ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Обсуждение плана капитальных затрат, таким образом, вскрывает как нельзя лучше несостоятельность политики ЦК и представляет самую благодарную тему для критики ее. Вожди оппозиции в лице Троцкого (единственного оратора, Зиновьев предпочел не выступать) не сделали

никаких попыток дать такую критику -- речь тов. Троцкого - наиболее бледная из всех речей. Все острые вопросы сознательно обойдены. Ни единого слова не сказано о безработице, ни одного слова не сказано о недостаточности плана. Наоборот, в конце речи подчеркнуто, что в сущности ЦК принял план оппозиции -- в апреле де она предлагала установить размер капитальных затрат в 1 миллиард рублей. ЦК принял 947 миллионов (на самом то деле только 864, но об этом тов. Троцкий предпочел умолчать). В самом начале речи --оппортунистическое заявление, звучащее прямо как задабривание ЦК: "Есть приемлемое (для кого?) предложение по вопросу о ценах". Когда же Бухарин в своей речи начал издеваться по поводу повышения отпускных цен, Троцкий отделывался словами "неправда", "вы это нам приписываете", "в книжке Преображенского не та установка". "Почему вы нашего точного заявления о ценах (где вожди отреклись от прежней позиции) не приложили к протоколам конференции?".

В вопросе о размере капитальных затрат тов. Троцкий стал целиком на почву решений ЦК о 947 м. р. Главный вопрос, заявляет он, "в соразмерном распределении затрат между разными отраслями производства тех небольших средств, которыми мы располагаем", после чего высказывает неопределенные сомнения, не слишком ли много тратится на постройку новых предприятий в ущерб переоборудованию старых. О "выплевывании" рабочих в связи с рационализацией он сумел сказать только, что это объясняется "амортизационным провалом" предыдущих лет: "экономику не перехитришь". Тем самым он снимает ответственность за это выплевывание с ЦК и перекладывает ее на "экономику". Далее следует полемика по вопросу о том, что мы связаны с мировым рынком гораздо сильнее, чем это полагает ЦК, и защита Пятакова от нападок на него по поводу пятилетнего плана. Защита эта ведется в том духе, что напрасно Пятакова упрекают за пессимизм. План на 26-27 год дает более пессимистические выводы, чем пятилетка. О том, что этот план является результатом политики ЦК - опять-таки ни звука. И все это заканчивается следующей моралью "о практическом подходе к пятилетке:

- Установка не на так называемую "независимость" в короткий

срок, а установка на темп. Нужно достигнуть максимального темпа раз

вития промышленности в целом при правильном соотношении частей.

-- Не глотать слишком больших кусков, чтобы не замедлить про

цессов хозяйственного пищеварения.

- Держать курс не на ослабление, а на укрепление связей с миро

вым хозяйством.

- Не отказываться так великодушно от вложения из госбюджета,

как это собирается делать тов. Куйбышев, а всей партии, всей стране

разъяснить, что первоначальный период промышленного развития неиз

бежно влечет за собой крупнейшие бюджетные жертвы".

Вот все, что сумел сказать вождь оппозиции по поводу плана, предрешающего стабилизацию металлургии, рационализацию, сопровождаемую расчетом квалифицированных рабочих, бешеный рост безработицы и обострение жилищного кризиса. Фактически это повторение каменевского лозунга (на XIV съезде) - "реже шаг". Удивительно ли после этого, что он голосовал за этот скандальный план? Неужели он думает, что такой

болтовней можно завоевать того партийного середняка, из-за "непонимания" которого оппозиция, по его мнению, потерпела поражение? Из этого выступления середняк никак уже не сможет понять, какая разница между политикой ЦК и позицией тов. Троцкого. Если ЦК на этом пленуме устами своих сторонников показал всю несостоятельность своей политики, то "оппозиционное" выступление тов. Троцкого показало столь же ясно, что на знаменитой "линии 16 октября" вожди оппозиции неспособны отстаивать даже своих "идейных" позиций и что вслед за организационной капитуляцией происходит и идейное сползание.

[февраль 1927 г.] В.М.Смирнов

ТОВ. КАПЛИНСКОМУ

В номере 23-24 "Большевика", в статье тов. Микояна, критикуется контрольная цифра диспропорции Госплана (500 000 000 рублей). Ей противопоставляется наркомторговская цифра в 370 миллионов рублей. Реальная диспропорция, как она обнаружилась к моменту написания статьи, по мнению автора, составляла 200-250 млн. рублей. Во всем этом рассуждении автор абстрагируется от предположенных или от директивных цен и от реальных цен, то есть не говорит о снижении заготовительной цены на хлеб и о повышении розницы на промтовары.

Нельзя ли, взяв за основу изложение автора (сс. 29-32), дать справку о том, как изменялось ценностное выражение диспропорции по сравнению с предвидением Госплана - в связи с указанными явлениями в области цен. Я имею в виду не только общие соображения о том, как цены преломляют и "изменяют" диспропорцию, но и цифровую картину процесса. Общие соображения говорят за то, что цифра Госплана, как контрольная цифра, для того времени была гораздо ближе к действительности, чем противопоставлявшиеся ей меньшие цифры.

2 февраля 1927 г. Л. Троцкий

Пролетарии всех стран, соединяйтесь!

ВСЕСОЮЗНАЯ КОММУНИСТИЧЕСКАЯ ПАРТИЯ (большевиков) ЦЕНТРАЛЬНАЯ КОНТРОЛЬНАЯ КОМИССИЯ

Сов. СЕКРЕТНО

7 февраля 1927 г. No631-68

ТОВ. ТРОЦКОМУ Копия ЦК ВКП (б)

Уважаемый товарищ! Я ознакомился, по возвращении из Ленинграда с Вашим заявлением

от 26 января 1927 года в Секретариат ЦКК ВКП (б) по поводу моего выступления на XV Московской губпартконференции по докладу МКК, в котором я огласил текст распространенной по ячейкам ВКП (б) в Одессе листовки. Вы выражаете недоумение: "зачем документ печатается до выяснения того, откуда он происходит, и нет ли здесь провокации". Вы спрашиваете "если же авторами листовки действительно являются члены партии или комсомола, чудовищно злоупотребившие моим именем (что мне представляется невероятным), то почему все эти обстоятельства, если они уже выяснены, не указаны в речи? И, наконец, если допустить наиболее невероятное, то есть, что тов. Ярославский действительно верит, будто такого рода листовка могла быть составлена в какой бы то ни было связи с "платформой" Троцкого, то почему никто не обратился ко мне для выяснения этого вопроса".

Указанный документ я получил как один из членов Президиума ЦКК ВКП (б) из Секретариата ЦК ВКП (б), так как этот документ рассылается членам и кандидатам Политбюро ЦК и членам Президиума ЦКК. Вместе с этой листовкой, которую я опубликовал, было приложено письмо No 1, которое является в своем роде очень выдержанной попыткой защитить оппозицию. Письмо No 1 целиком совпадает с линией оппозиции, как она была выявлена до расширенного пленума ИККИ и на последнем расширенном пленуме ИККИ. Причем ЦК, рассылая эту листовку, препроводил ее сообщением, что она распространялась "в конце декабря 1926 года по ячейкам города Одессы". У меня не было никаких оснований думать о том, что эта листовка происходит из белогвардейской среды; выяснить же, кто является виновником ее распространения я, конечно, не мог еще, так как члены ЦК и ЦКК знают прекрасно, на основании предыдущего опыта борьбы с подпольной фракционной работой оппозиции, насколько трудно бывает в таких случаях установить, кто именно является распространителем этих документов. Я запросил более подробные материалы по этому вопросу. Однако, у нас не было никогда такого положения, чтобы члены ЦКК не имели права предупредить партию о грозящей ее единству опасности от распространения подобных документов и от существования подобных подпольных групп. У меня были не только формальные основания выступить с тем заявлением, какое я сделал на Московской губпартконференции, но и ряд других данных, отчасти известных Вам, тов. Троцкий. Я цитировал еще на октябрьском объединенном пленуме ЦК и ЦКК ВКП (б) в своем докладе о внутрипартийном положении заявление бывшего троцкиста, рабочего, члена партии Московской организации тов. Андреева. В этом заявлении указывалось, что:

58
{"b":"71844","o":1}