ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Абстрактная постановка вопроса о безболезненном переходе от Сунь Ятсена к Ленину, путем логического истолкования суньятсенизма (такая постановка может, в известных случаях, педагогически применяться по отношению к революционной интеллигентской молодежи Китая), в большом историческом масштабе оказалась, разумеется, несостоятельной. Классовая борьба разодрала искусственно создавшийся нами мостик между Сунь Ятсеном и Лениным. Китайский пролетариат должен пройти через прямое и открытое преодоление Сунь Ятсена, через открытую борьбу с суньятсенизмом. Если Маркс требовал этого даже по отношению к Лассалю, то неужели же мы не должны поставить такую задачу по отношению к Сунь Ятсену? Всякое замазывание, всякое оттягивание, всякая маскировка в этом основном вопросе будут не только опасны, но прямо-таки гибельны для китайского пролетариата.

Когда нужно было выйти коммунистам из Гоминдана? Я недостаточно конкретно помню историю последних лет китайской революции, у меня нет под руками материалов, и поэтому я не решаюсь сказать, нужно ли было этот вопрос поставить ребром уже в 1923, 24 или в 25 г. В тот период подготовительная установка, выражаемая Вашим письмом и рассчитанная, по-видимому, на переходное состояние в течение года-двух, была бы, может быть, приемлемой. Но мы дьявольски запоздали. Мы превратили китайскую компартию в разновидность меньшевизма, и притом не лучшую разновидность, т. е. не в меньшевизм 1905 г., когда он временно объединялся с большевизмом, а в меньшевизм 1917 г., когда он объединялся с правой эсеровщиной и поддерживал кадет. Освящая или только терпя это положение, мы задерживаем развитие классового сознания китайских рабочих, а затем ссылаемся на недостаточное развитие этого сознания, - чтобы затягивать и дальше нынешнее положение вещей. С такой политикой мы попадем в порочный круг.

Если бы оказалось, что китайские коммунисты не хотят выходить из Гоминдана даже в условиях нынешней развернутой классовой борьбы, это значило бы не то, что не надо выходить, а то, что мы имеем там мартыновскую партию. Опасаюсь, что дело обстоит в значительной мере именно так. Тогда задача сводилась бы для нас к тому, чтобы из мартыновской партии извлечь подлинно революционные элементы и начать строить большевистскую партию, не только вне Гоминдана, но и вне нынешней "коммунистической" партии Китая. Говорю это гипотетически, так как

действительное соотношение сил внутри китайской компартии мне неизвестно, да вряд ли оно и вообще могло до сих пор обнаружиться - ввиду отсутствия ясной и отчетливой постановки вопроса с чьей бы то ни было стороны. Если мы хотим попытаться спасти китайскую компартию от окончательного меньшевистского перерождения, то мы не имеем права откладывать требование выхода из Гоминдана ни на один день.

Вы предлагаете ограничиться лозунгом выхода компартии из подполья. Но это обход вопроса. Выход из подполья означает разрыв гоминдановской легальности. Как? Явочным порядком? Без предупреждения7 Без попытки сговориться с Гоминданом о новых отношениях? Без соглашения с левым крылом? Но тогда это худшая форма разрыва, которая будет изображена, как вероломство. Ведь мы не начинаем в Китае со свежей страницы, опрос о взаимоотношениях коммунистов и Гоминдана обсуждался в Китае со всех сторон, приводил к конфликтам, перерешался и привел к определенной конституции. Не считаться со вчерашним днем нельзя. Нужно поставить вопрос в плоскости пересмотра партийной конституции. Нужно, чтобы коммунисты прямо и открыто предложили пересмотреть организационную структуру на основании полной самостоятельности обеих партий и их соглашения. Без такой ясной и отчетливой постановки, тактика "выхода из подполья" будет непонятна самим коммунистам; ведь надо же им понимать, к чему эта тактика ведет, надо иметь перспективу завтрашнего дня. Конечно, выход из Гоминдана есть болезненный процесс. Запущенная болезнь всегда требует более радикального лечения. Бояться, что мы "оттолкнем мелкую буржуазию", неправильно. Зигзагов и колебаний со стороны мелкой буржуазии будет без конца. Очень вероятно, что выход наш из Гоминдана на первых порах и породит такого рода зигзаг. Но завоевать мелкую буржуазию можно только определенной политикой, а не маскировкой, не дипломатничаньем и пр. Чтобы развить политику, способную завоевать мелкую буржуазию, нужно иметь орудие этой политики, т. е. самостоятельную партию.

Вот почему мои выводы таковы:

Признать, что дальнейшее пребывание компартии в составе Гомин

дана грозит гибельными последствиями для пролетариата и революции и,

прежде всего, грозит полным меньшевистским перерождением самой

китайской компартии.

Признать, что для руководства китайским пролетариатом, для си

стематической борьбы за влияние на профсоюзы, наконец, для руковод

ства борьбой пролетариата за влияние на крестьянские массы нужна со

вершенно самостоятельная, т. е. действительно коммунистическая (боль

шевистская) партия.

3. Вопрос о формах и методах согласования действий компартии с

Гоминданом должен быть полностью и целиком подчинен требованию

самостоятельности партии.

4. Все подлинно революционные элементы Киткомпартии должны

выдвинуть указанную выше программу действий, требуя от своего ЦК

постановки перед Гоминданом и перед рабочими массами вопроса о пере

смотре организационных отношений в его полном объеме и начистоту.

Одновременно с этим коммунисты должны везде "выходить из подполья", т. е. фактически приступать к работе в качестве самостоятельной партии.

5. Под лозунгом организационной независимости Киткомпартии и полной самостоятельности ее классовой политики должен быть подготовлен ее партийный съезд -- на основе беспощадной борьбы большевистских элементов с меньшевистскими внутри самой Киткомпартии.

Л. Троцкий 4 марта 1927 г.

ПИСЬМО ТРОЦКОМУ

СССР

Народный комиссар РКИ и Председатель ЦКК РКП (б) Ильинка, 21, тел. No 8-39

Тов. Троцкому

Уважаемый товарищ!

По поводу Вашего письма от 21 февраля 1927 г. могу сообщить следующее:

С ответом я задержался, так как считал во что бы то ни стало необ

ходимым переговорить с тов. Пятаковым.

По существу дела никак не могу понять, почему Вы не говорили о

"неосторожности", когда Пятаков ехал в Америку, где он не имел бы

прав дипломатического представительства, которые в известной мере

ограждают каждого из наших товарищей, и почему Вы считаете уместным

и возможным говорить о неосторожности посылки его в Канаду.

Прикрытое нежелание выполнить решение ЦК о поездке тов. Пята

кова спекуляцией на "опасности" и т. д., что не имеет прецедента в нашей

партии, -- я не могу считать хоть сколько-нибудь лояльным и корректным

по отношению к решениям ЦК. Таких нравов у нас до сих пор не было.

С тов. приветом

С. Орджоникидзе

P. S. Ввиду того, что тов. Пятаков командирован ПБ и от этого последнего зависит окончательное решение вопроса, я счел необходимым копию Вашего письма послать в ПБ.

С. Орд. 11 марта 1927 г.

ПИСЬМО СОКОЛЬНИКОВУ Тов. Сокольникову

Григорий Яковлевич!

Посылаю Вам кое-какие заметки, явившиеся результатом беседы моей с двумя казахскими коммунистами. Не знаю, известны ли Вам отношения в Казахстане? Во всяком случае, кое-какие заключения Вы сможете сделать по аналогии с Туркестаном.

Л. Троцкий 11 марта 1927 г.

НАЦИОНАЛЬНЫЕ МОМЕНТЫ ПОЛИТИКИ В КАЗАХСТАНЕ

В беседе по поводу своих дел казахские товарищи выдвигали следующие соображения.

Окраины отстали. Нужно их развитию придать такой темп, чтобы

они приближались к Москве, а не еще более отставали от нее. Мы имеем

здесь, следовательно, своеобразное преломление общего вопроса о темпе

развития.

Капитальные вложения в отсталых частях Союза обещают дать пло

ды не скоро. Отсюда пассивное, отчасти и активное сопротивление цент

64
{"b":"71844","o":1}