ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ских директоров, аппаратчиков над революционными фантазерами 17-го года. Но, хваля Сталина за его полезные начинания, эта же самая пресса предъявляет ему счет: любишь кататься, люби и саночки возить, если большинство ЦК хочет ставить ставку на мелкую буржуазию, то пусть откажется от диктатуры, ибо диктатура бюрократии с революционным прошлым не может обеспечить капиталистического развития. Буржуазия нуждается в правовых гарантиях, в отсутствии самоволия бюрократических царьков. Чтобы доказать наличие этого самоволия, буржуазная пресса ссылается на оппозиционную критику внутрипартийного режима, как режима бюрократического зажима. Но если это рассматривать как поддержку оппозиции буржуазной прессой, то что сказать о восторге, который в мировой буржуазной прессе вызвала последняя речь Дзержинского - о развале хозяйственного аппарата под руководством теперешнего большинства. Эта речь была перепечатана буквально всей буржуазной прессой. Дзержинский за это не может нести ответственности, ибо эта речь была напечатана после его смерти и без его разрешения. Но факт остается фактом. Пусть Стедкие-Марецкие или бывший редактор "Биржевых ведомостей", Шубин, посмеют заявить о солидарности Дзержинского с буржуазией.

Наконец, мы предлагаем большинству ЦК перепечатать особой книгой статьи руководящих буржуазных органов, посвященных нашему внутрипартийному кризису. Они этого не посмеют сделать, ибо крупная буржуазная пресса высказывается в основном за большинство ЦК. А если дело так обстоит, то пусть они хоть не сваливают с больной головы на здоровую и призадумаются над предостережением, которым являются эти похвалы.

К ЧЕМУ СТРЕМИТСЯ ОППОЗИЦИЯ

Оппозиция не стремится к расколу партии, а, наоборот, -- к воссозданию единства партии. Восстановление единства партии требует: во-первых --создания внутрипартийной демократии, т. е. права всех партийных организаций на свободное обсуждение всех вопросов, стоящих перед партией, на решение их без давления аппарата, без репрессий, ссылок и перебросок, на выборы всех должностных лиц, уничтожение назначенства, скрывающегося под маской рекомендации. Все партийные ячейки должны иметь право общения между собой, ибо партия должна объединять рабочую массу, а не разделять ее на группки, отделенные друг от друга стеной. Большинство ЦК должно распустить свою фракционную организацию. Права всех партийных комитетов на свободное решение партийных вопросов должны быть восстановлены. Тогда исчезнут без затруднений и начала оформления всех других фракций. Партия в свободной дискуссии наметит решения назревших вопросов в области экономики, политики и организации. Во-вторых: решительной борьбы против сползания партии на мелкобуржуазные рельсы. Только отказ от политики мирволения кулаку и частнику, политики предоставления прав эксплуататорским эле

ментам (попам, мельникам, собственникам табачных плантаций), попытки поддержки кулака при помощи кооперации, -- позволит объединить вокруг пролетариата деревенскую бедноту. Только мобилизация деревенской бедноты и середняка откроет путь к использованию накоплений кулака и нэпмана для социалистического строительства. Только внутрипартийная демократия, свобода всякого рабочего коммуниста бороться с роскошью, разгильдяйством, злоупотреблениями во всем партийном, советском и хозяйственном аппарате позволит осуществить лозунг режима экономии и обратить значительные бюджетные средства, теперь растрачиваемые, на индустриализацию. Только правильная революционная политика может обеспечить единство партии и дальнейшее развитие революции. Революция не может стоять на месте. Она или идет вперед, или идет назад. Только политика оппозиции обеспечивает единство партии как рычага революции и развитие революции. Только единая большевистская партия, руководящая растущим социалистическим строительством, может обеспечить единство и развитие Коминтерна, представляющего теперь осколки созданного Лениным революционного обь-единения революционного пролетариата.

К. Радек август 1926 г.

ПИСЬМО АНОНИМНОМУ КОММУНИСТУ

Уважаемый товарищ!

Вы пишете:

"Лев Давыдович! Не находите ли вы не совсем тактичным ваше "хождение по массам" (по санаториям), в связи с последними событиями в Цека? Кажется, другие члены П/бюро этого не делают!

Член КПБУ п.б, 294557 и другие".

Мне не совсем ясно, что Вы хотите сказать Вашей запиской? Так как Вы находитесь в Кисловодске, то Вам, вероятно, известно, что инициатива моих посещений санаторий принадлежит не мне, а тем больным, которые в этих санаториях лечатся и отдыхают. Вашу записку можно понять так, что я должен был бы отказывать приходящим ко мне от имени больных товарищей с просьбой сняться вместе или побеседовать? Почему собственно? Не думаете ли Вы, что если бы я последовал вашему совету, т. е. отказал рабочим Донбасса, Баку, Москвы или "просвещенцам" в их желании провести вместе 10-15 минут или совместно сняться, - не думаете ли Вы, что в этом случае нашлись бы люди, которые обвинили бы меня в нежелании оказать элементарное внимание больным или отдыхающим товарищам? Я думаю, что такого рода обвинение было бы, во всяком случае, гораздо более основательно, чем то, которое Вы выражаете в Вашей записке.

Правда, Вы пишете: "Кажется, другие члены П/бюро этого не делают". Тут Вы, прежде всего, ошибаетесь. Мне самому приходилось сниматься вместе с тов. Рыковым в кисловодских санаториях. Не сомневаюсь, что и другие члены П/бюро, в случае соответственного обращения к ним, не откажутся от того, чтобы повидаться или сфотографироваться с товарищами, съехавшимися со всех концов страны.

Совершенно не понятна ваша ссылка на "последние события в Цека". Какое отношение имеют те или другие разногласия, возникающие в партии, к вопросу о посещении больных и отдыхающих товарищей? Не договариваетесь ли Вы здесь до совершенно чудовищной фракционности? Кто не хочет, чтобы идейные разногласия подрывали единство партии, тот не смеет осложнять эти разногласия инсинуацией, заподазриванием, клеветой я пр. А Вы, насколько я могу понять Вашу записку, становитесь на этот именно путь. Вдумайтесь сами серьезнее в то, что Вы пишете! Те партийные и беспартийные рабочие и вообще больные, которые приглашали меня в свои санатории, разумеется, и в мыслях не имели связывать эти приглашения с теми или другими разногласиями внутри нашей партии. Для них я -- член Цека большевистской партии, один из работников революции. В кратких беседах с ними я говорю, разумеется, лишь о том, что является общим политическим достоянием нашей партии. Всем своим поведением я им внушаю ту мысль, что, каковы бы ни были разногласия, партия наша сохраняет свою сплоченность и сохраняет свое революционное единство. Вы же договариваетесь до такой недостойной фракционности, что объявляете "нетактичными" (?!) мои посещения товарищей - только и исключительно ко их приглашению - и мои беседы с ними в духе партийной линии и партийного единства.

Я нисколько не сомневаюсь, что товарищей, настроенных фанатически-раскольнически, подобно Вам, в нашей партии ничтожное меньшинство. Об этом, в частности, свидетельствует и настроение подавляющего числа товарищей в санаториях. Еще раз повторяю: если Вы хорошо подумаете, то сами это поймете.

С ком. приветом

Л. Троцкий 25 августа 1926 г. Кисловодск.

P. S. Нельзя не подчеркнуть еще следующее обстоятельство: приглашения, которые я получаю, всегда подписаны несколькими товарищами по поручению больных; Ваше же письмо не подписано, указан только номер билета, который ничего не говорит, и к этому прибавлено: "и другие". Почему такая анонимность? Не означает ли она, что Вы и "другие" сами несколько смущаетесь но поводу характера и тона Вашего письма?

Л. Т.

ПИСЬМО РАДЕКУ

Дорогой Карл Бернгардович,

1. Пишу Вам по вопросу о Китайской компартии в Гоминдане. Воп

рос этот заслуживает внимания и разработки. С тем, что Вы писали по

этому поводу я целиком согласен. Но необходима конкретизация - для

17
{"b":"71844","o":1}