ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Несколько минут они пили молча, погрузившись в воспоминания.

Наконец Яссим спросил:

— Доктор Макдоналд в порядке? Она очень мила, однако несколько… рассеянна, как мне показалось.

Исида, извинившись, направилась прямо в номер, который подготовил для нее Яссим на территории университетского кампуса в здании приглашенных преподавателей и их семей.

— Ей многое нужно обдумать, — ответил Мерфи. Яссим не стал развивать тему.

— Что ж, надеюсь, завтра она будет в хорошей форме. Нам предстоит сложный и интересный день.

Он радостно заерзал на стуле, словно ребенок в предвкушении рождественских подарков.

— Итак, профессор Хавасс уже проводил исследования?

— Да-да, и весьма обширные. Еще в шестидесятые годы они просветили гробницу Хефрат рентгеновскими лучами, и она оказалась совершенно пустой. Как и во многих других подобных случаях, нас опередили грабители.

— На пару тысячелетий, я полагаю, — заметил Мерфи. Яссим рассмеялся.

— Единственное, что осталось, — глубокая темная пустая дыра в нижней части пирамиды. Так что если там действительно могло сохраниться то, что просмотрели похитители и что со времен Навуходоносора там хранил халдейский жрец — голова Моисеева Медного змия, никак не меньше! — такое было бы просто чудом. Профессор Хавасс с радостью готов предоставить в ваше распоряжение наши скромные ресурсы.

— А нельзя ли оставить у вас на хранение среднюю часть Змия? Хотя, принимая во внимание инцидент в Вашингтоне, я не обижусь, если ты откажешься.

Яссим отмахнулся:

— Нас здесь не так-то просто запугать. Сочтем за честь охранять вашу часть Змия, причем со всей возможной осторожностью.

Мерфи похлопал старого друга по плечу.

— Великолепно. У меня камень с души свалился. Значит, ты предоставишь в наше распоряжение и робота?

— Конечно. Да я и сам жду с нетерпением, когда смогу увидеть его в работе. Расхитители гробниц иногда использовали маленьких детей и даже карликов для поисков сокровищ в узких проходах. — Он печально покачал головой. — И нередки были случаи, когда несчастные не могли выбраться обратно. Надеюсь, при помощи робота мы сумеем проникнуть в самые потаенные уголки пирамиды, не рискуя человеческой жизнью.

— Надеюсь, надеюсь, Яссим, старина, — откликнулся Мерфи. Его лицо помрачнело. — Очень надеюсь.

63

Когда ранним утром на следующий день они встретились, чтобы выехать к пирамиде на груженном оборудованием «лендровере» Яссима, у Мерфи возникло ощущение, что Исида что-то задумала. Ничего особенного он не услышал, но вела она себя необычно. С подчеркнутой сдержанностью и довольно официально проверила, все ли необходимые вещи они захватили с собой, и это свидетельствовало о некой особой внутренней сосредоточенности и спокойствии, которые раньше ей не были свойственны.

Пока ученые, переехав Нил по мосту острова Рода, мчались по Шарья Аль-Харам, а затем по району Гизы к краю пустыни, Мерфи задавался вопросом, почему он не ощущает того же спокойствия, которое, судя по всему, чувствует Исида. После нескольких мучительных часов, в течение которых он ворочался и метался в постели, сжимаемый тисками мучительных кошмаров, Мерфи отбросил все попытки выспаться и провел остаток ночи, меряя шагами сад вокруг их каирского жилища.

Профессор надеялся на знамение, которое подтвердило бы, что его пребывание здесь — часть Божественного плана. Однако восход солнца застал его в саду в том же состоянии полной растерянности и душевной смуты.

Слушая рассказы Яссима о проклятиях мумий и скарабеях-призраках, Мерфи взглянул на улыбку сфинкса на лице Исиды и подумал: не ей ли Господь послал знамение? Возможно, именно ее предпочел Он, как евангельского блудного сына. Не то чтобы Мерфи ей завидовал… Главное, знать, что они на правильном пути.

Дорога Пирамид вела из Каира в пустыню. Когда много лет назад они с Лорой впервые ехали по Дороге Пирамид в стареньком «ситроене», вокруг еще сохранялись следы густых акаций, тамариска и эвкалиптовых рощ, теперь полностью исчезнувшие под напором разрастающегося города.

Наконец жилые дома из бетонных блоков остались позади, и на горизонте появились три пирамиды Гизы. Исида издала возглас изумления и восторга, а Яссим довольно усмехнулся. Мерфи подумал, не является ли столь близкое соседство древнего и современного тем самым знамением, которого он ждал.

Здесь, в Каире, люди рвались вперед, в будущее, а памятники одной из древнейших человеческих цивилизаций взирали на них, величавые и неизменные, словно говоря: «Если вы хотите знать, что на самом деле вас ожидает, оглянитесь назад».

Дорога взобралась на вершину плато площадью в одну квадратную милю, обогнула Сфинкса, уже тысячелетия вглядывающегося в неизвестность, и им предстали три грандиозные пирамиды — самые величественные в мире гробницы для царственного отца, сына и внука. Вокруг трех великих сгрудились более мелкие пирамиды цариц и принцесс, придававшие всей картине еще большую торжественность. «Лендровер» продолжал путь, повернув к северо-восточной части плато, а великие пирамиды стали постепенно уменьшаться в размерах. Исида, вытянув шею, смотрела по сторонам, стараясь удержать в памяти каждую деталь поразительной панорамы, но тут Яссим похлопал ее по плечу и указал вперед.

Стоящая в одиночестве в пустынном уголке плато пирамида Ветров являлась таким совершенством древней архитектуры, что казалось, была построена вчера. Уступавшая своим более знаменитым «сестрам» размерами, пирамида отличалась не меньшим величием и выразительностью. Стены из идеально подогнанных каменных блоков служили зримым свидетельством бессмертного гения ее создателей.

— Поразительно! — провозгласила Исида, выбираясь из «лендровера» и всматриваясь сквозь дымку в представшее перед ней зрелище.

— Одно из величайших творений мировой архитектуры, — согласился Яссим.

— Немудрено быть великим архитектором, если у вас есть несколько тысяч рабов, чтобы таскать все эти каменные блоки, — добавил Мерфи.

— Вне всякого сомнения. Потому-то современные здания столь ничтожны в сравнении с ними. — Яссим рассмеялся. — В наши дни не так-то просто раздобыть рабов.

Пока Яссим и Мерфи проверяли готовность робота к работе, Исида развернула трехмерное изображение внутреннего помещения пирамиды.

— Превосходно! — воскликнул Яссим, когда кристальной четкости картинка появилась на экране ноутбука. — Он в точности выполняет все мои команды. — Яссим, как верную собачонку, похлопал маленького робота и, указав в сторону пирамиды, решительно произнес: — Ату!

Взяв робота под мышку, Мерфи стал подниматься по громадным известняковым блокам по направлению ко входу в первую вентиляционную шахту.

— Ветры дуют главным образом с юга, — объяснила Исида Яссиму, — значит, в эту шахту, должно быть, втягивается наибольшее количество воздуха. Вполне логично начать именно отсюда.

Яссим кивнул:

— Будем надеяться, что ее не забило песком.

Мерфи побежал назад, Яссим включил робота и отправил его в путешествие по шахте. Наклонившись над Яссимом — тот держал ноутбук на коленях, — Мерфи с Исидой внимательно следили за тем, как на экране компьютера стали медленно возникать не слишком четкие изображения шахты.

— Кажется, чистая. Робот движется без помех. Полагаю, до конца шахты он дойдет минуты за три. Пока у него на пути не попадалось никаких объектов.

Три минуты, в течение которых ученые, скорчившись в прохладном «лендровере», пытались разобраться в тусклых изображениях, передаваемых с миниатюрных камер робота, показались им получасом. Наконец Яссим нажал клавишу и остановил робота.

— Думаю, он зашел достаточно далеко. Робот находится где-то у края шахты. Если будем двигаться дальше, можем потерять его. Если бы в шахте что-то было, мы бы уже увидели.

— Ну, еще несколько футов, Яссим, — попросил Мерфи. Он напряженно всматривался в экран. — А что это такое? Что-то движется.

66
{"b":"7182","o":1}