ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вряд ли что-то могло объединять этих СЕМЕРЫХ поразительно разных людей. И все же Коготь по собственному опыту знал, как крепко связаны они общей целью. Что-то соединило их. Что-то, что требует громадных ресурсов и одновременно глубочайшей секретности. Что-то, ради чего не жаль пролить потоки крови. Что-то, что корнями своими уходит в бесконечно далекое прошлое, в библейскую историю и дальше. Что-то, что сделало евангельских христиан их смертельными врагами.

Обдумывая все это, ища то общее, что связывало этих людей и что ускользало от него, Коготь подумал: а может, стоит поискать эту таинственную связь в самом себе? Ведь теперь они считают и его одним из них. И что же он обнаружит, углубившись в собственную душу? Коготь криво усмехнулся. То же, что и всегда. Лишь кровь, ужас и тьму. Когтя в жизни воодушевляли только зло и жестокость. Единственным, что привлекало его к СЕМЕРЫМ, были их глобальные планы, которые наделят Когтя средствами и безграничными ресурсами для претворения в реальность преступных устремлений.

Затем неуклюжая женщина в ярком изумрудного цвета платье и с копной густых рыжих волос взяла за руку сидевшего рядом с ней круглолицего мужчину и прошипела:

— Давайте же посмотрим его. Мы слишком долго ждали.

Неторопливым движением сэр Генри Мертон протянул руку к пакету и извлек из него кусок бронзы длиною в фут. Когда он поднял бронзу к свету, Коготь заметил, как дрожит пухлая рука Мертона.

И тут случилось нечто неожиданное. Атмосфера в комнате как будто в прямом смысле сгустилась, раздался звук электрического разряда, и рука Мертона застыла. Наверное, что-то со светом, подумал Коготь, но глаза англичанина изменили свой цвет, сделавшись из серых темно-темно синими, почти черными. Когда Мертон заговорил, неожиданно его британский акцент заменило какое-то более глухое и жесткое произношение трудноопределимого происхождения.

— Скоро вы снова станете единым. Как это было в первые дни. И жертва еще раз будет вашей.

Сказав, он закрыл глаза и выдохнул, при этом сдувшись, словно шар, из которого выпустили воздух. Вновь открыв глаза, Мертон напоминал обычного дородного английского клирика.

У Когтя было время внимательно рассмотреть хвост Змия, однако в это мгновение он смотрел на него совершенно по-новому, с неожиданным любопытством и недоумением. Если на такое способен один кусок, чего же можно ожидать от целого Змия?

Мертон снял очки и уставился на брюхо Змия. У всех сидевших за столом зримо нарастал интерес.

— Да, да, — сказал, наконец, Мертон, — я вижу. Прекрасно, прекрасно.

Он положил хвост на стол и с довольной улыбкой сложил руки на животе.

— Ну-с? — провозгласил Джон Бартоломью.

— Мерфи все еще работает с Исидой… с доктором Макдоналд?

Бартоломью кивнул.

— В последний раз их видели на пути в Эр-Рияд.

— В царство Пустыни. Ну конечно. Если доктор Макдоналд настоящая дочь своего отца, ей не составит труда расшифровать несложную головоломку Даккури. Я не исключаю, что, пока мы здесь беседуем, Мерфи уже держит в руках вторую часть Змия, — усмехнулся Мертон.

Генерал Ли едва заметно повернул голову в сторону Мертона.

— В таком случае, не следует ли нам, пока мы здесь беседуем, приступить к изъятию у него и второй части?

Мертон, казалось, не обратил ни малейшего внимания на тон генерала.

— Ни в коем случае. Нет. Мы должны дать ей время на перевод следующей части шифра. Как вам известно, вторая часть ведет к третьей, а третья ведет к… ну, нужно ли мне повторять вам, куда ведет третья часть!

Взгляды сидящих вокруг стола, в которых застыло ненасытное вожделение, говорили без слов: нет, в этом нет нужды.

— Нам следует быть сдержанными и терпеливыми. Как только Мерфи заполучит последнюю часть Змия… — он кивнул в сторону Когтя, — …тогда наступит время для нанесения главного удара. И возможно, тогда, — добавил он с плотоядной улыбкой, — у нас с доктором Макдоналд найдется время для совместных воспоминаний.

57

Мерфи схватил обеими руками железное кольцо, оперся о стенку узкого прохода и потянул кольцо на себя. Он почувствовал, как по лбу потекли капельки пота, а руки задрожали от чрезмерного усилия, но каменная плита не сдвинулась ни на дюйм, оставаясь на том же месте, где пролежала вот уже несколько столетий.

— Вы уверены, что это лучший способ пробраться внутрь? — прохрипел Мерфи.

— Определенно. Отсюда мы попадем прямо в главный туннель.

— Если исходить из того, что он все еще существует…

— Ну, Мерфи, сохраняйте же хоть чуть-чуть веры в дело, которым занимаетесь. Давайте, давайте. Вы приложили достаточно усилий?

Краем глаза Мерфи наблюдал за Исидой. В свете луны ее изящная фигурка склонилась рядом с ним, губы сжаты в гримасе крайней сосредоточенности. Будь у нее под рукой плеть, Исида не преминула бы ею воспользоваться, дабы добиться от него «достаточно усилий». Мерфи был почти готов попросить у нее помощи, как вдруг заметил, что громадная плита чуть-чуть сдвинулась. Не расслабляясь, Мерфи сделал глубокий вдох и сжал зубы. Каменная плита начала подаваться, и, в конце концов, профессору удалось оттащить ее. Он упал на колени и стал вглядываться в темную, затхлую дыру.

— Дайте мне фонарь.

Исида протянула фонарь, и Мерфи нагнулся еще глубже.

— Что вы там видите?

Луч фонаря растворялся в непроницаемой тьме глубин.

— Немного. Кладка наверху сохранилась совсем неплохо, но что там внизу… не знаю. Думаю, есть только один способ выяснить.

Исида явно начинала нервничать.

— И как же мы?..

— В случае сомнений просто ныряй. Таково мое кредо. — Энтузиазм Исиды начинал понемногу угасать.

— Вы шутите. Колодец может быть в сотню футов глубиной. — Мерфи сунул ноги в дыру и ухватился за края.

— А мне почему-то кажется, что идея принадлежит вам. Ну, вперед. — Он увидел на ее лице выражение ужаса и уступил. — Ладно, здесь в стене вделаны опоры. Не торопясь, следуйте за мной.

Колодец оказался вовсе не таким глубоким, как предполагала Исида, и самое главное — глиняные ступеньки, располагавшиеся вдоль отвесной стены, неплохо сохранились. Если не считать тех нескольких раз, когда туфелька Исиды соскальзывала с опоры и Мерфи чувствовал удар каблука по плечу, их спуск прошел благополучно. Они попали на перекресток четырех туннелей. Мерфи дал Исиде время отдышаться и прийти в себя, после чего спросил:

— И куда же теперь?

В луче фонаря ее лицо, склонившееся над томом де Токвиля, сделалось похожим на призрак, вышедший из мрака подземелья.

— Наиболее вероятное место находится на дне первоначального колодца. Именно о нем, скорее всего и писал Даккури.

— И как мы его найдем?

Исида нахмурилась и оттого стала еще больше походить на призрак.

— Нам просто нужно выяснить направление течения, а затем пойти против него.

Мерфи сел на корточки и осветил фонарем пол.

— Вода-то высохла. Но она должна была оставить бороздки в грязи, и, если нам повезет, мы какие-нибудь из них отыщем. — Он сделал несколько шагов вперед и направил луч фонаря на что-то, напоминающее длинный плоский камень. — Вот. Если я не ошибаюсь, нам сюда.

Исида проследовала за профессором в темноту, ориентируясь по свету фонаря, освещавшего то одну, то другую стену прохода. Медленно двигаясь по узкому кирпичному коридору, вдыхая мертвый древний воздух, она вдруг начала вспоминать, почему ей всегда была неприятна профессия археолога. Идеально чистый современный отель где-то у них над головами, казалось, находился на расстоянии сотен миль и нескольких тысячелетий.

Вдруг Исида ударилась о спину Мерфи.

— Тупик, — сказал он.

Они вернулись к пересечению туннелей и стали искать другие следы воды. Мерфи указал на еще один туннель.

— Вы уверены? — спросила Исида.

— Не знаю, как вы, а я лазаю по средневековым канализационным люкам впервые в жизни. По правде говоря, я руководствуюсь обонянием.

59
{"b":"7182","o":1}