ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Терпеть не могу отправлять сына самолетом. Я их боюсь. Он ухмыльнулся, сплетя ее пальцы со своими в кармане собственного пальто.

- Я так и думал. Все занятия, доставляющие мужчине истинное удовольствие, действуют вам на нервы. Я собираюсь привить вам абсолютно другое отношение к таким вещам.

- Слишком поздно. И потом, отношение вырабатывается в течение жизни, а не прививается. - Она смотрела на худенькую спину сына, поднимавшегося по трапу, и энергично замахала рукой, когда он обернулся и посмотрел в их сторону. Затем он исчез внутри самолета. - Не могу поверить, что все же позволила вам сделать это.

- Что именно? Сунуть вашу руку в мой карман?

- Усадить его в самолет, вот что! Хотя вы, конечно, правы. Я переволновалась утром и действовала сгоряча.

- Если бы мне пришлось побывать в кювете, я бы выглядел не лучше.

- Врач сказал, что он придет в норму скорее, чем мы успеем подписать бумаги.

Таннер лукаво усмехнулся, вспомнив все, что наблюдал в отделении скорой помощи.

- В чем дело? - спросила Кэтрин, мгновенно заподозрив подвох.

- Вы были сногсшибательны в хлопковом халате. Кэтрин закрыла глаза.

- Это не было предназначено для ваших глаз.

- Виноват, но Майк все время оставлял дверь открытой, бегая в ванную комнату. Вас никогда не интересовало, почему у этих халатов веревочки на спине? И как же их завязывать? Я собирался предложить вам свои услуги, но нянечка категорически запретила мне входить.

Кэтрин покраснела. Она была абсолютно голой под полупрозрачным халатом, и Таннер дал понять, что буквально наслаждался этим зрелищем.

Потом она улыбнулась, перестав смущаться. Ну видел, и ладно.

- Как вам удалось развеселить меня? И это после стольких переживаний... Да еще и Майкл улетает посреди вьюги...

- Эти пушинки - вьюга?

- И моя машина валяется в кювете...

- Кажется, эту рухлядь уже не восстановить.

- Да еще и чек из больницы...

- Честно заслужен врачами до последнего цента. Она удивленно замолчала и посмотрела на него.

- Я хотела сказать "астрономический".

- Ну, это, допустим, тоже верно. Однако приятно было убедиться, что с вами все в порядке.

- Перестаньте. А то я и вправду подумаю, что вам не все равно.

- А мне и не все равно. Когда вы только поверите в это? Самолет начал выруливать на взлетную полосу, и Кэтрин задрожала. Вот только и сама не знала, из-за чего именно: то ли из-за того, что улетал сын, то ли из-за признания Таннера. Он смотрел вслед самолету и, казалось, не ждал от нее никакой реакции на свои слова. Спасибо хоть за это.

- Не хотите позавтракать? Или отправимся сразу домой? Я велел механикам сразу позвонить, как только привезут машину на станцию, осмотрят и решат, стоит ли ее вообще ремонтировать. Надо было дать им и ваш телефон.

- Это не важно. Вы лучше знаете, что и как спросить.

- У вас сегодня не будет детишек?

- До понедельника никого. Я решила позволить себе длинный уик-энд. Только я и моя печатная машинка.

Молли встретила их у двери в кухню, окруженная щенками.

- Привет, малышня! - Таннер погладил помахивающих хвостиками щенят.

Осторожно переступая ногами, Кэтрин добралась до гостиной и устало рухнула в кресло.

- Уф. Ваша квартира теперь напоминает мою. Решетка на входе в гостиную, манеж для малышей в столовой. Осталось только найти того, кто бы заплатил за все ваши хлопоты.

Таннер, оставшись по ту сторону решетки, улыбнулся.

- Мне надо позвонить. Может, хотите что-нибудь? Чашечку кофе? Щенка? Плечо, в которое удобно выплакаться?

- Ничего из перечисленного. Но все равно огромное спасибо.

Она откинулась на спину и вытянула перед собой ноги. Подумав, она стянула с себя сапоги. И вздохнула от блаженства.

- Кэтрин? - Таннер перешагнул решетку и оказался рядом. - Мне только что позвонили со станции. Они вытащили машину.

- И что говорят? Ее можно починить? Мне она понадобится уже на следующей неделе.

Он утешающе погладил ее по руке.

- Дорогая, там нечего чинить.

- Как это? Эти.., старые машины практически неразбиваемы. Ну, заменить там несколько деталей, выпрямить погнутое, подкрасить...

- Тогда ремонт обойдется дороже того, что вы когда-то за нее заплатили.

И тут она до конца осознала, что произошло.

Ее домик находился в десяти милях от Лансинга, в отдаленном спальном районе. До ближайшего овощного магазина было почти четыре мили. Примерно столько же до лавки, где она покупала молоко, хлеб, памперсы...

До школы Майка тоже ехать четыре мили, а до места, где он тренируется, три. Позволить ему добираться туда на велосипеде она не может - шоссе забито огромным потоком машин.

- Что же делать? - в отчаянии прошептала она. - Теперь я останусь без работы, а Майкл - без школы.

- Не волнуйтесь. Найдем что-нибудь.

- А чем я заплачу за машину?

- Успокойтесь. - Таннер поднял ее за руки из кресла и обнял.

Кэтрин уткнулась в его плечо, чувствуя, что из глаз хлынули слезы. Кажется, Таннер не заметил этого. Он просто обнимал ее, упираясь подбородком в макушку. Его ровное дыхание успокаивало Кэтрин. Приникнув к нему, она молча признала тот факт, что Таннер Пирс за весьма короткий срок стал самым близким ей человеком.

- Боже праведный! Что это здесь происходит? Таннер и Кэтрин виновато отпрянули друг от друга и уставились в недружелюбное лицо Барбары. Та стояла подбоченясь, с вызовом рассматривая их.

- Ну? Я жду ответа.

- Ты разучилась стучать?

- Не вижу в этом смысла. Ты ведь сам вручил мне ключ, не так ли? - Она наклонилась, чтобы погладить щенка. - Так что здесь происходит?

- Кэтрин попала в аварию.

Барбара мгновенно выпрямилась и быстро оглядела комнату.

- Где Майкл?

Таннер сразу понял тревогу сестры.

- Ему повезло. Отделался легким испугом.

- Он улетел во Флориду, - добавила Кэтрин, пытаясь прийти в себя. - На каникулы к бабушке с дедушкой.

- И вы отпустили его?

Кэтрин сжалась, почувствовав в словах Барбары упрек Она и сама еще не перестала корить себя за то, что отпустила сына.

- С ним все в порядке, Барб. Мы свозили его в отделение скорой помощи, потом позвонили его деду. Все просто пережили шок, а так ничего страшного.

32
{"b":"71825","o":1}