ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вот это они и делали.

- Ну как же ты не понимаешь, Маркиз? - Айр по привычке горячился. Что все люди - разные! Не могут быть одинаковыми звездный боец и, скажем, торговец с базара.

- Конечно, не могут. Один родился в звездном городе, а другой в семье торговца.

- Да не в этом дело! Где бы он не родился... Что, сыну торговца кто-то мешал в свое время взять в руки меч и стать на защиту города, например?

- Да нет, особо никто не мешал. Но никто ему и не сообщил о такой возможности. Ему просто не приходило такое в голову.

- Вот об этом я и говорю! Не может же быть, чтобы он никогда не видел или, хотя бы, не слышал о тех, кто так сделал, примера какого-нибудь! И слышал, и видел! Но совершенно не отождествлял это с собой. "Наше дело маленькое. Дед мой продавал брюкву, отец мой продавал брюкву, и я продаю брюкву. А все остальное - не мое дело. И не нам в другие дела лезть. На это другие имеются..."

Лай не выдержал и вмешался.

- Да не в брюкве или мечах дело. Это ты просто в рамках своих стереотипов. Да, Айр?

- Ну да, для примера...

- Пусть себе продает свою брюкву - кто-то же должен это делать. А вот то, что ему наплевать на соседа, глубоко безразличны проблемы всяких там незнакомцев, проходящих по базару, о жизни людей в других землях он вообще слышать не хочет... Они ведь у него брюкву никогда не купят! Вот это уже проблема. Строго говоря, ему и на самого себя наплевать. Во всем, что не касается "пожрать и поспать". Его просто нет - как человека. Есть человекофункция - продавец брюквы.

Варри тоже отрывается от своих мыслей:

- Да, это самое тяжелое - разбудить человека в человеке...

Айр наконец-то ловит паузу в дискуссии, и снова набрасывается на Маркиза.

- Ну вот! То есть люди - по этому признаку - совершенно различны. И если в ком-то это самый "человек", то бишь небезразличие, просыпается само...

Тан уточняет:

- Не само, конечно же. А под влиянием всего, что он видит, о чем он слышит...

- Да, конечно. Его просто не надо вести за ручку и объяснять все, как грудному младенцу. Как Варри любит делать.

- Любил...

- Как делал Варри... То другого - тащи-не тащи, веди-не веди, заставляй-не заставляй... Самое большее, чего можно добиться - это доказать ему, что быть добрым и заинтересованным в проблемах близких просто выгодно. Вознаградят его за это, скажем... После смерти... И тогда он, может быть, будет имитировать нормальное поведение - в целях своей выгоды. И то - не обязательно. Я правильно говорю, Варри?

- Ты меня, лучше, в теософских спорах не трогай. А то я тебе такого наговорю...

Молчавший до того Тан, пытается разрядить атмосферу:

- Зачем же говорить? Мы и почитать можем. Я вот тут книжечку добыл. Как раз о деяниях Варри...

- Ой, молчи, хомоцентрик! Сам знаешь, чего они там понаписывали!

- Кто это тут моими терминами пользуется? В старые времена, как мне дедушка рассказывал, за такие вещи...

- Что, в еще более старые?!

- Ну...

Тан видит, что спорщики не хотят упускать тему беседы, но уже успокаиваются, и замолкает - своего он достиг. Маркиз возвращается к главному.

- Ладно. Предположим все различны. Именно по этому признаку. И что же из этого следует?

- Да не только по этому! По многим признакам они различны. Это просто самый наглядный, что ли. - Лай отвечает за Айра. Айр же четко ведет тему беседы.

- А то, что задача наша, как я ее понимаю - дать этой различности проявиться, показать себя в полную силу. Ну, как если бы мы взяли и покрасили всех людей в разный цвет. Плохих - в черный, хороших - в белый...

- Средних - в серый...

- Да. А потом - развели их в разные места. По цветам. Чтобы черный никогда не встретился с белым и не смог ему навредить...

- Ну, а если какой-то черный вдруг начинает становиться серым?

- И слава богу! Он тут же переводится туда, где серые.

Тан считает необходимым уточнить:

- Самое главное, что делить и сортировать будем не мы, вообще никто персонально. Цвет свой человек выбирает себе сам - своими мыслями, поведением. Аллах его знает, по каким критериям эта дифференциация будет происходить. Мы-то уж точно не узнаем. А разводить их будет само мироздание. Мироустройство. Сам факт наличия миров с различными свойствами. Каждый конкретный индивидуум попадает именно в тот мир, который ему наиболее подходит - и которому он сам наиболее соответствует. Каждый выбирает для себя...

Теперь, кажется, Маркиз убежден. И все понимает.

- Так что, получается, все что делал Варри, да и Лай - в свое время и в своих мирах - все напрасно?

- Почему вдруг? - Не понял Лай.

- Ну как же... Вы там занимались, особенно Варри, объединением людей. Их воспитанием и сплочением... А мы - разъединять собрались.

Варри даже засмеялся.

- Эх ты! Ничего-то ты не понял. Любое обучение, воспитание, сплочение - это отбор. И, чем серьезнее обучающая или воспитательная система, тем отбор строже, серьезнее. Я своей деятельностью, по сути, делал в масштабах Третьего мира то, что мы собираемся проделать со всеми мирами - с помощью Кристалла. Делил людей на "плохих" и "хороших", "наших" и "не наших", "тех" и не "тех". И они, что характерно, делились, причем, с удовольствием. Единственный ма-аленький недостаточек был в моей системе дележа - она была придумана, развита и усовершенствована именно людьми. Со всеми вытекающими последствиями.

- Да. Варри прав. Можно даже сказать, что мы станем, разделив миры, эдакими супер-воспитателями.

- Не мы, а сам мир... Мы ему только поможем.

Наибольшей тягой к афоризмам обладал Варри:

- Воспитывает жизнь. Сортирует мир. А решает человек.

- Вот и до банальностей договорились...

- А ты что думал? Самые простые вещи - они-то и оказываются самыми сложными. Если попытаться их понять.

Тан вдруг понимает, что Маркиз, умница, давным-давно все понял, уяснил для себя, а спор поддерживает для того, чтобы все они еще раз проверили на прочность собственные аргументы, нашли в них слабое звено если оно там есть, высказали друг другу все свои сомнения, комплексы, несогласия. Все-таки очень разными они стали - с такими-то разными жизненными опытами. И, чем ненавязчивее и постепеннее они излечатся ото всех сомнений и подозрений относительно друг друга, тем скорее и успешнее смогут осуществить свою миссию. Странно, что роль ведущего воспитателя принял на себя Маркиз. А не он, Тан - дольше всех проживший с Кристаллом. Не Лай, привыкший учить деревенских детей. Не Варри, вообще положивший жизнь на воспитание человечества... Может быть Маркиз рассудил, и не без оснований, что у него эта роль получится наиболее естественно. Он наименее, если можно так выразиться, заслуженный боец в их команде. Ничего экзотического, с его точки зрения, не совершил. А, значит, и внимания ему уделяется меньше всех. Есть где развернуться. А Маркиз продолжает.

- Но почему именно мы?

Лай сдержан.

- А почему бы и нет?

Айр, как и положено младшему, страстен.

- А ты считаешь, что есть кто-то более подходящий для этой роли?

Варри спокоен.

- В самом деле, Маркиз, чем плохи мы?

- Тем, что это именно мы. Со всеми своими проблемами, неудачами, опытом - и успешным, и печальным. Я не говорю, что мы хуже других. Я опасаюсь, что и лучшие - не хороши. Кто дал нам право решать судьбы мира, всех миров? Ну, положим Варри выстрадал это право. И то, еще неизвестно, дает ли право в дальнейшем менять судьбы мира подобный опыт - о котором нельзя даже с уверенностью сказать - удачный он или нет. Но - Тан? Выросший и воспитанный в - как ты там говорил? - тысячелетней застойной цивилизации. Начавший свое движение к Кристаллу не ради познания, а вопреки - всем силам и врагам, которые ему мешали решить частную, в общем-то, проблему. Лай, уже обжегшийся на педагогике в одном отдельно взятом времени и месте. Айр, совершивший за время своего блуждания все мыслимые и немыслимые ошибки. Анжела, которая, прости дорогая, вообще ничего особого не видела в этой жизни. И я - рядовой командир звена боевых катеров рядового звездного города. Кто мы такие, чтобы менять мир? Позволено ли нам? Вот в чем вопрос.

15
{"b":"71843","o":1}