ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В этих условиях не представляется уже удивительным тот факт, что коммунисты сочли возможным принять следующее постановление ЦК Гоминдана, вынесенное по предложению Чан Кайши:

"Всякого члена другой партии (т. е. компартии), вступающего в Гоминдан, эта партия должна заставить понять, что суньятсенизм, созданный Сунь Ятсеном, является основой Гоминдана, и что по отношению к Сунь Ятсену и суньятсенизму не должно быть никаких сомнений и критики".

Совершенно ясно, что при такой постановке вопроса исчезает самый смысл существования Китайской компартии.

Суньятсенизм как идеалистическое мелкобуружазное учение о национальной солидарности мог играть относительно прогрессивную роль в ту эпоху, когда коммунисты могли уживаться в одной организации со студентами и прогрессивными купцами на основах неоформленного союза. Классовая дифференциация внутри китайского общества и внутри Гоминдана есть не только неотвратимый, но и глубоко прогрессивный факт. Он означает, вместе с тем, что суньятсенизм весь отошел в прошлое. Отказ компартии от критики этого учения, которое чем дальше, тем больше

будет связывать китайскую революцию по рукам и ногам, был бы самоубийством. Между тем, такое обязательство вытекает из принудительного организационного сожительства в рамках одной и той же политической организации, когда коммунисты добровольно идут на положение систематически угнетаемого меньшинства.

Выход из этого глубоко противоречивого и совершенно недопустимого положения не там, где ищет его последний пленум Китайской компартии. Выход не в том, чтобы не стремиться "заменять" левых внутри Гоминдана; не в том, чтобы мягко и незаметно воспитывать их и подталкивать; не в том, чтобы "содействовать созданию левогоминдановской периферии из организации мелкой буржуазии". Все эти рецепты и даже их формулировка убийственно напоминают старую меньшевистскую кухню. Выход из положения состоит в организационном размежевании как предпосылки самостоятельной политики с глазами, устремленными, в первую очередь, не на левогоминдановцев, а на пробудившихся рабочих. Только при этом условии блоки с Гоминданом или его частями будут построены не на песке. Чем скорее будет дан поворот политике Китайской компартии, тем лучше для китайской революции.

ДВА ВЫВОДА

Выше мы подвергли критике последние решения ЦК Китайской

компартии. На основании опыта прошлого можно ждать попытки изобра

зить нашу критику как выражение враждебности к братской Китайской

партии. Можно выдернуть ту или другую фразу с целью доказать, что Ки

тайская компартия для нас - "тормоз" революционного движения. Го

ворить о вреде такого рода низкопробной "критики" не приходится.

Но факты сильнее всех выдумок и инсинуаций. Правильно оцененные и

своевременно предвиденные факты побеждают и в том случае, если ин

синуации распространяются в большом количестве экземпляров. Наша

критика руководящего центра Китайской компартии продиктована

стремлением помочь пролетарским революционерам Китая избежать оши

бок, давно проверенных на опыте других стран. Ответственность за

ошибки китайского ЦК ложится, в первую очередь, на руководящую

группу нашей собственной партии. Пребывание в Гоминдане, наперекор

всему ходу вещей, было продиктовано из Москвы как высшая будто

бы заповедь ленинизма. Китайским коммунистам ничего не оставалось,

как принять те политические выводы, какие вытекали из этой организа

цинонной заповеди.

Политика выражается через организацию. Вот почему вполне воз

можен оппортунизм в организационном вопросе, как учил нас Ленин. Этот

оппортунизм может принимать разные выражения, в зависимости от

условий. Одной из форм организационного оппортунизма является

хвостизм, т. е. стремление держаться за такие организационные формы

и отношения, которые пережили себя и потому превращаются в свою

противоположность. Организационный хвостизм мы за последнее время

наблюдали на двух примерах: а) в вопросе об Англо-Русском комитете;

б) в вопросе о взаимоотношениях компартии и Гоминдана. И в том и в другом случае хвостизм цепляется за организационную форму, уже опрокинутую ходом классовой борьбы. И в том и в другом случае пережившая себя организационная форма помогает правым элементам и связывает по рукам и по ногам левые. На этих двух примерах надо учиться.

Со стороны коминтерновских руководителей в Китае уже раздавался правда, в крайне осторожной форме - голос предостережения по вопросу о взаимоотношениях компартии и Гоминдана. Так, в докладе о тактике компартии по отношению к Гоминдану, полученном после майского пленума ЦК Гоминдана, говорится:

"Осуществляя эти решения (т. е. решения, определяющие организационную связь с Гоминданом), нам придется их немного расширить, т. е. формально оставаться внутри Гоминдана, а на самом деле по возможности разделить работу, поставив ее в форму сотрудничества двух партий, т. е. из формы внутрислитного сотрудничества постепенно перейти к союзному контакту двух партий". Таким образом, из Китая предлагали, не отменяя директив формально, нарушить их фактически и перевести взаимоотношения компартии и Гоминдана на путь союза двух самостоятельных партий. Это вызванное всем ходом событий предложение не встретило, однако, сочувствия, и результатом этого явились явно ошибочные, глубоко противоречивые и опасные по своим тенденциям решения июльского пленума ЦК Китайской компартии.

Л. Троцкий 27 сентября 1926 г.

ЗАЯВЛЕНИЕ

Настоящее заявление было нами написано после того, как мы получили постановление Политбюро по поводу внесенных тов. Бухариным поправок, и до того, как мы получили проект извещения ЦК. Мы со всей решительностью и категоричностью констатируем, что заключающееся в извещении утверждение о нашем отказе от фракционных группировок совершенно не соответствует ни точному тексту нашего заявления, ни нашим намерениям. На самом деле, смысл нашего заявления совершенно ясно и бесспорно имеет в виду не только роспуск тех группировок, которые сложились и складываются, но и прекращение всяких попыток в этом направлении, по крайней мере, поскольку это зависит от нас. Если мы отклонили слово "роспуск", то именно для того, чтобы избежать придирчивого указания на то, что мы готовы "распустить" то, что сложилось сегодня, чтобы затем начать строить заново. Слово "прекращение" всех фракционных группировок казалось нам более ясным и категоричес-ким.

Мы повторяем свое предложение о нашей готовности подписать доку-менты в порядке партийной дисциплины, т. е. на основании соответственно

го постановления Политбюро. В противном случае мы настаиваем на опубликовании одновременно с извещением ЦК нашего заявления, характеристику которого в проекте извещения мы, как сказано выше, считаем неправильной, *

Г. Зиновьев 16 октября 1926 г.

ПО ПОВОДУ ПОСТАНОВЛЕНИЯ ПОЛИТБЮРО

По поводу постановления Политбюро, подтверждающего поправки тов. Бухарина к нашему заявлению, считаем необходимым сообщить следующее.

Если оставить в стороне мелкие поправки, которые, с нашей точки зрения, будучи политически второстепенными, лишь ухудшают текст, то останутся четыре поправки, которые имеют самостоятельное политическое значение и которые мы считаем невозможным включить в текст заявления, исходящего от нашего имени.

1. По вопросу о "теории и практике свободы фракций и группиро

вок" мы полностью и целиком готовы включить в заявление соответст

венные постановления X и XIII съездов. Постановления эти до сих пор

не отменены, и воззрения наши целиком совпадают с этими постанов

лениями. Формулировку тов. Бухарина мы считаем односторонней.

Поскольку дело идет о линии нашего поведения в партии, мы с полной ка

тегоричностью заявили об отказе от фракционных методов и группиро

вок, о роспуске последних, поскольку они сложились или складывают

35
{"b":"71844","o":1}