ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Солнцев [январь 1927 г.]

ТОВ. СОЛНЦЕВУ

Дорогой товарищ!

При беглом (поневоле) чтении Вашей речи возражений не нашел. Речь показалась мне интересной и содержательной.

Известную опасность при такой постановке вопроса представляет "отвлечение от международного фактора", - говоря бухаринским языком. Закон социалистического накопления сожительствует и борется с законом ценности в нашем хозяйстве. Исход борьбы зависит от условий и, в частности, от политики, которые определяют распределение национального дохода между двумя системами. Получается картина поединка на равных началах. Но мы составляем часть мирового хозяйства и находимся в капиталистическом окружении. Это значит, что поединок "нашего" закона социалистического накопления с "нашим" законом ценности объем

лется мировым законом ценности, что довольно серьезно меняет соотношение сил обоих законов, если оставаться только в рамках экономических категорий и их неограниченного развития, то есть, другими словами, если "отвлечься от международного фактора", вместо того, чтобы призвать на помощь кризис капитализма и международную революцию.

Вы, конечно, прекрасно все это знаете, и в конце Вашей речи есть на это намек. Но тут намеков, пожалуй, недостаточно. Иначе за Вашу постановку вопроса, безусловно правильную, ухватятся те отечественные любомудры, которые через 80 лет после "Коммунистического манифеста" додумались до той гениальной мысли, что построить социализм - значит победить "собственную" буржуазию, т. е. "собственный" закон ценности. Подобным же образом кое-какие любомудры ухватились за первую часть моей книжки "К социализму или к капитализму", совершенно не понявши связь ее со второй частью. Вот почему любомудры стали кричать, будто я отрекся от своей книжки "К социализму или к капитализму", когда я выдвинул аргументы из второй части книжки, которая вся посвящена доказательству того, что нельзя "отвлечься от международного фактора". С этими аргументами нам придется встречаться и впредь.

Мне вспоминается, как отечественный любомудр Александр Иванович Скворцов, великий истолкователь марксизма, увидевши после появления III тома "Капитала", что в течение двадцати пяти лет учил студентов не тому, чему надо было, обвинил Маркса в отказе от собственной точки зрения: цена у Маркса базируется, видите ли, не на ценности, как ей полагалось бы, а на издержках производства. Борьба "собственного" закона ценности с "собственным" законом социалистического накопления есть "I том". Включение этой борьбы в систему мирового закона ценности есть "III том". Первый том необходим, но не достаточен. Нам надо переходить к следующим томам.

Года три тому назад мы спорили против отечественных любомудров, которые всю систему нашего хозяйства называли государственным капитализмом, постыдно перевравши Ленина. На эту тему писались сотни передовиц в нашей печати и сотни "ученых" статей и даже учебников (хорошо бы их перебрать!). Теории государственного капитализма мы противопоставляли теорию борьбы двух систем. Теперь любомудры с грехом пополам эту точку зрения усвоили и требуют только, чтобы, для их теоретического и политического спокойствия, мы "отвлеклись от международного фактора". Не исключена возможность того, что завтра означенные любомудры, в поисках якоря спасения, ухватятся за теорию борьбы двух законов и будут обвинять Преображенского в том, что он отказался от своей собственной теории, которая ими будет объявлена безупречным обоснованием социализма в одной стране. Разумеется, тов. Преображенский будет так же мало ответственен за подобное истолкование, как мало был повинен Маркс в "марксизме" проф. Скворцова (того, а не этого, - а, впрочем, и этого). Но чтобы пресечь дорогу теоретическим злоупотреблениям, надо нам самим не отвлекаться от "международного фактора", даже в пределах двадцатиминутной речи.

Ваш Л. Троцкий

P.S. Напоминаю Вам, что, наряду с законами ценности и первоначального социалистического накопления, существует еще весьма почтенный закон неравномерности капиталистического развития. Не можете ли Вы мне сообщить, в каком он находится состоянии?

28 января 1927 г.

ИТОГИ ПЛЕНУМА ЦК ВКП (б) Капитальные затраты

Производственно-финансовый план промышленности на 1926--27 год явно показывает, что политика ЦК все больше и больше заводит наше хозяйство в тупик. Уже итоги прошлого года показывают это в достаточной степени ясно. Они сводятся к следующему:

Себестоимость промышленности возросла на 2-3% в среднем. При

этом в железорудной она поднялась на 23,4%, металлической - 11,5%,

основной химической - на 9,6%, резиновой -- на 16,4%, лесной - на 29,5%,

маслобойной -на 19,6%. Серьезные понижения себестоимости дали:

электротехническая промышленность - 6,5%, текстильная - 5,2% (при

резком ухудшении качества), пищевкусовая - 9,7 (главным образом,

сахарная, 22,1% -- в результате полной загрузки заводов, и чайная --14,3%

- понижение цен на чай). (Сводный производственно-финансовый план

промышленности на 1926-27 год.)

Низкие цены на сырье привели к остановке роста или даже к сокра

щению посевной площади и урожая технических культур - по льну сниже

ние на площади на 1--2% с уменьшением заготовок в этом году сравни

тельно с прошлым на 1/3, по подсолнуху - сокращение посевной площади

на 17% и на 30 с лишним процентов по сбору.

Реальная заработная плата в течение года не повысилась: с октября

по апрель она упала на 12%, затем к октябрю поднялась до уровня начала

прошлого года.

Рост безработицы обогнал рост рабочих. Количество промышлен

ных рабочих по всему Союзу выросло на 14%, а безработных по РСФСР:

чернорабочих - на 21%, квалифицированных и полуквалифицированных

-на 29,5% (из них металлистов - на 39,5%). (Доклад НК труда РСФСР

в ноябре 1926 года.) По Украине число квалифицированных и полуква

лифицированных безработных возросло за год на 33%. ("Экономическая

жизнь", 8 февраля, No 31.)

Ослабление товарного голода весьма сомнительно: розничные цены

на продукты промышленности растут вплоть до мая месяца, почти воз

вращаясь к этому времени к уровню цен в октябре 1923 года во время

кризиса (99%), к сентябрю снижаются на 3%, а к январю вновь поднима

ются до уровня октября 1926 года. Некоторый застой в сбыте несезонных

и неходовых товаров, при явном недостатке сезонных, в значительной

степени объясняется: 1. Переходом трестов на выделку неходовых сор

тов, для обхода нормированных цен на ходовые сорта. 2). Таким ухуд

шеиием качества продукции (главным образом, текстильной), при котором дешевые сорта становятся негодными для потребления и не находят сбыта (см. по этому поводу интереснейшую заметку Вышневского в "Торгово-промышленной газете" 16 февраля, No 38, "Проблема ассортимента и качества в текстильной промышленности"),

Все это явно показывает, что развитие промышленности в 1925/26 году было недостаточно и что наши хозяйственные затруднения не ослабились, а углубились.

План на 1926-27 год страдает теми же дефектами:

- Рост продукции замедляется: в прошлом году увеличение состав

ляло 42%, в этом - оно предполагается около 20%. (При этом производ

ство предметов потребления должно увеличиться только на 17%.)

- Себестоимость по предположениям на 1926-27 год должна, без

учета доамортизации, понизиться на 1%, а с учетом доамортизации - по

выситься на 1%. На самом деле, повышение, по-видимому, будет больше:

недоучтен рост цен на сырье (например, последнее повышение цены льна

на 70 копеек за пуд), изношенность оборудования, переоценен, по-види

мому, рост производительности труда -- 13%, вместо прошлогодних 11%,

не учтена необходимость улучшения качества (по текстильной промыш

ленности план исходит из "облегченного" ассортимента в течение всего

56
{"b":"71844","o":1}