ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Ваше Императорское Величество! Леди Илдкуле, прошу, выслушайте меня! Я не собираюсь на Вас нападать! Я не ожидал такого исхода, клянусь! Боги ясно дали понять нашу вину, мне как слышащему их, это вдвойне понятно! Я отдаю виновника в Ваше полное распоряжение. — он дёрнул цепь, нааг поднял глаза на меня, в них стояла тоска и смерть. Не обещание её, а нежелание жить… драконица растолкала демона и вампира, проходя между ними, успевая облизнуть демона, и нарочито сильно оттолкнув вампира. Он ей тоже не нравится. Вытянула шею и принюхалась к наагам, не забывая рычать, на всякий случай, запугивая врагов. В нос ударил запах крови, я рыкнула, Повелитель бросил мне цепь под ногу, я наступила на неё, нависая над рабом. Шиасс отодвинулся на несколько шагов, бросая явно сожалеющий взгляд на побратима. Я открыла пасть, демонстрируя два ряда крепких зубов. Нааг поднял голову и глядя на меня, прошептал.

— Прости меня, я сошёл с ума, когда почувствовал твой запах, увидел тебя… ты так похожа на мою пару, она уже давно мертва, а теперь и я ухожу следом, может в другой жизни мы с ней встретимся. — он шипел слегка, находясь в полуобороте. Я пыталась пробиться в сознание драконицы, но она рыкнула теперь уже на меня, принимая какое-то решение. Она просто облизала наага целиком, залечивая его раны. Затем, дёрнув за цепь, потащила на пятачок света и, свернувшись, притянула к себе наага словно большую игрушку. Бережно прижимая лапами к брюху, прикрыла глаза, начиная дремать.

Глава 20

— Куле, надо поесть, — Веззеэль стоял и гладил ноздри драконицы, она уступила мне место. Я аккуратно отпустила наага из своих объятий и сделала несколько шагов назад. Не спускала взгляда с напряжённого наага, обернулась и испуганно спряталась за Веззеэля.

— Куле, он теперь не опасен для тебя, он раб, пожизненный, только за мысль о причинении вреда, он будет наказан ошейником. — демон подхватил меня под руку и увел в лагерь. Я оглянулась, нааг так и остался стоять на поляне, раны все затянулись, но лицо было похоже на маску, эмоции полностью отсутствовали. Не знаю, почему он мне внушал такой страх, да я даже не помню, когда я так боялась, страх жёсткой рукой сжимал моё сердце.

— Я чувствую твой страх, ты не должна бояться его. — демон взял и поцеловал меня. Словно забирая страх, отвлекая на себя. Мне осталось только вцепиться в него руками, сминая рубашку пальцами.

Мы не стали покидать свой лагерь, приняв решение оставаться в нем до утра, мужья накроют его куполом, мы точно были в безопасности.

Арнил бережно меня раздел, оставив только рубашку, и осмотрев, уложил спать, почти сразу после ужина. Они же, оставив стражу, ушли обсуждать с Правителем завтрашнюю стратегию по захвату и зачистке мира.

Ночью проснулась словно от толчка, вздрагивая и обливаясь холодным потом от неподотчётного мне страха. На полу прямо возле кровати лежал нааг, его переодели, дав целую одежду, он принял человеческий облик, и вроде спал. Я попыталась сползти с кровати, стараясь не шуршать, не отрывая взгляда от него. Внезапно он открыл глаза, смотря на меня, я сглотнула и ещё шустрее начала сползать с лежака. В этот момент я даже не вспомнила, что являюсь магом с девятым уровнем, имеющим божественный огонь, который может спалить наага в несколько мгновений.

— Если бы так меня боялся враг, я был бы счастлив, но когда хрупкая женщина источает эманации страха передо мной, страшнее унижения нет. Даже ошейник ерунда. — он прикрыл глаза, тяжело вздохнув.

— А как же истории про Повелителя, который убивает женщин только за то, что не так посмотрели? — я отползла на самый дальний угол лежака, почувствовав так себя комфортнее. Натягивая мягкую шкуру на себя.

— Для отпугивания охотниц за местом возле трона… или даже на нем. Мы никогда не обижаем женщин, и этим умело пользуются. Моя пара была чистокровной наагиней, мои объятья были для неё пустяком. Змей перекрыл мне сознание, я почти его не контролировал. Твоя драконица, кажется, это поняла и пожалела, хотя я чувствовал себя словно червяк в лапах птицы…

— Она иногда как ребёнок, любит воровать у крестьян овец и обкладываться ими как подушками. — я слегка улыбнулась, вспоминая, как однажды проснулась в какой-то пещере, полной овец.

Он неожиданно улыбнулся, словно представляя драконницу, обложенную пушистыми овцами. И меня внезапно отпустило, страх перед этим человеком точно ушёл. Я боялась его как наага, но сейчас точно ничего не испытывала.

— Расскажи мне об этом мире. Наагах?

— В большинстве, всё, что говорят о нас, это нами же придуманные страшилки, отпугивать от нас желающих узнать поближе. Да, мы в боевой ипостаси страшны, не спорю, наш яд тоже опасен, но только с магическим посылом он становится смертельным, а так просто парализует.

— Ты мне раскрываешь тайны? — я с интересом подвинулась ближе, он сделал вид, что не заметил.

— Конечно, кому как не Вам? Что ещё, живём как обычные существа, только не приемлем рабство, у нас нет бедности, всем кому нужна помощь, оказываем, в пределах разумного, конечно. Ну и живём закрыто, чужих среди нас нет.

— А какое у тебя оружие? У меня два парных меча, ещё отец научил двумя владеть, он у меня оружейник, сейчас делает меньше и только на заказ.

— У меня именное оружие, двуручный меч.

— Покажешь? — у меня загорелись глаза, владеющих двуручными мечами было мало. У меня любовь к мечам в крови, очень хочется посмотреть вблизи. Я сдвинулась на край кровати, нависая над наагом.

— Оно не причинит Вам вреда, — у него в руках появился огромный меч, почти с меня ростом, он аккуратно положил его передо мной. Я провела пальцами по рунам по всему лезвию. Они загорались под моей рукой, словно разрешая прочесть.

— Он потрясающий, — я сидела на коленях и вчитывалась в письмена, шепча про себя, шевеля губами.

Меня потрясло то, что там было написано.

«Оставь оружие у входа,

Коль гостем — с миром пришёл в дом.

Обычаи и жизнь народа,

Должны чтить в странах, где живём.

Оставь себе свой взгляд на вещи,

Пришедший с миром — живёт им.

Добро насильное — калечит,

Приносит зло и боль другим.

Ни в чём не будешь милым силой,

Не всё ещё — еда и кров.

И даже сытая — счастливой,

Жизнь не бывает у рабов.

Оставь, входя, зло за порогом,

И не неси обиду в дом.

А коль не можешь — иди с Богом,

Поможет Он тебе во всём.

Оставь оружие у входа…

Автор: markowzew»

— Вы настолько необычная для этого мира, какую еще женщину может восхитить меч, Ваш восторг в глазах как похвала мастеру. — я подняла на него глаза, он с жадностью разглядывал меня, я внезапно вспомнила, что одета только в одну рубашку, стыд моментально окрасил щёки.

Глава 21

— Почему ты спишь на полу? — я натянула тёплую шкуру на себя и отодвинулась.

— Я теперь Ваша собственность, готов ценой жизни охранять Вас. — он разочарованно вздохнул.

— Я могу отпустить тебя, мне не нужен раб. — произнесла, укладываясь удобнее и зевая.

— Я могу попросить Вас?

— Попроси.

— Не снимайте с меня рабский ошейник. Антимагические браслеты если можно, то да, они будут мешать обращению и применении магии в бою.

— Ты представляешь для меня опасность?

— Нет, никогда, даже змей притих и излучает вину и боль. Я прошу Вас оставить меня с Вами, именно рабом.

— Я подумаю, — прошептала сквозь сон, глаза закрылись, и я уснула. Уже не слышала как вернулись мужья, они обняли меня с двух сторон.

Утром меня поднял горн, мы же в военном лагере, мужья ушли раньше. Мои глаза открыться открылись, но проснуться я забыла. Я спустила ноги с лежака и сделала шаг и, споткнувшись, начиная падать, вскрикнула. Упасть мне не дали, подхватив на лету.

— Леди Илдкуле, с Вами всё в порядке? — Дарисс с беспокойством рассматривал меня.

— Мне бы умыться, штаны и обувь, к ручью, — удобно устроив голову у него на груди, снова начала дремать.

14
{"b":"718488","o":1}