ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Как... Как может быть бедному северному созданию, укутанному в такую жару парящим комбинезоном?

- Ну, это ты зря. Комбинезон, наоборот, охлаждает...

- Уже и побурчать нельзя!

- Ладно. Летим...

Айр уже улавливал недалекое присутствие людей. Спокойное, расслабленное. Видимо они отдыхают - и не где-нибудь, а в том самом долгожданном оазисе. Совсем рядом. Скоро...

Различались уже даже отдельные мысли и чувства путников.

Первой пришла песня.

...Хе-эй, путь-дорога:

Знойный ветер, наши лица - в пыли.

Хе-эй, веселитесь:

Все мы братья, а дорога - одна...

Петь человек может только в особом, умиротворенном состоянии духа, когда все необходимое и срочное сделано, и некуда торопиться, по крайней мере в этот самый миг. Пыль, пот, дорога, страдания и мучения - это все будет потом. А сейчас - вся вечность в твоем распоряжении.

...Но будут слезы и пот,

Будет кровь, позорная смерть

И новая жизнь.

Так я верю

Мы там отдохнем...

И вот впереди показались долгожданные верхушки пальм. Подлетели еще ближе - и стало ясно, что растут они из ложбины, окружающей родник. Оазис.

Айр опустился на песок. Ни к чему лишние ахи и охи. Он и без того путник достаточно экзотичный.

Последние метры пути преодолел пешком.

И дослушал песню уже ушами.

...Но, кто-то предаст.

Бог судья на нашем пути,

Спаси и прости!

Да, я верю

Каждый будет прощен.

Хе-эй, путь-дорога...

Это было...

Это будет...

Пел смуглый бородач, укутанный по-местному в махровый халат и махровую же чалму. С трудом верилось, что так действительно прохладнее. Но, что поделаешь, термостат он и есть термостат. Даже если изобретен местными жителями методом проб и ошибок.

Чуть поодаль напивались и насыщались навьюченные верблюды. А у самой прохлады родника живописно расположились около десятка людей - усталых, смуглых, обветренных, опытных, бывалых... Торговый караван.

Поющий сидел лицом к Айру. И, заметив его, оборвал песню на полуслове - и так и остался сидеть с открытым ртом.

Остальные немедленно обернулись, прослеживая его взгляд. Двое тут же вскочили, выхватывая мечи.

Но, заметив, что Айр один и до самого горизонта никого не видно - да и прятаться негде - расслабились и выжидающе наблюдали за его приближением. Изредка, впрочем, поглядывая на того, что пел.

Видимо, он был хозяином и главой.

Айр демонстративно выставив вперед пустые руки, подошел прямо к нему.

- Одинокий путник, совершавший паломничество в далеких странах благодарит Аллаха, сотворившего благостный оазис посреди мертвой пустыни, за мудрость и заботу об утомленных странниках, и взывает к не менее просветленной мудрости расположившихся здесь достойных мужей с просьбой не отказать ему в возможности в полной мере воспользоваться дарами Аллаха.

- Вассалам алейкум, добрый путник. Да прославится мудрость Аллаха, в тон ему ответил старший каравана.

Ритуал был соблюден.

Напряженность спала, путники расслабились и вполголоса продолжили прерванные разговоры.

Старший протянул Айру кувшин с водой - самое первое и самое необходимое.

Айр благодарно напился.

Задумался на мгновение. А, чего там, торговые караваны и не с таким встречались! Да и мало ли кого мог подобрать паломник в "далеких странах".

Расстегнул комбинезон, выпустил Анжелу и напоил ее.

Расчет его оказался верен - торговцы удостоили ее лишь мимолетными любопытными взглядами.

Теперь можно присесть и перевести дух. Все остальное - потом.

- Далеко ли путь держишь, странник? - Глава каравана, оказывается, мог изъясняться и по человечески. Да и как же иначе - ездит по миру, торгует с разными людьми, со всеми надо уметь договориться...

- Далеко... В земли Египетские.

- И мы в ту сторону... - и выжидающе смолк.

Айр осмыслил заложенное в фразе предложение.

- Не разрешишь ли присоединиться к вам - пока по пути?

- Отчего же, присоединяйся. Ты, я смотрю, и постоять за себя сможешь. Лишний меч в пути не помеха...

- А что, есть с кем сражаться?

- Бывает... - неопределенно махнул рукой караванщик. Потом встал и направился к своим людям - отдавать распоряжения.

Главное было сказано и решено. А с досужим любопытством в пути приставать было не принято. Захочет путник - расскажет сам. Да и ему, пока не убедились в лояльности, нечего знать лишнее.

День отдыха в оазисе промелькнул незаметно.

На рассвете отправлялись.

Айр убедился, что Анжела сможет здесь о себе позаботиться, в случае чего - и спрятаться, и вызвать Айра, и простился с ней на время. Невзирая на обиды и причитания.

Караванщик выделил ему одного из запасных верблюдов.

Тронулись.

Айр ехал рядом со старшим - в пути они продолжали начатую вчера беседу.

- Так ты все не можешь понять смысл работы торговца...

- Ну, не совсем так... Смысл я понимаю. Я не могу понять, почему торговцем не может быть тот же, кто и производит товар. Сам сделал - сам и продал. Разве не так?

- Нет, конечно же не так.

Разговор тек неторопливо, в тон жаре и в такт мерному покачиванию верблюдов.

- Ведь тот, кто производит товар, любой товар, ну, скажем, парчу, ему надо многому научиться, сделать себе станок, найти нити - а то и самому сделать их, красители... Обучить подмастерьев... Да много всего! У него просто нет времени на торговлю. Согласен?

- Да, с этим я согласен.

- И, потом, много ли он товара продаст одному покупателю? Тебе вот, много надо парчи?

- Мне вообще не надо...

- Ну вот, видишь. Надо искать покупателей, забираться все дальше и дальше. А это - трудности, опасности, разбойники. Из трех караванов - один не возвращается домой.

- Значит, информация, доставка и рассредоточение...

- Что? Не понял тебя...

- Это я так... молюсь.

- А... Вот... И, для того, чтобы все это делать и появились торговцы. А они, в свою очередь, объединились в Гильдию торговцев - помогать пострадавшим, отсекать неопытных, не допуская ненужных жертв...

У Айра возникло впечатление, что его опять вербуют. Видно, очень уж заманчиво смотрелся он в этом мире - в своем облачении, с нездешним мечом, загадочный и уверенный в себе. Для того, чтобы быть здесь таким самоуверенным требовались немалые основания.

Ну, вербует - так вербует. Посмотрим, для чего.

- Да, почтенный, ты меня убедил. Теперь я знаю, для чего нужны торговцы.

Сказал - и задумался о своем.

Да и попутчик замолчал. Жара, пыль, дорога. Молчал он, правда, недолго. Скоро вновь стал напевать вчерашнюю песню, которая, как оказалось, замечательно подходила под темп езды на верблюде.

...Хе-эй, путь-дорога...

От монотонности езды и песни Айр вскоре стал задремывать. Как, оказывается, хорошо, когда тебя ведет кто-то, знающий дорогу, мудрый и опытный, и не надо самому обо всем заботиться и беспокоиться. Дорога может быть и приятной.

Разбудила его внезапная остановка. Верблюд стал, как вкопанный, и горбы его заколыхались по инерции, шмякаясь в Айра морщинистыми верхушками спереди и в спину.

Ведущий, привстав в стременах, напряженно вглядывался вперед.

Айр прислушался и различил, а вскоре заметил и глазами ползущий навстречу караван. Тоже торговцы. Явно не разбойники. А, может, такая умелая маскировка? Ну нет, не до такой же степени. Смысл разбойного нападения - во внезапности, пока жертвы не успели подготовиться к обороне. А тут...

Встречный караван тоже заметил их. Замедлил ход.

Подъехал поближе.

Десять верблюдов. Пять человек против наших восьми... девяти - со мной.

Отчего же так напряжен ведущий?

Чего же он опасается?

Оказалось, он не опасался.

Знаком показав остальным оставаться на местах, он выехал навстречу.

Встречный сделал так же.

Посреди разделяющего караваны пространства они встретились.

3
{"b":"71843","o":1}