ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Раз окружение капиталистических стран и мировой рынок будут мешать проведению полной плановости в одной стране, то, следовательно, в ней одной нельзя построить полного социалистического общества, ибо общественные отношения (мировой рынок) будут до известной степени господствовать над хозяйством одной страны, строющей социализм.

* Энгельс, "Анти-Дюринг", с. 157, изд. Моск. рабочий, 1922 г.

** Там же.

*** "Анти-Дюринг", с, 159, пит, изд.

Победить социализм в одной стране не может. В частности, построить социализм в России без государственной помощи пролетариата передовых стран невозможно.

ГЛАВА 2. О СТРОИТЕЛЬСТВЕ СОЦИАЛИЗМА В ОДНОЙ СТРАНЕ

В предыдущей главе мы выяснили, почему не может быть построен социализм в одной стране. В связи с этим возникает уже новый вопрос если построить социализм нельзя, то можно ли его строить в одной ст ране. Не является ли нелепостью идея строительства социализма в одной стране при признании невозможности его в этой стране построить?

На эти вопросы мы постараемся найти ответы, которые могли бы нас удовлетворить. Однако прежде разберем понятие "строительство социализма".

Часто дело представляют себе так: "у нас в стране существует социалистический сектор, который является островом полного социализма в окружении товарного хозяйства. Этот остров будет со временем расширяться, побеждать капиталистические побеги нашего хозяйства, втяги-вать в себя элементы простого товарного хозяйства и переваривать их Когда остров разрастется так, что покроет собой всю территорию СССР и охватит все отрасли производства и распределения, то у нас и осуществится полный социализм".

Подобное представление о строительстве социализма вытекает из неправильного понимания социализма как хозяйственной системы.

Социализм есть такое хозяйственное целое, части которого планово слажены. Социализм есть плановое хозяйство, включающее в себя все отрасли производства и обеспечивающее правильное и сознательное распределение труда между этими отраслями.

Отсюда ясно, что нельзя назвать социализмом какую-либо часть хозяйственного целого, каковой и является социалистический сектор.

Он (соцсектор) является лишь элементом социализма. Под элементами социализма мы понимаем части хозяйственного целого, организованные так, что при известной их комбинации и развитии они дают полное социалистическое хозяйство. Точно так же, как в сумме есть нечто качественно иное, чем слагаемые, ее составляющие, так и социализм есть нечто качественно иное, чем элементы социализма.

Таким образом, строительство социализма - есть строительство элементов социализма, которые при известном переплетении составят социализм.

Если так понимать строительство социализма, то никаких сомнений в том, что мы строим социализм в России, быть не может. История показала нам, и отрицать этого добросовестный человек не может, что элементы социализма ширятся и крепнут, что у нас идет бурный рост строительства социализма. Грядущая мировая революция завершит дело строительства социализма прекрасным зданием коммунистического общества.

ГЛАВА 3. О ФАТАЛИЗМЕ И ОБ АВАНТЮРИЗМЕ

Социализм в одной стране мы строим, но построить его в национальных рамках не сможем - таково наше положение. Но, может быть, оно бессмысленно? Какой смысл, спрашивают нас, строить социализм, зная, что его построить нельзя. На это мы спокойно отвечаем: мы слишком уверены в победе международного рабочего движения, чтобы бояться не завершить строительство социализма.

Часто приходится слышать, что отрицание возможности победы социализма в одной стране приводит либо к политическому фатализму ("все равно социализма до мировой революции не построим"), либо к политическому авантюризму (авось кривая до "международной" вывезет), либо к тому и другому вместе. Во всяком случае, - говорят нам, -- "неверие" в построение социализма в одной стране мешает возможности успешно строить социализм. Правильно ли это?

В каком случае было бы это правильным? В том, если бы строительство социализма в одной стране без надежды построить его в узких рамках этой страны не имело бы исторического оправдания, иначе говоря, не приближало бы нас к конечной цели - коммунизму.

Просто вопрос стоит так: зачем нам строить социализм в России, если мы знаем, что построить его в одной стране нельзя?

Этому строительству можно найти три величайших исторических оправдания.

Продолжительное существование диктатуры пролетариата в СССР и

успешное строительство социализма является лучшей агитацией за между

народную революцию. Об этом говорить много не приходится, подробно

и ясно осветил этот вопрос тов. Сталин в политотчете на XIV съезде.

Строительство элементов социализма в России даст возможность

более быстро и безболезненно построить социализм после пролетарской

революции в передовых капиталистических странах.

Диктатура пролетариата и строительство социализма в стране яв

ляется неслыханным и невиданным до сих пор улучшением положения

трудящихся масс. Это является тоже немаловажным "оправданием".

Теперь мы видим, зачем нужно строить социализм в одной стране, зная, что в ее рамках его не построить. Все коммунисты, как признающие, так и не признающие возможности победы социализма в одной стране, одинаково заинтересованы в строительстве социализма в этой стране* и поэтому ни о каком политическом фатализме и авантюризме речи быть не может.

Подобные обвинения могут возникать лишь тогда, когда теряется серьезная вера в мировую победоносную пролетарскую революцию.

* Разница заключается лишь в оценке того, какие цели преследует строительство социализма в одной стране, что практического значения не имеет. "Кто прав и кто виноват" покажет история.

ГЛАВА 4. О ХАРАКТЕРЕ НАШЕЙ РЕВОЛЮЦИИ

Последнее время часто связывают вопрос о возможности построения социализма в одной стране с вопросом о характере Октябрьской революции. Дело выставляют в том свете, будто отрицающие возможность построения полного социалистического общества в одной стране вместе с тем должны отрицать пролетарский характер Октябрьского переворота. Раз построить социализм в России нельзя, - говорят нам, - значит, и наша революция носила не социалистический характер.

Желая выяснить этот вопрос, мы должны будем вспомнить о тех причинах, которые вызвали Октябрьскую революцию.

Непосредственно после поражения революции 1905 года Ленин указал на два пути, по которым может пойти развитие русского общества. Один путь медленное врастание в капитализм и все большее обуржуазивание крестьянства. Этот путь обкладывал революцию на "многие лета".

Другой путь был путем нарастания революции. Обострение противоречий между царским правительством и крестьянством должно было привести к демократической революции. В этой революции пролетариат должен добиваться максимального количества свобод и наибольшего, возможного в условиях капитализма улучшения своего экономического положения, что должно было послужить фундаментом для подготовки пролетарской революции. Однако совершить пролетарскую революцию при тех условиях было невозможно, ибо русский капитализм еще не изжил себя.

Но вот разразилась война. Этот могущественный "режиссер" переменных декораций и подготовил историческую сцену к постановке великой пролетарской революции.

Чем можно объяснить, что именно в отсталой, какой являлась Россия, стране была совершена первая социалистическая революция? Почему не в Англии, Германии или Франции началась она?

Ведь нам известна мысль Маркса, что старое общество рушится лишь тогда, когда изживет себя и когда внутри его вырастут предпосылки для построения нового общества. Неужели в России эти два условия были осуществлены в большей степени, чем, скажем, в Англии? Или неправ был Маркс? Всякий здравомыслящий марксист ответит на эти вопросы отрицательно. Тогда, где же объяснение?

Дело в том, что развитие тяжелой индустрии и складывающийся на ее основе мировой рынок стирали национальные рамки развития капитализма. Между тем, международный капитализм, в том его виде, в каком он существовал в ряде передовых капиталистических стран, не только изжил себя, но и подготовил все необходимое для социализма. Лучшим показателем этого явилась империалистическая война 1914-1918 гг. Эта же война окончательно втянула Россию в орбиту гниющего империализма и таким образом поставила Россию на ступень изжившего себя капитализма. Российский капитализм, который мог еще развиваться как капитализм национальный, оказался изжившим себя как часть международного империализма.

45
{"b":"71844","o":1}