ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вот эта инструкция в несколько сокращенном виде:

"НАЧАЛЬНИК ВЕНГЕРСКОГО КОРОЛЕВСКОГО

ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА

IV ОТДЕЛ

No 10

ОЗНАКОМЛЕНИЕ С ОПЫТОМ ТЕКУЩЕЙ ВОЙНЫ

ПАРТИЗАНСКАЯ БОРЬБА

1 глава

Общее ознакомление с партизанским движением

Борьба против Советов близко познакомила нас с особым и

безжалостным средством борьбы - "партизанским" движением.

Удивительным является проявленные русским народом при этой форме

борьбы фанатизм, презрение к смерти и выносливость, с которыми

мы столкнулись; потрясающими являются те масштабы, в которых

русские применяют этот способ.

Развивающееся на все большей территории партизанское

движение уже принимает форму народного движения.

Партизанское движение выступает как народное движение за

линией нашего фронта, не только непосредственно, но и за

несколько сот километров за линией фронта в тылу... Партизанская

борьба вспыхнула с особой силой, когда русская армия с началом

зимы открыла наступательные действия. Оборона против действий

партизан означает для нас тяжелые дни, недели и даже месяцы".

Признание в том, что оккупанты о б о р о н я ю т с я от партизан, было нам, конечно, очень приятно. Как бы спохватившись, Самбатхей дальше пишет:

"Не будем преувеличивать, но нельзя и легкомысленно

преуменьшать значение партизанского движения! Познакомимся с ним

основательно, чтобы избежать неприятных сюрпризов, чтобы

противостоять ему там, где оно поднимает голову. Тогда это

движение не будет иметь решающего успеха!"

Во второй главе, которая озаглавлена "Защита против партизанского движения", Самбатхей пишет:

"Во время красного господства население привыкло к

постоянной пропаганде и к тому, что его информируют о ежедневных

происшествиях. Когда этого сейчас нет, тогда народ легко верит

распространяемым партизанами и их помощниками слухам. Средствами

контрпропаганды служат: радио, объявления, украинские газеты,

инструктивные доклады и кинофильмы. Целесообразно для этой

работы строить материалы на следующих тезисах, которые могут...

привлечь к нашим идеям..."

И дальше идет программа циничной игры, смысл которой - "разделяй и властвуй".

А вслед за этими "тезисами", в разделе "Как вести борьбу против партизан", говорится:

"...Сведения о партизанах, как правило, достигают до

властей и командования в сильно искаженном и преувеличенном

виде. Обычное явление, что население всегда знает о каких-либо

действиях партизан в соседних или дальних местностях и никогда

не хочет и не смеет знать о происшествиях в своей деревне.

На поприще добываний сведений наше поведение по отношению

ко всем должно быть недоверчивым. Мы должны всегда помнить, что

надежных русских нет! Русский человек по природе не болтлив. Кто

охотно и много говорит, тот подозрителен. Молодая женщина всегда

подозрительна, если же она чужая, то наверняка является агентом

партизан. Среди старост попадается значительное число таких,

которые являются сторонниками партизан. Но и среди украинской

вспомогательной полиции попадаются товарищи партизан. Поэтому их

полное обезвреживание совершенно в наших интересах.

Нам должно быть ясно, что патриотически настроенные слои

украинского населения не чувствуют никакой общности судеб с

властями центральных держав. В конечном счете наши власти и

части означают для них враждебную оккупацию и чужих господ...

Борьба с партизанами означает не только уничтожение

отдельных партизанских отрядов. Надо отнять у них возможность к

дальнейшей организации, снабжению и пополнению своих людских и

материальных ресурсов. В противном случае, постоянно питаемое,

несмотря на все старания административных властей, и связанное с

постоянными потерями перебрасывание оккупационных частей

возродит движение снова, и оно снова будет поднимать голову.

Ввиду этого нет места пощаде в отношении кого бы то ни было.

Только беспощадное и коренное истребление населения приведет к

достижению цели..."

Часто спрашивают: как могло случиться, что армия, покорившая столько государств, оснащенная первоклассной военной техникой, накопившая солидный опыт оккупации других стран, не раздавила партизанское движение в самом зародыше? Почему оккупанты дали возможность разрастись этому движению, превратиться в грозовую силу?

Теперь ответить легче, чем в 1942 году. Это пробуют сделать многие партизанские командиры, выступающие в печати со своими воспоминаниями. Попробую ответить на этот вопрос и я. Но даже в те годы, о которых я сейчас пишу, мы, конечно, тоже задумывались над этими вопросами.

Думали, разумеется, не как историки. Не искали точных формулировок. Нам нужна была уверенность в непобедимости нашего дела. Эта уверенность увеличивалась в нас с каждым месяцем, с каждым днем. Увеличивалась потому, что никакие зверства, никакие кары, никакие посулы и "реформы" оккупационных властей не только не ослабляли притока новых людей в наши ряды, а, напротив, усиливали.

В одной инсценировке, сочиненной неведомым партизанским автором и поставленной нашим самодеятельным театром, встречались и разговаривали два "немецких коменданта". Написана сценка довольно неуклюже, но партизаны смотрели ее с удовольствием. А главное - мысль была в ней правильная.

Первый комендант был сторонником всяческих обманчивых ухищрений, посулов, уговоров и "реформ". Второй знал только одно слово: "расстрелять!" И вот они поспорили, кому из них удастся скорее покончить с партизанами.

Под конец сценки выяснилось, что как в районе первого коменданта, так и в районе второго партизан становится все больше. Партизанский отряд нападает на селение, в котором коменданты ведут опор. Оба хватаются за головы, кричат "Майн гот!" и убегают.

В том-то и дело, что партизанское движение возникло и развивалось не потому, что оккупанты дали возможность ему развиваться. Оккупанты ничего нам не давали. Советские люди не желали терпеть рабства в какой бы то ни было форме.

Никакие трудности и лишения не останавливали их. Число отрядов и численность их увеличивались с каждым месяцем.

Областной отряд после мартовского боя вступил в полосу новых трудностей. Противник нас вскоре обнаружил и стал преследовать. Мы приняли решение не обосновываться в урочище Гулино, не строить землянок. Через несколько дней перешли опять в Рейментаровские леса, оттуда вскоре вернулись в Елинские. На месте мы теперь стояли не дольше пяти-шести дней. Избрали тактику почти непрерывного движения.

Началась весна, разлились реки. Нам пришлось бросать сади и срочно заготавливать телеги, брички, возы. На это ушло немало времени и сил. Только к концу мая нам удалось заготовить нужное нам количество подвод. До этого времени переходы совершали пешим порядком.

Весной питание партизан не только не улучшилось, но даже ухудшилось. Крестьяне нам почти ничем не могли помочь. У них тоже кончились все запасы, припрятанные в свое время от немцев. Распутица и непрерывные дожди не давали возможности часто прилетать к нам самолетам.

И все же отряд рос. Нам даже пришлось временно ограничить прием. Не хватало боеприпасов, особенно, как всегда, патронов для автоматов и русских винтовок. А столкновения с немцами у нас происходили почти ежедневно.

Тактика частых переходов сбивала немцев с толку. Они полагали, что партизаны во всех черниговских лесах. А это областной отряд кочевал туда и обратно. Следы наши, после того, как сошел снег, обнаружить было много труднее. А к середине мая распустилась листва, и маскироваться нам стало легче.

Когда, после мартовского боя, мы услышали в лесу концерт по заявкам партизан, нам впервые стало известно, как много отрядов действует. Конечно, мы предполагали, что они существуют, не могут не существовать. Но теперь мы уже твердо знали, что в орловских и в киевских, и в белорусских лесах - всюду, где есть хоть какая-нибудь возможность группе вооруженных людей скрыться от вражеских глаз, обязательно организовывались отряды.

59
{"b":"71828","o":1}