ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Последняя гранатная кампания, построенная на лжи и клевете, велась и ведется, как подготовка к интервенции. Но мы вполне вправе поставить вопрос принципиально: может ли рабочее государство заключить соглашение военно-технического характера, скажем; о совместном изготовлении огнестрельных припасов, с империалистским государством, которое силой обстоятельств в этом заинтересовано? Если данное рабочее государство отстало, если у него нет достаточных средств, если оно может путем такого соглашения усилить свою обороноспособность, то оно, разумеется, вправе и обязано такое соглашение заключить. Ленин уже ставил однажды этот вопрос в полемике с Бухариным, когда мы не отказывались от военно-технической помощи со стороны французского империализма против наступающего на нас Гогенцоллерна. Может ли честный человек взять у разбойника револьвер? популярно разъяснял Ленин Бухарину ошибочность его позиции. Дело нисколько не меняется, если разбойник готов снабдить честного человека револьвером лишь при условии, если ему, разбойнику, будет дана возможность одновременно изготовить револьвер для себя. Нелепо, жалко, постыдно отрицать за рабочим государством, окруженным со всех сторон могущественными врагами, право вступать эпизодически со злевшими империалистами в такие сделки, которые

усиливают рабочее государство в экономическом или военном отношении. Каждый революционный и просто честный рабочий в Германии поймет, что без таких соглашений рабочее государство давно бы погибло. Только жалкие и презренные болтуны, как Корш, Шварц и К°, могут видеть измену в том, что является, наоборот, выполнением долга правительства пролетарской диктатуры.

На этом я заканчиваю свои замечания по поводу полученного мною номера информационного листка левых. Общий вывод я уже формулировал выше: Брандлер ничему не научился за эти годы, левые научились многому. Вот почему я думаю, что они вернут себе свое место в Интернационале.

Л. Троцкий 2 апреля 1927 г. Гагры.

Строго секретно В ПОЛИТБЮРО. В ПРЕЗИДИУМ ЦКК *

Из Китая продолжают приходить все более тревожные сведения. Разгром рабочих организаций и массовые расстрелы рабочих идут уже по всему юго-востоку, Ханькоу, по-видимому, ничего серьезного не предпринимает. Получены известия о том, что империалисты концентрируют военные суда именно против Ханькоу. Северяне, по-видимому, по соглашению с Чан Кайши, ведут наступление на его конкурента Тон Чжанши. Чан Кайши получает крупные суммы денег от иностранных империалистов. Поражение вырисовывается как очень крупное поражение.

Как и следовало ожидать, поражение китайской революции в данной международной обстановке не могло не отразиться на нас самым непосредственным образом. Получены известия о том, что Чжан Цзолинь занял (или собирается в самом скором времени занять) Китайско-Восточную ж. д., конечно, шаг этот сделан не без благословения английского правительства, а вероятнее всего, также и японского. И так как мы не сможем в данной обстановке на этот наглый вызов Чжан Цзолиня ответить военной силой, то безнаказанность этого бандита только разожжет аппетиты у других наших врагов. Комментарии всей мировой прессы, в особенности английской печати, на нашу ноту пекинскому правительству по поводу разгрома нашего полпредства всюду были совершенно одинаковы: наше миролюбие толковалось, как наша слабость. И, ухмыляясь себе в бороду, мировая империалистская печать говорила о том, что войны СССР ни в коем случае принять не может и что, стало быть, можно позволить себе по отношению к нему все большую развязность.

Документы и фальсификации документов, найденных при нападении на нас в Пекине, еще не опубликованы. Нет никакого сомнения, что и тут готовится удар. Империалисты имеют теперь полную возможность

* Этот проект заявления был написан, несомненно, Зиновьевым во второй половине 1927 г. Был ли проект одобрен и подан в ЦК, не могу сказать. Л. Тр.

сфабриковать любые "данные" против нас и дать любое оружие в руки Чемберлену и К°. Вполне возможно, что следующим шагом будет приведение в исполнение той угрозы, которая содержалась в недавней ноте Чемберлена.

Из Польши и Румынии у нас слишком мало сведений, но совершенно не исключено, что правительства этих стран уже к нынешней весне уготовят по указке Лондона какие-либо нападения против нас.

Ввиду всего этого нельзя не признать положение напряженным и момент крайне ответственным.

По нашему глубокому убеждению, ЦК должен был бы немедленно обсудить самым тщательным образом ряд мер по следующим линиям:

По линии Наркоминдела. Необходимо принять ряд шагов в Японии,

Франции, Германии, Польше, на Балканах.

По линии Коминтерна. Необходимо немедленно начать подготовку

в важнейших партиях Коминтерна, строго конспиративно. Необходимо,

чтобы руководители важнейших партий Коминтерна отдали себе отчет в

серьезности положения. Нужно уже сейчас подготовить ряд нелегальных

совещаний, обратить серьезное внимание на транспортных рабочих и т. д.

Нужен созыв специальных совещаний в ряде стран. Нужно обдумать,

какие шаги предпринять по отношению к социал-демократическим рабо

чим, чтобы они также отдали себе отчет в серьезности положения.

По линии Наркомвоенмора. Необходимо особо серьезное внимание

к польской и румынской границам, а также финляндской, литовской и

эстонской. Нужно подтянуть и проверить ряд важнейших звеньев в воен

ном ведомстве. Нужно, быть может, пока негласное назначение ряда на

ших старых партийцев-военных на наиболее серьезные и опасные места.

Нужно все внимание обратить на военную подготовку. Партия и прави

тельство, разумеется, сделают абсолютно все возможное, чтобы избежать

военного конфликта, но, вместе с тем, необходимо теперь же сделать все

возможное, чтобы усилить нашу военную подготовку.

4. По линии внутренней политики. Нужно прежде всего сказать всю

правду о нынешнем положении рабочему классу. Нельзя замалчивать

значения китайского поражения, нельзя замалчивать того, что опасность

для нас растет. Конечно, нельзя допустить ни малейшей паники. Конечно,

надо взвесить и обдумать в ЦК, в какой форме и как поставить информа

цию наиболее передовых рабочих наиболее важных центров. Но хуже все

го будет оставить рабочий класс без надлежащей информации о том, что

делается и о том, что предстоит.

Нужно воспользоваться съездом Советов для того, чтобы и в крестьянском, и в хозяйственном вопросах исправить те ошибки, какие были, дать полное политическое удовлетворение в деревне батраку и бедняку и наиболее близким к ним слоям середняков, решительно ударить по кулаку, нэпману, бюрократу. Нужно делать все возможное, в меру наших сил, чтобы дать удовлетворение рабочему, безработному и т. д. Чем напряженнее станет для нас международное положение, чем больше будет опасность войны, тем более выдержанной должна быть наша классовая линия.

5. По линии внутрипартийной - последнее по счету, но не по важности.

Раз надвигаются серьезные опасности, то нам тем более необходимо немедленно и во что бы то ни стало восстановить безусловное и абсолютное единство в партии на все сто процентов. Именно в такой обстановке менее всего допустимо довольствоваться только показным единством, нужно действительно ленинское единство. Даже такие люди, как тов. Бухарин, говорят (на последнем пленуме ЦК), что полное единство существует и, будто бы, только несколько человек противопоставляют себя партии. Момент слишком серьезный, чтобы убаюкивать себя парадными фразами. Вы сами знаете, товарищи, что это не так. Ленин всегда добивался полного единства, пренебрегая единством показным. Ныне часто поступают наоборот. Добиваясь подлинного единства, Ленин частенько не имел его на все 100% -- ибо добиться подлинного единства дело куда более трудное, чем добиться показного единства. Показного "единства" мы имеем теперь более, чем на 100%, но вся обстановка требует теперь создания единства подлинного и в ВКП, и во всем Коминтерне. Необходимо быстро сделать ряд шагов, которые показали бы всем и каждому, что у нас восстанавливается подлинное большевистское единство. Какие именно шаги - это мог бы обсудить Центральный Комитет. Нужен прежде всего другой тон в печати. Нужно по коминтерновской линии вернуть немедленно в партию неправильно (по фракционным мотивам) исключенных левых рабочих в Германии и в других странах.

77
{"b":"71844","o":1}