ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Содержимое холодильной сумки было разбросано поверх его спальника, часть пакетов оказалась даже под ним. Лед уже начал таять, и новехонький спальник в нескольких местах был мокрым.

Но темная фигура над сумкой не была Джейсоном. Сидя на корточках, эта фигура рылась в пакетах, безжалостно разрывая и расшвыривая их. Один из них долетел до выхода и шлепнулся о стенку палатки.

Майкл заморгал, напрягая зрение, и еще раз пнул фигуру ногой.

Тишину нарушило недовольное рычание.

- Боже! - Майкл потянул спальник на себя и прижался к брезенту палатки. Та закачалась, но стойки были закреплены на совесть. - Пошел прочь отсюда! Кыш!

Но медведь лишь махнул в ответ лапой, едва не задев его. Завопив во все горло, Майкл разбудил соседей по палатке. Спальные-мешки зашевелились, из них появились всклокоченные головы. Холодный ночной воздух быстро разбудил всех. Но медведь слышал лишь один голос и, раздраженный им, двинулся на этот звук.

- Святые небеса! Это же медведь! Джейсон на четвереньках выкарабкался из палатки. Дэнни, парализованный ужасом, застыл, затем пополз в другую сторону от выхода.

- Ты сдурел, Майк! Беги! Он же прет прямо на тебя!

- Не могу! - жалобно прокричал Майкл. Темная фигура поднялась во весь рост. В отчаянии Майкл искал хоть какое-то оружие. Но в руки попался лишь нейлоновый спальный мешок. Он выставил его перед собой.

- Майкл! Да делай хоть что-то!

- Беги, Дэнни! Выбирайся отсюда! Разбуди Таннера! Дэнни сомневался лишь секунду, затем рванул к выходу. Майкл остался один на один со зверем. Сердце колотилось в груди так, что, казалось, вот-вот выскочит оттуда.

И тут зверь заревел. От ужаса у Майкла похолодела спина. Лишь позже, когда все горло саднило от боли, он сообразил, что вопил так, что поднял бы на ноги даже мертвых.

Голова отказывалась думать, а руки шарили, пытаясь отыскать хоть что-то, чем можно было бы прикрыться или бросить в медведя. Нащупав крышку сумки, он выставил ее как щит. Лапа зверя отскочила от пластика, и он вновь зарычал. Майкл дрожал и чувствовал, что по лицу катятся слезы.

На секунду в палатке наступило затишье. И тут он услышал крики. Басили встревоженные мужские голоса, верещали возбужденные детские. Пораженный Майкл отчетливо разбирал слова, словно их шептали ему на ухо.

- Господи, его совсем не слышно!

- Может, просто испугался и замолчал.

- Лучше бы уж вопил, тогда бы я понял, где он. Таннер держал ружье и не ощущал его веса. Руки тряслись противной дрожью. Единственной реальной вещью посреди этого кошмара казались пули, упавшие на землю возле его босых ног.

- Майкл?

В ответ лишь тихое шмыганье.

- Майкл, ответь мне.

Таннер дулом ружья отодвинул полог в сторону.

- Я не могу вытащить тебя из палатки, малыш. Между нами медведь.

Тихие звуки рыданий чуть не лишили Таннера решимости.

- Ляг на пол, прошу тебя!

Проглотив комок в горле, Таннер поднял ружье и поблагодарил небо за полную луну, заливавшую серебристым светом поляну. В открытом проеме фигура медведя высилась жуткой громадой. Первый выстрел разорвал тишину. Второй прозвучал одновременно с эхом первого.

На этом все и закончилось.

Глава 13

Кэтрин быстро шла по коридору больницы, ежась от раздражавшего ее стука каблуков. Длинный коридор был пуст, и эхо ее шагов громко отдавалось в ушах. Словно в голову вколачивали гвозди.

Стены сверкали свежей краской, но поражали пустотой: ни какой-либо захудалой картины, ни пестрого пятна или ветки зелени - все, казалось, кричало о том, что это место, где нет надежды на спасение. Хитроумные стальные конструкции, выстроившиеся вдоль стен, выглядели отвратительно, словно специально были задуманы, чтобы вызвать боль, а не унять ее.

Увидев каталку, она закрыла глаза. Слишком сильно было впечатление, что еще недавно на этой простыне лежало чье-то тело.

Из-за приоткрытой двери кабинета медперсонала раздавались приглушенные голоса.

Она застыла, предполагая самое худшее.

- Кэтрин?

На пороге комнаты ожидания стоял Таннер. Выглядел он хуже некуда. Джинсы испачканы кровью, рукав рубашки разорван, под глазами залегли тени, а губы мрачно сжаты.

- Где он? - решительно спросила Кэтрин. - Его нет в палате!

- Все в порядке, - успокоил он ее, пытаясь обнять.

Она оцепенела. Таннер немедленно убрал руки. Возникла жуткая неловкая пауза, которую он оборвал, сказав:

- Майк сейчас в рентген-кабинете. Врачам не понравились первые снимки, вот они и увезли его на повторные.

- Как его рука?

- Рана поверхностная, неглубокая. Пришлось, правда, наложить швы. Но вот плечо их обеспокоило. Вдруг порвано сухожилие... Но если там что-то серьезное, то...

- Я хочу немедленно забрать его отсюда. Чтобы показать его собственному врачу. - Это прозвучало как ультиматум. - Немедленно, Таннер.

- Это можно устроить, здешний персонал поймет все и пойдет навстречу. Но дай врачам доделать то, что они начали. Когда ты увидишь его...

- Увижу? Я успела пролететь сто пятьдесят миль, а они все еще возятся с диагнозом! Если бы мы были дома...

Таннер сокрушенно вздохнул.

- Это моя вина. Я сказал врачам, чтобы не торопились, что в их распоряжении весь уик-энд!

- Перестань паясничать!

Таннер опустился на одно колено возле нее, словно собирался сделать ей предложение.

- Что я должен сделать, чтобы исправить положение?

- Мог бы почувствовать хоть чуточку вины за случившееся!

- Такие вещи случаются, Кэт. И никто не в силах предотвратить их.

- Значит, вот как ты утешаешь себя в трудные минуты? Повторяешь избитые истины?

В то же самое мгновение Кэтрин пожалела о сказанном. Суровый взгляд Таннера пригвоздил ее к месту.

- Извини, - прошептала она. - Я сказала это не подумав. У меня до сих пор голова не соображает после твоего звонка...

- Кто мог предугадать такое?

- Не надо мне было отпускать его. Я как чувствовала, что что-то случится. - Плечи Кэтрин опустились, она закрыла глаза. - Майкл - все, что у меня есть. И у меня сердце разрывается от страха за него.

- Но вряд ли ты в состоянии предвидеть все преграды в его жизни. Так что не терзай себя попусту.

- И кого же мне тогда винить? Тебя?

40
{"b":"71825","o":1}