверстую пасть ада. Мерфи остановился, и у него возникло ощущение, что потребовалась целая вечность, чтобы оглянуться и посмотреть на то место, куда его только что отбросило взрывной волной. Было больно дышать — легкие обжигало ядовитым дымом, заполнявшим церковь. Не обращая внимания на боль, Мерфи стал пробираться среди обломков в поисках Лоры. Наконец он нашел ее, схватил за руку и, почувствовав, как пальцы жены сжимают его ладонь, понял, что она жива.

«Выбраться отсюда! Как можно скорее выбраться отсюда!» — проносилось у него в голове.

Обняв Лору, Мерфи поднял ее на ноги. Он был не уверен, что у него хватит сил дотащить ее до выхода, но тут почувствовал, что Лора сама сделала шаг вперед, и оба стали пробираться к двери сквозь ядовитую дымку, перешагивая через сломанные скамьи и громадные куски отвалившейся штукатурки.

«Воздуха! — думал Мерфи. — Воздуха и света!» Когда они, наконец, выбрались из церкви, вечерний воздух обдал их волной свежести и облегчения. Супруги глубоко вдохнули, и Мерфи с предельной осторожностью положил Лору на землю.

Затем сам опустился на колени рядом с ней, сдувая деревянную труху с уголков ее закрытых глаз и стирая сажу и гарь со щек и волос. Лора кашлянула и открыла глаза, в которых застыли ужас и слезы.

— Со мной все в порядке, Мерфи, — с трудом проговорила она. — Это был взрыв?

— Наверное. И я думаю, взорвался вовсе не паровой котел. Ты ничего не сломала?

— Расцарапала колени, и плечо немного побаливает… А с тобой все в порядке?

— Должно быть, я выгляжу хуже, чем на самом деле себя чувствую. Если пообещаешь лежать спокойно, не шевелясь, я вернусь в церковь и посмотрю, нельзя ли чем-нибудь помочь оставшимся там.

— Мерф, со мной здесь ничего не случится, но ты уверен, что тебе обязательно нужно туда возвращаться? Мы же не знаем точно, что произошло. Похоже, разрушения в церкви колоссальные. Что еще может произойти? Пожалуйста, не ходи туда.

— Если есть пострадавшие, необходимо им помочь.

Мерфи повернулся лицом к церкви. Черный дым клубами валил из окон и дверей. Еще десяток прихожан, не пострадавших от взрыва, выбрались наружу и теперь сидели или лежали на траве. Но сколько до сих пор остается внутри?

Мерфи заметил, как какая-то маленькая фигурка, вся засыпанная штукатуркой, неровной походкой приближается к ним. Шэри…

— Пол, — произнесла она хриплым голосом. — Мы должны найти Пола.

«У нее шок», — подумал Мерфи.

— Да-да, Шэри. Пола здесь нет. Его не было в церкви. Она схватила его за руку и крепко сжала ее.

— Его машина на стоянке. Должно быть, он приехал сюда намного раньше. Он здесь.

— Но где же? Мы бы его увидели. Глаза Шэри расширились.

— В подвале!

Мерфи взял девушку за руку.

— Хорошо. Оставайся с Лорой. Не волнуйся, я найду его. Мерфи вытащил носовой платок из кармана, закрыл им нос и рот и сделал шаг назад, в ад, из которого только что выбрался. Дым начинал рассеиваться, и в тусклом свете аварийного освещения профессор увидел, как несколько человек с трудом пробираются к дверям, а еще несколько пытаются помочь раненым. Сквозь потрескивание горящей древесины и звук лопающихся балок, напоминающий выстрелы из винтовки, Мерфи расслышал чей-то стон.

Он увидел Вагонера, склонившегося над распростертым на полу телом. Чтобы добраться до проповедника, Мерфи пришлось перелезть через опрокинутую кафедру.

— Боб? Слава Богу! С тобой все в порядке?

— Кажется, у меня сломана рука, и в голове такой шум, словно ею в футбол играли, но я вроде бы цел. А вот по поводу Дженни я не уверен, — добавил пастор, глядя на женщину средних лет в изорванном белом платье.

42
{"b":"7182","o":1}