ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Айр ждал.

Неужели так и не наберутся храбрости? Неужели ничего не будет?

Нет. Кажется, решились.

Ближайший к Айру гвардеец - он же был, по-видимому, главным разгорячил-таки себя до нападения.

Сделав замысловатый выпад, он бросился вперед, отдавая одновременно команды остальным. Да я!.. Да мы!.. Да мы в ввосьмером!..

Все. Пора.

Айр выхватил из-за спины меч - подаренный еще Маркизом - и перевел свое восприятие в режим боя.

...командир слишком близко...

...его разрубаем снизу, подымая меч вверх...

...второй падает на меня вслед за ним...

...это он так бежит за командиром...

...можно не рубить...

...обходим его сбоку и подталкиваем, помогая продолжить бег...

...третий еще только начинает движение в ту сторону, где был я...

...его - рукоятью меча по голове...

...четвертый, разинув рот, замахивается мечом над головой - не сходя с места...

...а, это он так кричит...

...меч сам продолжает движение сверху вниз, разрубая его чуть ли не надвое...

...прости, так получилось, больше не покричишь...

...пятый...

...сам напоролся на отклоненный меч, пока я прощался с четвертым...

...первый упал на пол в судороге...

...шестой пытается сообразить, что происходит - и начинает делать быстрый шажок назад...

...нет, так просто ты не уйдешь...

...локтем в челюсть его...

...второй долетает до стены и врезается в нее головой...

...седьмой и восьмой, оглушенные открывающимися дверьми, прекращают попытки подняться...

...ладно, эти уже не опасны...

...можно возвращаться в обычный темп.

Стон сползающего на пол второго, шмяканье разрубленного четвертого, пронзенного пятого и оглушенного третьего. Грохот отлетевшего на столик шестого. И скул сквозь лязганье зубов седьмого и восьмого.

Они так и не поняли, что произошло.

Почему одинокая, легкая, казалось бы, жертва, вместо того, чтобы молить о пощаде, вдруг растворилась в воздухе, и после этого неведомой силой были побеждены лучшие бойцы Великого Калифа?!

Догадка уже начала оформляться в их неторопливых мозгах. Оставалось только сказать ее вслух. И они - нет, не сказали - заорали на весь дворец:

- Демон!!!

И бросились прочь.

Только ветер засвистел.

Айр хмыкнул - это вам не крестьян усмирять! Вытер меч о халат ближайшего тела, заправил его в ножны за спину, перешагнул через лужи и тела. И направился к парадной лестнице.

Внизу его ждал трясущийся Калиф.

Несомненно он наблюдал всю сцену.

Айр медленно подошел к нему вплотную. Осмотрел с ног до головы. Чего он еще хочет?

- Будет ли так милостив Великий Воин Айр выслушать своего нижайшего слугу, который недостоин целовать пыль на его сапогах?

Теперь в этой витиеватости было гораздо больше искренности. Раньше бы, раньше...

Устало - вопросительно вскинул бровь - говори!

- Теперь, когда уладилось это небольшое досадное недоразумение, за которое, я надеюсь, Великий Воин не в обиде на нас, мы могли бы обсудить, какую именно помощь...

Обсудить!

Ясно, Калиф, ясно. За шкуру свою трясешься. Теперь ты готов дать мне что угодно, лишь бы я, уходя, не прихватил твою жизнь. Не стал мстить за "досадное недоразумение". Это для тебя достаточно выгодный и интересный обмен - жизнь за помощь. Тем более, что помощь вместе с моей жизнью удастся, может быть, еще забрать обратно - при удобном случае.

Айр медленно завел руку за спину...

Калиф замолчал на полузвуке и перестал дышать.

...медленно взялся за рукоять меча...

Где-то на балконе заскрипела натягиваемая тетива - ухо Айра привычно дернулось в сторону ускользающе тихого звука.

...медленно достал меч, занеся его над головой Калифа...

- Нет, Калиф. Теперь я не приму от тебя помощи. Я говорил об общем Враге. Так вот. Теперь я вижу, что Враг только мой. Он не твой и не ваш враг. А, значит, мне сражаться самому - и против тебя тоже. Пропусти. Я пойду.

Калиф сделал шаг назад. И одновременно незаметно махнул рукой в сторону балкона.

Щелкнула спускаемая тетива и запела стрела, разрезая воздух.

Айр был готов.

Он немного отступил в сторону и опустил меч, чуть скосив глаза вбок.

Стрела коснулась клинка и, отразившись, вонзилась в грудь Калифу.

Тот поначалу и не понял, что произошло.

Удивленно уставился на торчащее из груди оперение.

Поднял к древку руку.

Потом изо рта у него показалась струйка крови, беспомощный взгляд удивленно поднялся на Айра, и Калиф мягко завалился на ступени.

Айр присмотрелся. Ничего. Может и выходят. Будет еще рассказывать о своих подвигах. Перешагнул и через это тело. И направился к выходу из дворцового сада.

Больше его не останавливали.

Более того, на всем длинном пути по аллеям и цветникам ему не попалось ни одной живой души. Слухи в дворцах распространяются очень быстро.

Выбрался на дорогу. Широкую и пыльную. Поросшую у обочины чахлым пожелтевшим от жары кустарником. Усеянную мусором и пометом. Пустую до горизонта. Ведущую на запад.

И это по ней идти?

Ну уж нет!

- Анжела!

- Я здесь, мой повелитель. Скворши всегда появляются там, где ты их позовешь, все скворши этого мира, потому, что других здесь нет, а есть только я одна, а мое имя ты знаешь, и, как только ты меня позовешь, то я сразу... что случилось, Айр?

Да, женщина - всегда и везде женщина...

- Ничего. Ничего особенного. С Калифом повздорили. Пора уходить. Идем?

- Конечно!

Анжела устроилась в привычном месте - за пазухой. Айр активировал комбинезон, настроил его на полет - и они взлетели.

На запад.

К Врагу.

2. ЧУЖАЯ БИТВА

Как же все-таки жарко в пустыне!

Когда стоишь посреди огромного котлована, окруженного где-то у горизонта призрачными горами, которые не допускают ни малейшего шевеления застоявшегося раскаленного воздуха, стекающего со склонов в котлован и здесь умирающего призрачным маревом. Когда чувствуешь, что и сам постепенно стекаешь в собственные сапоги и скапливаешься там озерцом быстро испаряющегося пота. Когда так же медленно и лениво в голове плещется единственная, неоформляемая в слова, мысль о тени, отдыхе, воде. И когда любое прикосновение, любое раздражение вызывает болезненный приступ головной и душевной боли. А от костра, на котором жарится случайно пойманная ящерица, веет приятной прохладой.

- Ты знаешь, Анжела, когда дойдем до оазиса, ты, лучше, оставайся там. Такие переходы не для тебя. Я тебя позову, когда все это кончится...

- Тяжело меня таскать - так и скажи!

- Да не в этом дело...

- А в чем же еще?

Айр не нашелся, что сказать. Объяснять, доказывать, оправдываться просто не было сил.

Перекусили. Запили скудным запасом воды.

Собрались и полетели дальше.

Даже лететь, пользуясь даровой силой комбинезона, было здесь трудно. Когда же кончится эта пустыня! Правы были, все-таки предки, прокладывая дороги - пусть не самые прямые и короткие, но зато, самые удобные, приспособленные для человека. И нечего изображать из себя самого умного и опытного в этом мире, сокращая и упрощая пути. Есть дорога - по ней и иди. Целее будешь!

Осталось только ее найти.

Айр дал себе слово впредь не отклоняться от проторенных трактов.

Пусть и вырос он, по сути, в пустынном племени - эта пустыня была куда как пустыннее. Да и мало ли что еще ожидает его на длинном пути может встретиться кое-что и посерьезней пустыни. Нечего повторять все ошибки всех предков самому. Пора бы и поумнеть. И пользоваться накопленным опытом.

Внизу, утомляя и гипнотизируя, плыла песчаная равнина, покрытая мелкими волнами, намытыми ветром. Видимо, ветер какой-никакой тут все же был. Только, чтобы его заметить, надо стать песком и пролежать неподвижно лет двести.

В другой раз.

- Анжела. Ты там как?

2
{"b":"71843","o":1}