ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Британские соглашатели-вожди, так гнусно предавшие своих собственных рабочих во время всеобщей стачки и ныне завершающие свое предательство по отношению к стачке углекопов, еще позорнее предадут английский пролетариат, а с ним вместе и Советский Союз и дело мира, в минуту военной опасности. В своей замечательной инструкции нашей делегации в Гааге Ленин разъяснял, что только беспощадное разоблачение оппортунистов перед массами способно помешать буржуазии застигнуть рабочих врасплох, когда она снова попытается вызвать войну. "Всего важнее будет опровергнуть мнение о том, - писал Ленин об амстер

дамских "пацифистах " в Гааге, - будто присутствующие являются противниками войны, будто они понимают, как война может и должна надвинуться на них в самый неожиданный момент, будто они сколько-нибудь сознают способ борьбы против войны, будто они сколько-нибудь в состоянии предпринять разумный и достигающий цели путь борьбы против войны". Ленин обращал особое мнение партии на то, что даже в речах многих коммунистов заключаются "чудовищно неправильные и чудовищно легкомысленные вещи насчет борьбы с войною". "Я думаю, -писал он, - что против подобных заявлений, особенно если они делались уже после войны, надо выступить со всей решительностью и беспощадно называть имена каждого подобного оратора. Можно смягчить как угодно, особенно если это нужно, свой отзыв о таком ораторе, но нельзя пройти молчанием ни одного подобного случая, ибо легкомысленное отношение к этому вопросу есть такое зло, которое перевешивает все остальное и к которому быть снисходительным -- абсолютно невозможно". Эти ленинские слова надо обновить в сознании нашей партии и всего международного пролетариата. Надо сказать во всеуслышание, что Томасы, Макдо-нальды, Персели так же мало способны помешать империалистическому нападению, как мало способны были Церетели, Даны и Керенские остановить империалистическую бойню. Могущественным условием обороны Советского Союза, а значит, и поддержания мира, является неразрывная связь растущей и крепнущей Красной Армии с трудящимися массами нашей страны и всего мира. Все экономические, политические и культурные мероприятия, которые повышают роль рабочего класса в государстве, укрепляют его связь с батрачеством и беднотой и его союз с середняком, -- тем самым укрепляют Красную Армию, обеспечивают неприкосновенность страны Советов, укрепляют дело мира.

10. Коминтерны

Выпрямление классовой линии партии значит выпрямление ее международной линии. Надо отбросить в сторону всякие сомнительные теоретические новшества, которые изображают дело так, как будто победа социалистического строительства в нашей стране не связана неразрывно с ходом и исходом борьбы европейского и мирового пролетариата за власть. Колониальные народы борются за независимость. Это общий фронт. Каждый отряд на каждом участке должен дать максимум того, что может дать, не дожидаясь инициативы других. Социализм в нашей стране победит в неразрывной связи с революцией европейского и мирового пролетариата и борьбой Востока против империалистического ярма. Вопрос о Коминтерне, о направлении его политики, о его внутреннем режиме неразрывно связан, в свою очередь, с режимом нашей партии, которая была и останется руководящей партией Коминтерна. Всякий сдвиг в нашей партии неминуемо передается партиям Интернационала. Тем обязательнее подлинно большевистская проверка нашей линии под международным углом зрения. XIV съезд признал необходимым более

самостоятельное участие иностранных партий в руководящей работе Коминтерна. Однако и это постановление, подобно другим, остается на бумаге. И не случайно. Разрешение острых вопросов Коминтерна нормальным политическим и организационным путем возможно только при наличии нормального режима в нашей собственной партии. Механическое разрешение спорных вопросов все больше угрожает ослабить внутреннюю сплоченность коммунистических партий и их тесную связь между собой. В области Коминтерна нам нужен решительный поворот на те пути, какие были намечены Лениным и проверены при нем.

11.0 фракционности

В течение двух лет до XIV съезда существовала фракционная "семерка", куда входили шесть членов Политбюро и председатель ЦКК тов. Куйбышев. Эта фракционная верхушка секретно от партии предрешала каждый вопрос стоящий в порядке дня Политбюро и ЦК, и самостоятельно разрешала ряд вопросов, совсем не вносившихся в Политбюро. Во фракционном порядке она распределяла силы и связывала своих членов внутрифракционной дисциплиной. В работах семерки принимали участие, наряду с Куйбышевым, те самые руководители ЦКК, как тт. Ярославский, Янсон и другие, которые ведут беспощадную борьбу против "фракций" и "группировок". Подобная же фракционная верхушка существует несомненно и после XIV съезда. В Москве, Ленинграде, Харькове и других крупных центрах происходят секретные собрания, организуемые частью верхушек партаппарата, несмотря на то, что весь официальный аппарат находится в ее руках. Эти секретные собрания по особым спискам являются чисто фракционными собраниями. На них читаются секретные документы, за простую передачу которых всякий, не принадлежащий к этой фракции, исключается из партии. Утверждение, будто "большинство" не может быть фракцией, явно бессмысленно. Истолкование и применение решений съезда должно совершаться в рамках нормальных партийных органов, а не путем предрешения всех вопросов правящей фракцией за кулисами нормальных учреждений. В правящей фракции есть свое меньшинство, которое ставит фракционную дисциплину выше партийной. Задача всей этой фракционной механики состоит в том, чтобы не дать возможности партии нормальным уставным путем внести изменения в состав и политику партаппарата. С каждым днем эта фракционная организация все больше и больше угрожает единству партии.

Глубокое недовольство партийным режимом, установившееся после смерти Ленина, еще большее недовольство сдвигами политики, неизбежно порождает оппозиционные выступления и острые дискуссии. Между тем руководящая группа, вместо того чтобы учиться на новых все более ярких фактах и выправлять линию, - систематически усугубляет ошибки бюрократизма. Сейчас уже не может быть никакого сомнения в том, что основное ядро оппозиции 1923 г., как это выявила эволюция руководящей ныне фракции, правильно предупреждало об опасностях, сдвига с пролетарской линии и об угрожающем росте аппаратного режима. Между

тем десятки и сотни руководителей оппозиции 1923 г., в том числе многие старые рабочие-большевики, закаленные в борьбе, чуждые карьеризма и угодливости, несмотря на всю проявленную ими выдержку и дисциплину, остаются по сей день отстраненными от партийной работы. Репрессии по отношению к основному кадру ленинградской оппозиции после XIV съезда не могли не вызвать величайшей тревоги у наилучшей части рабочих, входящих в нашу партию и привыкших смотреть на ленинградских рабочих-коммунистов как на наиболее испытанную пролетарскую гвардию. В момент, когда уже вполне назрела необходимость отпора растущему кулаку, руководящая группа выступила против авангарда ленинградских рабочих, повинных только в предупреждении о кулацкой опасности. Сотни лучших рабочих высланы из Ленинграда. Тысячи рабочих-коммунистов, составлявших лучший актив ленинградской организации, так или иначе отстранены от партийной работы. Политическая правота этих ленинградских рабочих в основном теперь уже ясна каждому добросовестному партийцу. Рана, нанесенная ленинградской организации, может зажить лишь в результате радикального изменения внутрипартийного режима. Если же дело пойдет и дальше тем же путем, как идет сейчас, то можно не сомневаться, что не только в Москве и Ленинграде понадобятся все новые и новые зажимы, чистки и высылки, но что и другие политические районы и центры, как Донбасс, Баку, Урал, должны будут подпасть под действие удесятеренных репрессий. Ни в чем уход от Ленина не выражается так ярко, как в стремлении отделаться от большевистской оценки опасности нынешнего партийного курса при помощи словечка "меньшевизм". Именно этим подходом наиболее окостеневшая идейно часть "руководителей" выдает себя с головой. Меньшевизм, уверенный в неизбежности капиталистического перерождения Советского Союза, строит все свои расчеты на разрыве между рабочим классом и советским государством, подобно тому как эсеры рассчитывают на разрыв с советским государством "крепкого" крестьянства. На деле, меньшевизм в качестве буржуазной агентуры мог бы надеяться действительно на время выйти из ничтожества лишь при условии, если бы щель- между рабочим классом и советским государством стала возрастать. Чтобы этого не допустить, надо прежде всего ясно видеть эту щель в момент ее возникновения, а не закрывать на нее глаза, как делают бюрократы, отрицающие самую необходимость работать над задачей приближения советского государства к рабочему государству и деревенским низам. Приукрашивание действительности, казенный оптимизм по общим вопросам хозяйства и пессимизм по вопросам заработной платы, нежелание видеть кулака, и тем самым - потакание кулаку, недостаточное внимание к бедноте, осо-бенно грубый зажим в рабочих центрах, нежелание понять урок последних советских перевыборов -- вот это все означает действительную, реальную, а не словесную подготовку почвы для меньшевистских и эсеровских влияний.

5
{"b":"71844","o":1}