ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ОБРАЩЕНИЕ В ЦК

Уважаемые товарищи!

Партийный кризис, вызванный определенной системой руководства партией, явно назрел и требует разрешения в ту или иную сторону. Это чувствуется всеми. Вопрос лишь в том, какие выбрать пути для разрешения кризиса. Перед лицом ответственных решений, которые должны быть вынесены в ближайшее время, мы хотим в этом письме поставить вопрос со всей ясностью.

1. В чем существо кризиса?

В ряде документов, и прежде всего в декларации, мы указали на те глубокие принципиальные разногласия, которые отделяют нас от политики руководящего большинства ЦК. Как ни серьезны эти разногласия, но сами по себе они не являются непосредственной причиной того исключительно острого кризиса, который партия переживает в данный момент. Те тенденции, которые мы считаем сползанием с классовой линии, могли бы быть исправлены и устранены без потрясений и опасности для единства партии -- при одном необходимом условии: при наличности нормального партийного режима. Но главная опасность состоит именно в том, что нынешний партийный режим совершенно отнял у партии возможность проявить себя, высказать свое мнение, выровнять партийную линию и определить состав партийного руководства. В своем завещании, к которому партия, к несчастью, своевременно не отнеслась с должным вниманием, Ленин дал совершенно ясную картину как отдаленных, так и ближайших опасностей, угрожающих партии. Раскол между пролетариатом и крестьянством неизбежно расколол бы партию; но это перспектива очень отдаленная и маловероятная. Гораздо более острая опасность раскола вытекала, по мнению Ленина, из чрезвычайного сосредоточения аппаратной власти и злоупотребления ею. Именно эта вторая опасность надвинулась на партию с чрезвычайной остротой. Разногласия по вопросу о взаимоотношениях между классами очень серьезны. Но потрясение партийного единства из них могло бы вытечь только в том случае, если бы пролетариат потерял возможность руководить крестьянством в деле социалистического строительства. Эта опасность нереальна. Во всяком случае, она непо-средственно партии не угрожает. Совсем иначе обстоит дело с внутрипартийным режимом, который наглухо закрывает партии возможности оказать необходимое воздействие на свое собственное руководство. Партия лишена какого бы то ни было влияния на собственный аппарат. Фракция, подобранная постепенно вокруг генерального секретаря при помощи партийного аппарата, сосредоточила в своих руках всю силу власти. Бесчисленные разъяснительные кампании означают, что партии только разъясняют то, что решил аппарат за ее спиной, без ее согласия, без ее ведома.

На XIV съезде были разрешены важнейшие вопросы и произведены серьезнейшие изменения в составе партийного руководства. Между тем, до XIV съезда партия, за исключением Ленинграда, совершенно не обсуждала вопросов, впервые узнала о них во время съезда, когда ей пред

ложено было присоединиться к вынесенным решениям. В июле было произведено дальнейшее изменение партийного руководства (удаление тов. Зиновьева из Политбюро и включение в число кандидатов ряда товарищей, составляющих центр сталинской фракции). Партия об этом не знала ничего до июльского пленума. Самое предложение было внесено в последний момент от имени президиума ЦКК, который по этому же самому вопросу за несколько дней до Пленума вынес решение, совершенно не затрагивающее состава Политбюро. Партии оставалось принять новое руководство только в порядке разъяснения решений июльского пленума.

Еще до апрельского пленума было известно, что верхушка сталинской фракции решила устранить из Политбюро Зиновьева, Каменева, Троцкого и обеспечить безусловный перевес Сталина над Томским, Рыковым и Бухариным. Некоторые члены Политбюро, принадлежащие к большинству, говорили об этом плане с возмущением. О так называемом "деле" Лаше-вича тогда не было еще и речи. План вытекал из всей организационной политики группы Сталина. "Дело" Лашевич а явилось в дальнейшем только предлогом для частичного выполнения плана. В своей декларации мы уже тогда указывали на то, что дальнейшее изменение партийного руководства будет произведено в ближайшее время под тем или другим предлогом. Устранение тов. Зиновьева и сохранение тов. Троцкого в составе Политбюро и тов. Каменева в качестве восьмого кандидата имело своей целью, не пугая слишком партию, постепенно, в несколько приемов, произвести между двумя съездами коренное изменение партийного руководства, чтобы затем поставить XV съезд перед совершившимся фактом и заставить всю партию принять "в порядке разъяснения" то, что было сделано без ее согласия и даже ведома. Те предлоги, какие выдвигаются для изменения партийного руководства, имеют, по существу дела, второстепенное значение. Самый план был задуман и начал проводиться до того, как подвернулись те или другие подходящие предлоги. Именно об этом плане предостерегал партию Ленин в своем завещании, когда говорил об опасности злоупотребления аппаратной властью со стороны Сталина.

Как еще до апрельского пленума мы предупреждали об организационных планах сталинской группы по отношению партийного руководства, так теперь мы снова считаем необходимым сказать, что дело идет сейчас не просто о разгроме данной оппозиции и об устранении ее из руководящих учреждений партии, а о создании такого руководства, которое исключало бы возможность какой бы то ни было оппозиции по отношению к Сталину. Но именно отсюда вытекает неизбежность дальнейшего дробления партийного руководства. Смысл намеченных организационных перестроек состоит в том, чтобы создать ЦК из такого рода членов партии, которые в прошлом не имели отношения к руководству, не знают, как оно складывалось при Ленине, которые получили свое воспитание главным образом в верхушке сталинской фракции и ею выдвинуты на руководящие посты.

Л. Троцкий, Г. Зиновьев [август 1926 г.]

ЧЛЕНАМ ПОЛИТБЮРО

Копия в Президиум ЦКК

По поводу явного искажения моей мысли о характере нашего государства (в речах Бухарина и пр.)

В своей речи на июльском пленуме о перевыборах Советов я сказал:

"Тов. Осовский говорит, что у нас рабоче-крестьянское государство. Правильно это или нет? Формулировка безусловно неправильная. Владимир Ильич раз ее употребил и потом объяснил, в каком смысле. У нас, - сказал он, рабочее государство, - диктатура пролетариата, -- но при крестьянском большинстве в стране -- и с бюрократическим извращением".

Эта цитата исчерпывает вопрос. Я повторил ленинскую характеристику нашего государства, противопоставив ее в данной части той неправильной характеристике, которую дал Осовский. Рабочее ли государство? Рабочее. Но не вообще "рабочее" и не вообще "государство", а рабочее государство в стране с крестьянским большинством в капиталистическом окружении с бюрократическим извращением аппарата.

В той же речи я дальше говорю:

"Ленин сказал, что рабочее государство есть абстракция, а то рабочее государство, которое живет, отражает в себе огромный напор непролетарских элементов..." и пр.

Эта цитата сама по себе исчерпывает вопрос. Я говорю не о рабочем государстве вообще, а о том "рабочем государстве, которое живет". Дальше в той же речи я говорю:

"Ленин сказал, что профсоюзам придется защищать рабочих не от абстракции рабочего государства, а от данного рабочего государства в определенных случаях и пределах, в то же время защищая до последней капли крови это рабочее государство от его классовых врагов",

И эта цитата, если бы даже не было сказано ничего другого, сама по себе исчерпывает вопрос. Я уж не говорю о том, что о природе нашего государства мне приходилось и говорить, и писать не раз и всегда в смысле только что приведенных цитат. Для каждого внимательного и добросовестного человека вопрос, казалось бы, совершенно ясен. Вернее сказать, - тут нет и вопроса.

Но в невыправленной стенограмме оказалось явное искажение, явная бессмыслица, - и за нее попытались ухватиться. Именно непосредственно после слов о том, что профсоюзы должны защищать "это рабочее государство" от его классовых врагов до последней капли крови, - непосредственно после этих, не допускающих никакого лжетолкования слов, идет следующая фраза:

10
{"b":"71844","o":1}