ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Каковы основные вопросы, мимо которых не может пройти ни один член партии? Эти вопросы таковы:

За последний год все народное хозяйство сделало шаг вперед. Про

мышленность поднялась. Общее благосостояние в стране увеличилось.

Между тем, реальная заработная плата по сравнению с осенью прошлого

года снизилась. Как и почему это произошло? Нет ли опасности, что и

дальше благосостояние страны будет увеличиваться быстрее заработной

платы? Это означало бы, что влияние рабочего класса в обществе падает.

Надо или не надо обсудить этот вопрос?

Товарный голод в стране означает, что промышленность не дает в

обмен на товарные излишки крестьянского хозяйства необходимого ко

личества продуктов. Отсюда получается так называемая диспропорция,

т. е. несоответствие между количеством промышленных товаров и кресть

янским спросом. Перед XIV съездом и на апрельском пленуме шли споры

о том, идет ли эта диспропорция на уменьшение, или, наоборот, возраста

ет? Факты этой осени показывают всем, что диспропорция возросла. Это

означает, что промышленность, хотя и двинулась вперед, но все же отстала

от общего развития народного хозяйства. Это значит, что удельный вес го

сударственной промышленности в народном хозяйстве не возрос, а умень

шился. Этим, в частности, объясняется и тот факт, что реальная заработ

ная плата за этот год снизилась, а не возросла Обсудила ли партия этот

вопрос? Нет, не обсудила. Можно ли ссылаться на то, что вопрос разре

шен? Нет, нельзя. Конечно, и XIV съезд, и апрельский пленум давали

на эти вопросы ответы, обязательные для всей партии. Но решения.

которые выносит партия, проверяются жизнью. Партия эту проверку учитывает. Если в партии или в ее Центральном Комитете есть разногласия, партия зги разногласия обсуждает и выносит решение, обязательное для всех. То же самое относится и ко всем другим вопросам. Они связаны в одну общую цепь. Промышленность отстает от общего роста народного хозяйства; социалистические накопления отстают от народнохозяйственных накоплений вообще; заработная плата отстает от повышения уровня народного хозяйства в целом. Это означает, что хозяйственная роль пролетариата недостаточно быстро растет и даже относительно понижается. А это не может не отразиться на политике. Последние советские выборы показали некоторое снижение удельного политического веса пролетариата и его ближайшей опоры в деревне, бедноты. Можно ли сказать, что эти вопросы раз навсегда решены? Нет, тут перед нами новые факты исключительного значения. В оценке этих фактов есть разногласия, в том числе и в Центральном Комитете. Кто же может вынести решение? Партия, в лице своего съезда.

Можно сказать, что меньшинство Центрального Комитета должно подчиняться большинству. Это совершенно бесспорно. Можно утверждать, что такие-то члены Центрального Комитета нарушили дисциплину. Их за это можно подвергнуть взысканию. Но это не снимает вопроса о партийном съезде. Вопрос идет о том, чтобы дать возможность партии проверить свои старые решения в свете новых фактов, нового опыта. Верно ли, что опасность идет не со стороны кулака, а со стороны тех, кто об этой опасности предупреждают? Верно ли, что огонь надо направлять налево, т. е. против той части партии, которая бьет тревогу по поводу отставания промышленности, некоторого уменьшения политического веса пролетариата в советском обществе, ослабления в деревне веса бедноты, и пр.? Вопрос идет об общей линии партийной политики. Нынешний год дал огромное количество фактов для проверки этой линии. Кто и как может эту проверку совершить? Как может XV съезд вынести свое решение, если партия не заслушает все спорные точки зрения и не вынесет своего решения?

Вся беда в том и состоит, что некоторые товарищи и, в частности, редакция "Правды" рассуждают так, как если бы кто-то мог вынести решение без партии. Дискуссия, говорят они, вредна и опасна. Но ведь это значит попросту, что вредно и опасно обсуждение партией спорных вопросов. Как же быть в случае разногласий? На этот вопрос никакого ответа нам не дают.

Верно ли, что дискуссия опасна? Это зависит от того, какая дискуссия. Опасно ли, если рабочая ячейка обсудит вопрос о том, почему при общем подъеме хозяйства заработная плата упала? Опасно ли, если рабочая ячейка заслушает при этом мнение большинства Центрального Комитета и мнение оппозиции? Опасности тут никакой нет. Нужно только, чтобы мнения излагались в строго партийном порядке, обсуждались в достойном тоне, освещались со всех сторон, чтобы всей партии были предоставлены необходимые документы, цифры, чтобы никто не бродил в потемках. Совсем другое дело, когда в печати и на собраниях ведется непрерывная, неистовая, односторонняя дискуссия, которая все больше и больше вырож

дается в прямую брань и травлю оппозиции, причем от партии скрываются основные документы, в которых оппозиция изложила свою точку зрения. Вот такая дискуссия опасна. Она отравляет партийное общественное мнение. Она подрывает единство партии.

"Правда" говорит, что дискуссия отвлекает от практической работы. Но ведь дискуссия все равно ведется, притом непрерывно, начиная с XIV съезда. Произносятся речи, пишутся статьи, издаются брошюры, выносятся резолюции, направленные против оппозиции. Действительное мнение и предложения оппозиции при этом чудовищно искажаются. Оппозиции не дают права высказаться. Сейчас заводится сверху дискуссия о том, что не нужно дискуссии. Создается какая-то новая теория о том, что спорные вопросы могут решаться без обсуждения в партии. На эту тему ведется неистовая односторонняя дискуссия. Партия тратит огромную энергию впустую, вместо того, чтобы обсудить по существу вопрос о том, почему заработная плата понижается, почему упала покупательная способность червонца, почему выросло в деревне влияние кулака, почему благосостояние страны растет быстрее, чем благосостояние рабочего класса? Ведь эти факты угрожают диктатуре, а никак не их обсуждение в партии. Надо принять все меры к тому, чтобы обеспечить правильный партийный курс дискуссии, Но кто хочет обойти дискуссию, тот тем самым хочет обойти партию. За партию решать вопроса никто не может. Дискуссировать надо не о дискуссии, а об основных жизненных вопросах, от которых зависит судьба пролетариата и социалистического строительства в нашей стране.

Л. Троцкий октябрь 1926 г.

ОЦЕНКА НАШЕЙ РЕВОЛЮЦИИ И ВОПРОС О КРЕСТЬЯНСТВЕ

В течение 1917 года обнаруживались ли какие-либо разногласия в

оценке революции?

Принятие свободного крестьянского Наказа в основу аграрной про

граммы.

Декрет о земле.

Политика раскулачивания.

Борьба за середняка (см. письма и доклады в XVII томе "Советс

кая власть и крестьянство").

Ответ Ленина крестьянину Гулову по вопросу о середняке.

Переход к нэпу.

Истолкование нэпа (IV конгресс Коминтерна).

ВЫВОДЫ

Всякую попытку на основании старых споров о перманентной революции, к тому же ложно истолкованных, переделать задним числом эту живую историю Октябрьской революции я категорически отвергаю.

Считаем ли нашу революцию социалистической? Спрашивать об этом в девятую годовщину Октября по меньшей мере неуместно.

Мы назвали нашу республику социалистической не потому, что она осуществила социализм, а потому, что в ней заложены возможности движения к социализму.

Мы не считаем, что установив советскую систему, мы выключили нашу страну из условий мирового хозяйства и мирового рынка.

Вот тут начинаются подлинные разногласия.

* * *

1. Неверие в возможность социализма или "вера в невозможность

социализма" в одной стране как основная предпосылка.

Критики вообще и резолюция, в частности.

2. Обвинения в стремлении ограбить крестьянство как вторая пред

посылка.

3. Для чего, собственно, грабить крестьянство, если социализм не

37
{"b":"71844","o":1}