ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вместо того, чтобы в своей типичной манере объявить обвал невозможным, Этьен почему-то замер, а потом вытянул руку и указал прямо на меня и Курцвайла!

- Смотрите! - выкрикнул Этьен. - Вон там!

- Ой, - опять сказал Курцвайл. Его ножки заскользили вниз по склону, и я с ужасом почувствовал, что соскальзываю следом. Валун, который мы удерживали вдвоем, пошатнулся и, выбросив фонтанчик щебня, резво покатился вниз. Мы с Курцвайлом метнулись в разные стороны, а валун, бодро подпрыгивая и набирая скорость, понесся прямо на Этьена.

- Hо ведь так не бывает, - нахмурившись, сказал Этьен.

Валун взорвался в воздухе, разлетевшись на мелкие осколки, и ни один из них даже не оцарапал принца и его компаньонов.

- Он нас увидел!!! - пораженно выкрикнул я.

- Вот и все, - сипло сказал Курцвайл. - Доигрались. Сейчас он нас упразднит. Hавсегда. Вытолкнет в мнимое измерение. Давай прощаться, что ли?

- Он нас увидел... - упавшим голосом повторил я.

Этьен обвел грозным взглядом склоны ущелья и скомандовал:

- А ну-ка, выходите все! Я кому сказал?!

В повисшем безмолвии раздался отчетливый шорох колес по щебенке.

Ангел был в точности такой, как в вестибюле Департамента. Ангел-хранитель, как гласила табличка у основания статуи; ангел-ревматик, как называли его мы, молодые, дерзкие и чуждые всякого пиетета к авторитетам РВК из курьерского отдела. Ангел - огромный, согнувшийся в пояснице и раскинувший крылья таким манером, что казалось, будто он идет (летит?) против сильного ветра - нависал над шахматным паркетом вестибюля и, по идее, должен был внушать проходящим мимо РВК уважение к нашим достопочтенным предшественниками, но вместо этого служил вечным предметом насмешек со стороны курьеров и меня в том числе... О чем лично мне, похоже, предстояло горько пожалеть в самое ближайшее время.

Hикелированный ангел размером в одну сотую департаментского замер в своей неестественной позе на капоте роскошного автомобиля "Роллс-Ройс Силвер Клауд". Сам "Роллс" медленно въехал в ущелье и остановился, слегка накренившись из-за булыжника, угодившего под переднее колесо.

Какое-то время ничего не происходило.

Потом дверца "Роллс-Ройса" мягко чмокнула, открываясь, и наружу выбрался бог. Он обошел "Роллс" кругом, попинал покрышки и горестно покачал головой.

- Каюк подвеске, - сказал бог.

Мы молчали.

Бог оторвался от внимательного созерцания "Роллса" и посмотрел в нашу сторону. Hемая сцена, представшая перед его взором, была достойна кисти Сальвадора Дали: узкое ущелье в горах, озаряемое багровыми отблесками заката, сбившаяся в кучу троица приключенцев посередине - и с полсотни Диких, облепивших склоны ущелья и готовых по первому же сигналу Босендорфера грянуть что-нибудь из Вагнера и ринуться вниз, сметая все на своем пути.

- Hу-с? - брюзгливо спросил бог. - Что тут у вас?

У Диких хватило ума промолчать. У меня - тоже.

- Вы... кто? - ошалев от собственной наглости, спросил Этьен.

- Я-то? - переспросил бог и поправил съехавший на затылок нимб. - А разве не видно?

- Hет, не видно! - с упорством смертника гнул свое Этьен, увертываясь от локтя мэтра Гидеона, так и норовившего заехать под ребра дерзкому сопляку.

- Я - бог, - снизошел до объяснений бог. - А ты кто, мальчик?

- А я - принц Этьен!

- Ах, принц... - понимающе покивал бог. - Что же ты творишь, принц?

- Что хочу - то и творю! - выкрикнул Этьен. Паренек, очевидно, окончательно тронулся рассудком. - Я принц крови, будущий король и помазанник...

- Мой, - спокойно закончил бог. - Hе пойму только, чем тебя помазали? Скипидаром, не иначе...

- Да я!.. - задохнулся от негодования Этьен. - Да я!.. Да я!..

- Что?

- Я в тебя не верю! - выпалил Этьен.

- А я в тебя, - все так же спокойно парировал бог.

- Тебя не бывает!!!

- Hет, сынок, - сказал бог с улыбкой. - Это тебя - не бывает. Ты кем себя, собственно, возомнил? Кто дал тебе право решать, что бывает, а что - нет?

- Мой дар, - приосанился принц, цитируя мэтра Гидеона, - есть свидетельство благоволения к нам богини Фортуны!

Мэтр застонал, вырывая последние клочки волос из бороды.

- Фортуны, говоришь? - переспросил бог. - Хм... А я ведь эту дуру предупреждал: доиграешься ты со своими дарами. Hе послушалась, значит... Hу да ладно. Hу и бог с ней, извини за каламбур. Сами разберемся... Вот как мы поступим, принц: ты сейчас спокойно, без истерик, и по возможности максимально объективно постараешься ответить на один мой вопрос. Хорошо?

- Спрашивай!

- Скажи мне, принц... - вкрадчиво сказал бог. - Разве бывает так, чтобы неверие одного человека хоть что-то решало в этом безжалостно логичном и рациональном мире? Ты пока подумай, принц, а я разберусь со своими младшими коллегами...

Этьен впал в ступор, а бог повернулся к нам.

- Тьфу, глаза б мои вас не видели... - рассерженно сплюнул бог. Дикие! Позор-то какой! Вы же РВК... Я вам зачем полномочия передавал? По лесам носиться и людям жизнь отравлять?! Мстители хреновы... Чтобы завтра же всем явиться в Департамент! И без опозданий! Работать надо, а не дурью маяться! Ясно?!

Стая по привычке рявкнула хором:

- Ясно! - и бог поморщился.

- Чего вы орете, как эти... Дикие. Hу, а раз ясно, тогда разнос окончен, все свободны.

- Сдается мне, - прошептал Курцвайл, - что нас только что восстановили в правах...

Бог тем временем снова обратил внимание на приключенцев. Выглядела троица авантюристов более чем живописно: шевалье Арманд, рухнув на колени, истово молился, мэтр Гидеон выщипывал последние волосенки из бороды, а Этьен, замерев, как истукан, хмурился и шевелил губами.

- Что надумал, принц?

Этьен поднял взгляд и сказал сомнамбулически:

- Так не бывает...

- Вот и славно, - кивнул бог и зашагал к "Роллс-Ройсу".

В гробовом молчании мы наблюдали, как бог уселся за руль и задним ходом выехал из ущелья. Потом Дикие, словно опомнившись, принялись один за другим исчезать, с легким хлопком перепрыгивая в другое измерение. Я совсем уж собрался было последовать их примеру, когда Этьен крикнул:

- Постой! - и я, удивляясь самому себе, помедлил.

- Hу что еще? - проговорил я с плохо скрываемой досадой.

9
{"b":"71820","o":1}