ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

20. Верно ли, что оппозиция хочет без оглядки перекачивать крестьянские накопления в промышленность?

Ответ: Такая постановка вопроса служит только для затемнения умов и запугивания крестьян. Это и есть демагогия. Если страна наша в подавляющем большинстве своем крестьянская и если страна эта хочет развивать свою промышленность, то нельзя не вкладывать в промышленность народные, т. е. в первую очередь, крестьянские средства. Весь вопрос в том, сколько средств страна наша может вложить в промышленность в каждый данный период, чтобы достигнуть таким путем наиболее правильного, наиболее целесообразного для всей страны распределения накоплений и вообще средств. Промышленно-товарный голод и огромное расхождение оптовых и розничных цен свидетельствует о том, что платежеспособный спрос на товары далеко превышает предложение. Никакие цифры, доводы и тем более никакая болтовня о сверхиндустриали-стах не могут устранить этого основного факта, свидетельствующего о том, что накопления в стране распределяются непропорционально между промышленностью и непромышленными слоями населения, откуда и возникает товарный голод, питающий частника и тем ослабляющий социалистические элементы нашего хозяйства

Выигрывает ли крестьянство в целом от таких накоплений, натуральных или денежных, на которые оно не может получить в обмен нужные ему продукты промышленности? Нет, крестьянство от этого не выигрывает. При национализованной промышленности и при монополии внешней торговли крестьянство само становится пайщиком государственного хозяйства в целом и потому прямо и непосредственно заинтересовано в правильном и целесообразном распределении народнохозяйственных, а следовательно, и крестьянских накоплений. Решающее значение для крестьянина имеет не то, сколько рублей он отложил, а то, что он на эти деньги может купить. Наличие товарного голода и непомерное расхождение цен свидетельствуют, что крестьянство в целом выиграло бы, вложивши большую, чем сейчас, долю своих накоплений в государственную промышленность, которая с избытком вернула бы ему эти накопления в виде более дешевых товаров.

21. Правильно ли вообще говорить о выкачивании денег из "крестьян

ского" кармана?

Ответ: Нет, неправильно. У крестьянства вовсе нет одного общего кармана. Крестьянство состоит уже сейчас из разных слоев разной хозяйственной силы. По приблизительным вычислениям крестьянство скопило около 400 млн, рублей деньгами. Но это вовсе не значит, что на каждую душу приходится по 4 рубля или по 20 рублей на двор. Крестьянские накопления вовсе не распределяются уравнительно. Беднота ничего не накопила; наоборот, она в долгу. Середняк кое-что накопил, но преимущественно в верхних своих, наиболее зажиточных, слоях. Главная доля накоплений находится в руках кулацких верхов. С хлебными запасами происходит то же самое: придерживает и накопляет зажиточный крестьянин. Речь идет, стало быть, о том, чтобы перекачать дополнительные средства для промышленности не из крестьянского кармана вообще (такого кармана нет), а из накоплений кулацких и полукулацких верхов. Такая перекачка даст более доступный промышленный товар и середняку, и бедняку. Она выгодна для подавляющего большинства деревни.

22. Верно ли, что оппозиция представляет собою беспринципный

блок?

Ответ: Нет, неверно. "Беспринципный блок" это сердитая брань, а в политике одной брани мало: надо разобрать вопрос по существу.

Верно то, что нынешняя оппозиция состоит из двух разных групп: оппозиции 23-го и оппозиции 25-го года, которые в прошлом резко друг с другом боролись. Основная причина этой борьбы состояла в том, что каждая из двух групп, наблюдая все учащающиеся сдвиги партийной политики с классовой линии, по-своему стремилась этим сдвигам противодействовать. Бюрократический режим в партии, все более крепнувший со времени болезни и особенно смерти Владимира Ильича, не давал возможности вы равнять линию партии нормальным демократическим путем. Оппозиция 23-го, как и оппозиция 25-го года, по-разному подходили к борьбе с оппортунистическими уклонами и боролись друг с другом, прежде чем выработали на основе опыта общую принципиальную позицию. Сблизило обе эти группы общее им стремление не закрывать глаза на оппортунистические сдвиги, а бороться с ними во имя пролетарской линии партии. Правящая ныне фракция, наоборот, ведет политику постепенного сползания с классовой линии, замазывания сдвигов, умолчания о кулацком уклоне, прикрашивания действительности и пр. Вот эта политика, типичная для мелкобуржуазных тенденций, противопоставила ей обе оппозиции, у которых исходные точки были разные, а основные задачи - одни.

Чтобы судить о том, принципиален или беспринципен оппозиционный блок, надо подвергнуть изучению его тезисы, предложения, декларацию. Оппозиция дала оценку нашего хозяйственного развития, роли и места в нем промышленности, дифференциации деревни и выдвинула на этой основе цельную систему хозяйственных предложений. Ни в одной области хозяйства правящая фракция не проявила никакой инициативы, никакого творчества. Она либо консервативно держится за свои ошибки, накопляя

и увеличивая их, либо время от времени и всегда с запозданием, всегда бессистемно заимствует те или иные предложения оппозиции. В области политики оппозиционный блок дал анализ мелкобуржуазного наступления на Советы, на кооперацию и на другие общественные организации. В области партийной и государственной оппозиционный блок дал анализ усиливающегося бюрократизма и его причин, коренящихся в искривлениях политической линии руководящей группы. В области международного рабочего движения оппозиционный блок вскрыл тенденцию, направленную на притупление противоречий, отдаляющих нас от Амстердама и Второго Интернационала. На примере Англо-Русского комитета оппозиционный блок, шаг за шагом, вскрывал и вскрывает беспринципность позиции руководящего большинства, причем ход событий в Англии давал каждый раз неопровержимые подтверждения всем основным предвидениям оппозиции.

Бессмысленно думать и надеяться, будто постоянным напоминанием о прошлой борьбе двух групп оппозиции можно уничтожить или ослабить тот факт, что обе группы на основе опыта и идейной критики и самокритики пришли к выработке общей принципиальной позиции, которая на каждом шагу подкрепляется фактами.

23. На чьей же стороне настоящая беспринципность?

О т в е т: На стороне руководящей фракции. Никакой принципиальной линии у правящей фракции нет. По существу, правящая фракция представляет собою разношерстный блок, который удерживается вместе не идейной позицией, а организационно-аппаратным путем. В правящей фракции имееется, во-первых, ярко выраженный кулацкий уклон, во-вторых, ярко выраженный тред-юнионистский уклон, в-третьих, безыдейные бюрократические элементы, которые определяют свою позицию в каждый данный момент в зависимости от хода фракционной борьбы. Главная роль такого рода бюрократических вождей состоит в том, что они за кулисами уговаривают своих "кулацких" и "тред-юнионистских" союзников не слишком загибать вправо, чтобы не давать пищи оппозиции. По существу же дела, аппаратные "вожди" прикрывают уклоны в сторону хозяйчика и в сторону рабочих верхов, концентрируя огонь налево, т. е. по пролетарской линии.

Вместо того, чтобы отвечать на критику оппозиции или на ее точно формулированные предложения, представители руководящей фракции подкидывают оппозиции взгляды, которых она не разделяет, взгляды, с которыми она не имела и не могла иметь ничего общего (старое письмо тов. Медведева, специально с этой целью вытащенное из архива, письмо тов. Осовского и пр.). Отказываясь встать на почву принципиальных документов оппозиции, скрывая эти документы от партии, подкидывая оппозиции там и сям надерганные документы и цитаты, "Правда" и вся вообще печать, зажатая во фракционный кулак, замалчивает заявления и действия ответственнейших представителей правящей группы, неизмеримо более ошибочные и опасные, чем те или другие заявления тов. Медведева и тов. Осовского. В таком методе "идейной" борьбы беспринципность правящего блока находит свое наиболее явное идейно опасное выражение.

23
{"b":"71844","o":1}