ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ся, об ошибочности и опасности применения этих методов и пр. В этих

словах дано ясное, прямое и точное обязательство, которое мы, разуме

ется, намерены выполнить до конца.

Резолюции X и XIII съездов ставят вопрос о фракциях и фракционности в связь с вопросами партийного режима. В нашем заявлении мы ни словом не говорим о тех условиях, которые содействовали в прошлом появлению и распространению фракционности. Мы согласились с тем, что ссылка на эти условия была бы неуместна в документе, который должен выразить только нашу полную готовность ликвидировать фракционность до конца под руководством ЦК, Но поскольку поправки тов. Бухарина ставят вопрос не только о нашем прямом, ясном и точном обязательстве, но и о "теории и практике фракционности", мы считали бы возможным на этот общий вопрос ответить только точным текстом резолюций X и XIII съездов.

2. Мы признали неправильным начатие нами дискуссии без соответ

* В низу листа приписка Троцкого: "Написано, может быть, Зиновьевым, но, может быть, и мной. Л Тр.". Ряд признаков (например, шрифт пишущей машинки) говорит о том, что документ написан Зиновьевым. -- Прим. сост.

ственного постановления ЦК. Поправка тов. Бухарина говорит о "нарушении постановления съезда (XIV) о недопустимости всесоюзной дискуссии". Такого постановления съезда не было и, по самому существу дела, быть не могло. Январский пленум ЦК определил форму отчетной кампании по XIV съезду, запретив выступление в ней членам ЦК. Мы не знаем никакого постановления, запрещающего общесоюзную дискуссию вообще. Если нам укажут, о каком постановлении идет речь, мы немедленно же включим это постановление в текст своего заявления. Хотя это вопрос формальный, но так как дело идет о постановлении съезда, то нам кажется необходимой в этом вопросе полная точность.

3. Ясно, что травля Коминтерна или СССР несовместима со званием

члена коммунистической партии. Если верно, что члены Германской ком

партии тт. Урбанс и Вебер ведут травлю Коминтерна и СССР, необходимо

возбудить в соответственном партийном порядке против них обвинение.

В нашем распоряжении таких данных нет, и мы не можем поэтому брать

на себя инициативу обвинения двух членов партии в таком тяжком пре

ступлении, как травля Коминтерна и СССР (если под словом травля дей

ствительно понимать то, что в нем заключается).

В отношении исключенных из Германской компартии Рут Фишер и Маслова мы опять-таки не знаем фактов травли с их стороны. Нам известно, что они отмежевались от Корша, который объявляет СССР буржуазным государством и пр. Если бы Рут Фишер и Маслов стали на путь травли Коминтерна и СССР, это значило бы, что они окончательно порвали с коммунизмом и что дверь Коминтерна закрыта для них навсегда. У нас нет данных для решения вопроса в этом именно смысле. Вот почему от своего имени мы не можем поставить их на одну доску с Коршем.

Что касается немецкой левой, которая за 700 подписей солидаризировалась, в общем и целом, с нами, то у нас не может быть, разумеется, никаких оснований отмежевываться от нее, по крайней мере, в этой части ее воззрений. Что касается фракционной работы, то заявление наше отказывается от содействия каким бы то ни было фракционным группировкам.

4. Тов. Медведев обвиняется в том, что в написанном почти три года

тому назад письме высказывался в смысле ликвидации Коминтерна и

Профинтерна, слияния или сближения с социал-демократами, сдачи

госпромышленности в концессию и пр. и пр. Никто ни на минуту не

сомневается, что эти чудовищные взгляды не имеют ничего общего с на

шими. Тов. Медведев оспаривает подлинность письма, подвергнутого

разбору в "Правде". В своем заявлении мы оставляем в стороне вопрос

о степени точности письма тов. Медведева и выражаем свое непримири

мое отношение к формулированным в нем мыслям. Что же касается тов.

Шляпникова, то статья его в "Большевике" не заключает в себе пропове

ди ликвидации Коминтерна, Профинтерна и пр., тов. Шляпников дока

зывает, что этих мыслей он никогда не разделял и не разделяет сейчас.

При этих условиях мы не видим возможности заявить от нашего имени,

что тов. Шляпников стоит на точке зрения упомянутого выше письма.

На заседании Политбюро нам было указано, что такое "отмежевание"

необходимо, дабы сделать невозможным блок с рабочей оппозицией. Нам не было указано, в чем этот блок до сих пор выразился, в каких документах, в каких действиях или заявлениях. Таких документов, заявлений и действий не было и нет, как не было и нет самого блока.

* * *

Ввиду этих соображений, мы лишены возможности сказать от собственного имени партии то, что предложено в поправках тов. Бухарина, одобренных Политбюро. Мы, разумеется, полностью признаем, что подчинение ЦК партии предполагает в известных случаях со стороны меньшинства открытую защиту таких взглядов, с которыми это меньшинство не согласно. Если Политбюро считает, что мы обязаны принять поправки, формулированные тов. Бухариным, в порядке партийной дисциплины, то мы подчинимся и подпишем всякое заявление, какое ЦК найдет отвечающим интересам партии в настоящий момент. Но в этом случае необходимо формальное постановление Политбюро, обязующее нас такого рода заявление подписать.

Л. Троцкий 16 октября 1926 г,

НУЖНА ЛИ ДИСКУССИЯ?

Сейчас ведется в партии неистовая борьба сверху против дискуссии вообще. "Правда" доказывает в статьях, что дискуссия вредна и опасна. Но никто не указывает, как же иначе решить спорные вопросы.

Что такое дискуссия? Это обсуждение партией тех вопросов, которые перед ней стоят и по которым в партии есть разногласия. Может ли партия эти вопросы решить, не обсудив их? Не может. А если партия не должна их решать, то кто же решит эти вопросы за нее? К этому, в сущности, и сводится все: кто может решить спорные вопросы за партию, вместо партии, за спиной партии?

"Правда" и ораторы, выступающие против дискуссии, говорят: все эти вопросы уже решены партией, XIV съездом, пленумами ЦК и пр. Но вся суть в том, что после XIV съезда прошло уже десять месяцев. На XIV съезде шли споры о том, возрастает ли в деревне влияние кулака или влияние партии, пролетариата и бедноты. На апрельском пленуме спорили о том, забегает ли промышленность вперед или отстает, идет ли повышение заработной платы в ногу с общим ростом благосостояния страны или, наоборот, отстает.

На июльском пленуме спорили о том, увеличивается ли в Советах влияние пролетариата или же, вследствие роста мощи кулака и вследствие отставания промышленности, и в Советах растет влияние мелкобуржуазных, кулаческих элементов, за счет влияния пролетария, батрака, бедняка, коммуниста.

Совершенно очевидно, что по этим вопросам не может быть раз навсегда данного решения. Споры проверяет жизнь. Надо учесть те факты, которые накопились в течение последнего года, чтобы партия могла, на основании зрелого обсуждения, вынести свое решение по всем спорным и нерешенным вопросам.

Кто другой может решить эти вопросы, если не партия? Речь идет о таких вопросах, от которых зависит судьба диктатуры пролетариата. Необходимо на каждом новом этапе проверять весь опыт. Кто же может этот опыт проверять, кроме партии? Если в партии возникают серьезные и глубокие разногласия, то кто же может их разрешить, кроме партийного съезда? А как же съезд может разрешить эти вопросы, если партия их перед съездом не обсудит со всех сторон? Обсуждение со всех сторон и есть дискуссия.

Конечно, дискуссия имеет свои отрицательные стороны. На дискуссию приходиться тратить время и энергию. От этого страдает, до известной степени, практическая работа. Но ведь дело идет о том, по какой линии должна направляться вся эта практическая работа. Нам нужна такая практическая работа, которая ведет к экономическому и политическому усилению пролетариата, которая обеспечивает перевес социалистических элементов хозяйства над капиталистическими. Если разногласия возникают по этим основным вопросам, то нелепо говорить: занимайся практической работой, вместо того, чтобы обсуждать, по какой линии эту практическую работу направить.

36
{"b":"71844","o":1}