ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Грубым самообманом является мысль, будто механически расправившись с так называемой оппозицией можно будет затем расширить рамки партийной демократии. На основании всего своего опыта партия не мо

жет дальше верить этой убаюкивающей легенде. Приемы механической расправы подготовляют новые трещины и щели, новые отстранения, новые исключения, новый зажим по отношению к партии в целом. Эта система неизбежно сужает руководящую верхушку, понижает авторитет руководства и тем вынуждает к замене идейного авторитета двойным и тройным зажимом. Партия должна во что бы то ни стало приостановить этот пагубный процесс. Ленин показал, что твердо руководить партией не значит - душить ее за горло.

12. За единство

Не может быть ни малейшего сомнения в том, что партия вполне способна справиться со всеми трудностями. Совершеннейшим безумием была бы мысль, будто для партии нет выхода на путях единства. Выход есть и притом только на путях единства. Для этого необходимо внимательное и честное большевистское отношение к поставленным вопросам. Мы против "сезонной" дискуссии, мы против дискуссионной лихорадки. Такая навязываемая сверху дискуссия стоит партии слишком дорого. Большей частью она оглушает партию, лишь в очень малой степени убеждая и обогащая ее идейно.

Мы обращаемся к пленуму ЦК с предложением - общими силами восстановить в партии режим, который позволит разрешить все спорные вопросы в полном соответствии со всеми традициями партии, с чувством и мыслями пролетарского авангарда.

Только на этой основе возможна партийная демократия.

Только на основе партийной демократии возможно здоровое коллективное руководство. Других путей нет. В борьбе и в работе на этом единственно правильном пути наша безоговорочная поддержка обеспечена ЦК полностью и целиком.

ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

Вопрос о так называемом "деле" Лашевича, поставленный, согласно решению Политбюро от 24 июня, в порядок нынешнего пленума, неожиданно, в самый последний момент постановлением Президиума ЦКК от 20/VII превращен в "дело" тов. Зиновьева. Мы считаем необходимым прежде всего констатировать, что в проекте резолюции Президиума ЦКК нет ни одного факта, ни одного сообщения, ни одного подозрения, которые бы не были известны шесть недель тому назад, когда Президиум ЦКК вынес постановление по "делу" Лашевича и др. В этом постановлении имя тов. Зиновьева не называлось. Между тем в последнем проекте резолюции уже заявляется со всей категоричностью, что "все нити" ведут к тов. Зиновьеву как председателю Коминтерна. Вопрос этот, как совершенно ясно для всех, решался не в Президиуме ЦКК, а в той фракционной группе, руководителем которой является тов. Сталин.

Мы имеем перед собой новый этап в осуществлении давно намеченного и систематически проводимого плана. Уже вскоре после XIV съезда в

широких сравнительно кадровых кругах партии шли настойчивые разговоры, источником которых являлся Секретариат ЦК, о необходимости реорганизовать Политбюро в том смысле, чтобы отсечь ряд работников, принимавших участие в руководящей работе при Ленине, и заменить их новыми элементами, которые могли бы составить надлежащую опору для руководящей роли тов. Сталина. План этот встречал поддержку со стороны тесно спаянной группы ближайших сторонников тов. Сталина, наталкиваясь, однако, на сопротивление со стороны других элементов, отнюдь не примыкающих к какой-либо "оппозиции". Именно этим объясняется без сомнения решение руководящей группы проводить план по частям, пользуясь для этого каждым подходящим этапом. Расширение Политбюро при одновременном переводе тов. Каменева из членов Политбюро в кандидаты явилось первым шагом на пути заранее намеченной радикальной реорганизации партийного руководства. Оставление в составе расширенного Политбюро тт. Зиновьева и Троцкого, а в числе кандидатов - тов. Каменева, должно было давать партии видимость сохранения старого основного ядра и тем самым успокаивать тревогу относительно подготовленности и компетентности центрального руководства. Уже через полтора-два месяца после съезда, наряду с продолжением борьбы против "новой оппозиции" была открыта одновременно в разных пунктах, прежде всего в Москве и Харькове, - точно по сигналу --новая глава в борьбе против тов, Троцкого. В этот период руководители московской организации открыто говорили на ряде активов, что ближайший удар надо нанести тов. Троцкому. Отдельные члены Политбюро и ЦК, отнюдь не принадлежащие к "оппозиции", выражали неодобрение поведению Руководителей московской организации, причем ни для кого не было тайной, что за спиной московских руководителей стоит Секретариат ЦК. В этот период вопрос о предстоящем изъятии тов. Троцкого из Политбюро обсуждался в достаточно широких кругах партии, не только в Москве, но и в ряде других мест. Дело, возбужденное против тов. Лаше-вича, не внесло, по существу, ничего нового в основной план реорганизации партийного руководства, но побудило сталинскую группу внести некоторые изменения в способы проведения плана. Если до самого недавнего времени намечалось нанести первый удар тов. Троцкому, отложив вопрос о Зиновьеве до следующего этапа, чтобы постепенно приучить партию к новому руководству, ставя ее перед каждым новым частичным изменением как перед совершившимся фактом, то "дело" Лашевича, Беленького и других, ввиду их близких связей с тов. Зиновьевым, побудило руководящую группу изменить очереди и наметить нанесение бли-жайшего удара по тов. Зиновьеву, Что к этому изменению плана пришли не без колебаний и сопротивлений, видно из того, что, как уже сказано выше, первоначальное решение ЦКК по "делу" тов. Лашевича вовсе не поднимало вопроса о тов. Зиновьеве, хотя все элементы "дела", перечисляемые новым проектом резолюции Президиума ЦКК, имелись налицо с первого же момента возбуждения преследования против тов. Лашеви-ча. Выдвинутое в последний момент предложение -- удалить тов. Зиновь-ева из Политбюро - продиктовано центральной сталинской группой как этап на пути замены старого ленинского руководства партии - но

вым, сталинским. План по-прежнему осуществляется по частям. Тов. Троцкий оставляется пока в составе Политбюро, чтобы, во-первых, дать возможность партии думать, будто тов. Зиновьев действительно устраняется в связи с делом Лашевича, и, во-вторых, чтобы слишком крутыми шагами не вызвать у партии чрезмерной тревоги. Не может, однако, не составлять никакого сомнения, что вопрос о тов. Троцком, как и о тов. Каменеве, для сталинского ядра предрешен в смысле отсечения их от руководства и что выполнение этой части плана остается только вопросом организационной техники и подходящих поводов, действительных или мнимых. Дело идет о радикальном изменении партийного руководства. Политический смысл этого изменения полностью оценен в нашем основном заявлении, составленном до того, как "дело" тов. Лашевича было превращено в "дело" тов. Зиновьева.

Здесь остается только добавить, что явно наметившийся сдвиг с ленинской линии получил бы несравненно более решительно оппортунистическое развитие, если бы намеченная сталинской группой перестройка руководства осуществилась на деле. Вместе с Лениным, который ясно и точно формулировал свою мысль в документе, известном под именем "Завещания", мы на основании опыта последних лет глубочайшим образом убеждены в том, что организационная политика Сталина и его группы грозит партии дальнейшим дроблением основных кадров, как и дальнейшими сдвигами с классовой линии. Вопрос идет о руководстве партии, о судьбе партии. Ввиду изложенного, мы категорически отклоняем фракционное и глубоко вредное предложение президиума ЦКК.

М. Бакаев, Г. Лидзин, М. Лашевич, Н. Муралов, А. Петерсон, К. Соловьев, Г. Евдокимов, Г. Пятаков, И. Авдеев, Г. Зиновьев, Я. Крупская, Л. Троцкий, Л. Каменев июль 1926 г.

Пленум ЦК и ЦКК

ПОЧЕМУ МЫ ГОЛОСУЕМ ПРОТИВ РЕЗОЛЮЦИИ,

ВНЕСЕННОЙ ТТ. МОЛОТОВЫМ, КАГАНОВИЧЕМ ПО

ВОПРОСУ О ПЕРЕВЫБОРАХ СОВЕТОВ

Мы голосуем против резолюции, внесенной тов. Молотовым от имени большинства Политбюро, т. к. ее политические выводы совершенно не соответствуют тем крупнейшим фактам, которые она сама констатирует, правда, в смазанном виде.

6
{"b":"71844","o":1}