ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На конце шеста, закрепленного прямо в грязи, находился блестящий металлический предмет в форме буквы «S».

Средняя часть Медного змия!

Поняв, что это такое, Исида внезапно почувствовала, как некая сила повлекла ее сквозь столетия в мир темного варварства. Ее как будто снова заперли в чулане мисс Мактэвиш, на сей раз вместе с самыми настоящими древними богами и демонами, не оставив никакой надежды на то, что когда-нибудь удастся выбраться на свободу. Горло сжалось от едва сдерживаемых рыданий.

Затем она почувствовала, как Мерфи потащил ее за собой в туннель, и тело ее как-то сразу обмякло от внезапного облегчения. Они уходят. Значит, они не погибнут.

Мерфи схватил Исиду за плечи и попытался по выражению лица напарницы понять, в каком она состоянии. В полумраке туннеля он смог разглядеть лишь ее глаза, в которых застыла мольба.

— Вы справитесь? — спросил он.

Она что-то прошептала. Да?.. Мерфи еще крепче сжал Исиду, почти встряхнул, и она кивнула. Этого достаточно. Времени больше нет. Он снова пробрался к дыре в стене, а Исида со стороны наблюдала за тем, как, переждав короткое мгновение, Мерфи скользнул внутрь в гущу мелькающих теней.

Кое-как, еле передвигая ноги, она проследовала за ним, остановилась у самой дыры и от ужаса почти опустилась на землю, зажав рот рукой, чтобы не закричать. У нее едва хватало сил на то, чтобы наблюдать за Мерфи. И в то же время Исида не могла отвести взгляд от происходящего. Если он исчезнет из ее поля зрения, она в самом прямом смысле слова останется одна посреди неописуемого кошмара. Исида схватилась за фонарь — так утопающий хватается за спасательный круг.

Мерфи, ползший на животе по камням и осколкам кирпича уже по другую сторону стены, посмотрел на Исиду через плечо. Но не увидел ничего, кроме зыбкой тени, сливавшейся с густой темнотой вокруг, и лишь почувствовал на себе напряженный взгляд напарницы.

Мерфи был уверен, что благодаря густому слою пыли, покрывавшему пол туннеля, его приближение может пройти незамеченным, но тут случайно задел коленом кирпич, и тот покатился вниз в темноту. Мерфи весь сжался от ужаса. Он зарыл лицо в грязь, не осмеливаясь поднять взгляд, боясь даже дышать. Напев троих палачей сохранял свой погребальный ритм, словно они ничего не услышали. Казалось, они пребывают в состоянии, похожем на транс, возможно, под воздействием какого-то наркотического вещества. Однако Мерфи прекрасно понимал, что скоро пение прекратится и тогда наступит время страшных кинжалов.

Он ругал себя за то, что оставил в отеле свой спортивный лук. Но кто бы мог предположить, что он окажется свидетелем человеческого жертвоприношения в средневековом канализационном туннеле? Правда, уже давно следовало научиться готовиться к самому неожиданному и непредсказуемому. В памяти Мерфи всплыл тот первый телефонный звонок от Мафусаила. Если бы он знал тогда, куда это его приведет, не послал ли бы он этого Мафусаила подальше, какое бы значение артефакт ни имел для библейской истории? Многочисленные убийства, взрыв в церкви, Лора — все началось с того самого телефонного звонка. Однако Мерфи понимал: теперь думать об этом и сожалеть нет никакого смысла. Бог привел его на этот путь, и ничего не оставалось, как следовать по нему до конца.

Чего бы это ни стоило.

И тут перед глазами Мерфи снова всплыл образ девочки, предназначенной в жертву. И мысль об этом заставила его забыть о страхе. Единственное, что вызывало у него беспокойство: справится ли со всем, что ей предстоит, Исида? Когда он впервые встретил ее, она была напряжена как натянутая струна. И теперь, выпавшая из своего академического кокона, находится на грани нервного срыва.

Он молился только об одном — чтобы ее нервы выдержали испытание.

Мерфи вновь начал продвигаться по туннелю, стараясь держаться как можно дальше от трех раскачивающихся тел. Показалось, или звук струящейся воды стал громче? Ему не хотелось стать дополнительной жертвой неведомому демону, но не было и никакого желания исчезнуть в водах подземной реки. Теперь, если бы участники зловещего ритуала повернули головы направо, они бы наверняка его увидели. Мерфи не мог до бесконечности возлагать надежды на их транс. Едва они выйдут из транса, сразу же заметят его.

Внезапно профессор понял, что эти трое вот-вот закончат свои молитвы и тогда будет слишком поздно.

Ну, продолжайте, продолжайте же, ребята. Еще несколько строк, еще несколько стихов. Мерфи сосредоточился на звуке их напева и тут почувствовал, что начинает терять ориентацию. Напряжением воли он попытался заставить стрелки часов двигаться быстрее. В голове застучало, четкое понимание происходящего начало затуманиваться… И вдруг донесся грохот катящихся камней и осколков кирпича. Мерфи повернулся, чтобы посмотреть, в чем дело.

От того, что он увидел, сердце у него остановилось.

В отверстии стены туннеля, в том самом месте, где он в последний раз видел Исиду, явилось некое жуткое видение, как будто сатанинские песнопения вызвали к жизни чудовищную демонессу. От подсвеченного снизу лучом фонаря ее мертвенно-бледного лика, казалось, исходило замогильное сияние. Она плыла во тьме, поддерживаемая незримой силой.

В течение какого-то безумного мгновения он вообще усомнился в том, что это Исида, затем более или менее ясное осознание реальности вернулось к нему, и Мерфи бросился вперед. Как он и предполагал, трое мужчин очнулись от транса и среди мгновенно воцарившейся зловещей тишины пальцами указывали на Исиду. Казалось, они не заметили, как Мерфи неверным шагом проследовал мимо них к шесту и к сверкающему на нем Змию, хотя кто знает, сколько еще времени их будет отвлекать ее выходка?

Мерфи наклонился и схватил за плечо лежащую без сознания девочку.

Она не была связана, но в то же время казалась окаменевшей и напоминала статую ангела. «Будем надеяться, что бедняжка пока еще не перешла в обитель светлых духов», — подумал Мерфи. Но если девочка жива, значит, они ввели ее в это состояние с помощью наркотика, и внезапное возвращение к реальности может иметь непредсказуемые последствия. Впрочем, какими бы они ни были, все лучше, чем стать жертвой змиепоклонников.

Мерфи пару раз сильно встряхнул девочку. Ее глаза открылись, и, увидев Мерфи, девочка попыталась закричать. Он одной рукой зажал ей рот, а другую прижал к губам, стараясь жестом объяснить, что нужно молчать. Глаза девочки почти вылезли из орбит от ужаса, но при этом не было заметно никаких последствий применения наркотика. Она кивнула в знак того, что поняла жест Мерфи и его призыв к молчанию.

Профессор встал и повернулся к шесту с телом Змия. Огненное сияние в свете факелов завораживало. Мерфи протянул руку и дрожащими пальцами начал отвязывать пеньковые путы, которыми кусок бронзового идола был прикреплен к шесту. Мерфи взял его в руки, с восхищением чувствуя, как точно туловище Змия соответствует хвосту.

Размышления на эту тему были внезапно прерваны криком за его спиной, который издали трое участников ритуала. Их внимание от Исиды отвлекла девочка, бросившаяся бежать в сторону дыры в стене. Однако от убегающей жертвы интерес змиепоклонников мгновенно переключился на Мерфи, как только кто-то из них заметил, что Мерфи держит в руках идола. Они тут же забыли об обеих женщинах, и теперь весь свой жуткий гнев из-за неудавшегося вечера готовы были обрушить на одного Мерфи.

Мужчины наступали на Мерфи, рыча от переполнявшего их гнева, подняв кинжалы и не выказывая ни малейшего признака той сомнамбулической неповоротливости, которая отличала их всего несколько минут назад.

Мерфи ничего не мог придумать. Бежать он тоже не мог. Тогда им в руки попадет Исида. О том, чтобы сражаться с тремя маньяками, вооруженными кинжалами, не могло быть и речи. Никакой надежды одолеть их. Он сделал все, что мог. Остальное, уже от него не зависит. Мерфи рассчитывал только на то, что, пока эти чудовища будут расправляться с ним, у Исиды хватит присутствия духа убежать тем путем, которым они пришли сюда.

61
{"b":"7182","o":1}