ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Всё нормально, еще не все проверено, но большая часть. Самые богатые дома в первую очередь. Завтра все остальное будет сделано, рабы, кто захотел уйти от хозяев, получили компенсацию от бывших хозяев и ушли своей дорогой, часть примкнули к войску, уже дали клятвы. — Адриан переключился все же на меня.

— Женщины, дети, старики? — задала закономерный вопрос.

— Женщины и дети размещены в одной из резиденций знати. Они больше всех сопротивлялись освобождению. Сироты все отправлены в обитель воинов, пока не куда больше. Туда же были отправлены все, кто уже не может много работать, но можно помогать там и присматривать за детьми. — Наль быстро отчитался.

— Все дети от Правителя и их матери поставлены на обеспечение. — Марк смотрел на меня с любовью.

— Мир почти зачищен, еще пару дней и можно принимать клятвы, знать, что добровольно отпустили рабов. Таких немного, но они есть, чаще из небогатых родов. — Бёндольв тоже улыбался мне с нежностью.

— Значит узнать, чем им можно помочь, может они были чего-то лишены?

— Всё записано, завтра совет, на который приглашены всё, кто хочет вернуть, отобранное прежнем Правителем. Нам даже казну не понадобится вскрывать особо, просто возвращаем имущество, а деньги добираем с помощью тех, кому это имущество отошло. — Веззеэль отошёл от гневных взглядов и заговорил.

— Значит завтра будет совет, хорошо. — я зевнула, глаза снова слипались.

— Ты перестарался, забирая гнев, — Арнил укоризненно смотрел на Дарисса.

— С Куле я делал это впервые, не знал, когда остановиться, теперь знаю. — выглядел он уставшим.

— Извини меня, — посмотрела на него.

— Куле, тебе нечего извиняться, это невозможно было предугадать. — Бёндольв подхватил меня на руки и унес в спальню.

Вдвоем с Налем искупали меня и уложили спать, успевая шептать, как они скучали без меня и безумно любят.

Глава 36

Утром я опять проснулась рано, но сегодня не спешила, хотелось ласки… Я тихонько развязала шнуровку домашних штанов у Наля. Ласково пробежала пальцами по головке члена, который с радостью приветствовал меня подергиванием. Я облизнула свои губы и облизнула языком чувствительную уздечку, нежно прошлась по головке члена. Обхватив губами член, я начала ласкать его, он тут же увеличился в размере, затвердев. Снова выпустила изо рта и проведя дорожку по члену, спустилась к мешочкам с семенем, нежно обласкав их губами. Меня внезапно поставили на четвереньки и после небольшой ласки пальцами, которые подразнили уже набухший комочек между губок, нырнули в лоно и размазали влагу по губкам, готовя к его вторжению. Бёндольв со стоном вошёл в лоно, я обхватила губами член Наля и со стоном начала двигаться, лаская его языком. Первым получил оргазм Наль, со стоном прижал меня к себе, выплёскивая семя мне в рот. Следом Бёндольв, как только я почувствовала, что он ускоряется, оргазм моментально выплеснулся из меня, прихватывая мужа, находящегося во мне. Пока я приходила в себя, Наль уже позвал Дарисса, который наполнял ванную и бережно подхватил меня с кровати, унес купаться.

— Это дар принимать гнев? У всех? — расслабленно лежала в воде, пока нааг занимался моими волосами, что-то втирая в них.

— Я узнал о нём случайно, когда моя жена в ярости разнесла пол дома, покусала меня. Я схватил её, и она внезапно начала успокаиваться, а потом накидываясь на меня с такой страстью… Нет, не у всех могу забрать, только у тех кого люблю, — его голос звучал очень тихо, едва слышимый из-за текущей воды.

— Как она погибла?

— Она воин, в бою. На нашу деревню напали бандиты, надеялись на лёгкую добычу, мы успели убить почти всех, но у одного был магический кинжал «забирающий жизнь». Она умерла даже не поняв, что случилось, даже не увидев как я убиваю мерзавца. Она носила наше первое яйцо. — его голос звучал глухо.

— Я люблю тебя, — так же тихо прошептала, притягивая его за косу и целуя, приоткрывая щиты и делясь эмоциями.

— Спасибо, — он ответил мне с нежностью, так разительно отличавшейся от вчерашней страсти в озере.

К завтраку я вышла в истинного императорском платье, Дарисс так уговаривал меня его надеть, что я сдалась почти сразу. Не люблю все эти шикарные платья…

— Любимая, ты сегодня прекрасна, — мужья меня обняли аккуратно, боясь повредить шедевр на голове от Веззеэля, который тоже был допущен в спальню.

На завтраке присутствовал Бета и неожиданно отыскавшийся Солар.

— Задержись после завтрака, хочу поговорить, — я не сводила от него взгляда, пытаясь уловить хоть какую-нибудь эмоцию.

— Да, конечно, Ваше Императорское Величество Илдкуле! — было это сказано почти бесстрастным голосом. Почти… небольшая нотка сарказма или издёвки, не понятно чего.

Но в большинстве, никто не обратил на это внимание, кроме Дарисса и Адриана.

Они явно напряглись, пытаясь понять, угроза ли это мне. Я же поняла, что якобы хвалёное спокойствие вампиров дает трещину и вот, вот мы узнаем, кто прячется под маской.

Спокойно доев, поблагодарила всех и ушла в кабинет, точно зная, что со мной идут Дарисс, Адриан, Бёндольв.

— Если сейчас ты не скажешь кто ты на самом деле и какова причина твоего появления в этих мирах, то вылетишь за пределы миров.

Он дёрнулся, но Адриан уже накинул на него очень сильную магическую сеть.

— Я должен быть императором! Это мне должно было достаться кольцо власти! Я пришёл в эти миры уже зная, что император не оставил наследников. Тёмный бог Триан сказал, что я единственный смогу править и принять власть. Серые драконы обманули меня, я доверился им, ища союзников. Тут ты пришла на всё готовое, я десять лет потратил, чтобы рассорить миры, чтобы они погрязли в убийствах и грабежах. Я всё ждал, когда мне удастся завладеть кольцом, но вижу, что просто так не выйдет, только убив тебя! — с этими словами тьма заволокла кабинет, и всё замерло в стазисе, я едва успела прошептать-позвать Власена.

Вампир держал меня за горло и, обнажив клыки, тянулся к моему горлу.

— Я хочу насладиться твоей кровью, всего капля меня не устраивает, хочу всё, — прокусив мне вену, с жадностью пил мою кровь, а я даже шевелиться не могла, только мысленно звала Власена. Но мне казалось, что он меня не слышит, что даже нити, соединяющие меня с мужьями, сейчас словно пережаты. Внезапно из тьмы, с трудом двигаясь, появился Дарисс, он с размаху ударил вампира, тот же только покачнулся. Отбрасывая наага от себя словно пушинку, продолжая пить меня. Я чувствовала, как жизнь уходит из меня, повисая в руке Солара безжизненной куклой. Из последних крох угасающего сознания послала в свою кровь искру божественного пламени, уходя из сознания и насильно выталкивая драконицу.

Глава 37

Огонь…

Пламя…

Смерть…

Огненная драконица летела над горами, неся в лапах добычу, крупного горного барана. Залетев в пещеру, швырнула добычу и сразу, разрывая её, начала есть. Выбрав кусок послаще, кивнула большому наагу, игрушка должна есть. Наевшись, вздохнула и улеглась дремать, змей поев, подполз ближе, драконица сгребла его лапами, прижимая к себе. Нааг обвив хвостом её лапы, расположился удобнее и начал дремать. Внезапно драконица вздрогнула и прислушалась. Рядом находились два самца, «Убить, моя территория» взревела драконица! Отодвинув наага, чтобы не затоптать, вылетела из пещеры. Змей уцепился за лапу, на этот раз не захотел остаться в пещере.

На плато возле горы стояли два самца, чёрный и золотой, слёту направила на них силу Альфы, пригибая их к земле. Упала на площадку и ударила чёрного, золотой валялся без сознания, чёрный устоял и рычал, огрызаясь. Била его хвостом и крыльями, пытаясь достать до шеи дракона. Внезапно мои ноги спутал змеиный хвост, заставляя упасть, драконица взревела, игрушка предала! На неё навалилось два дракона, спеленывая заклинаниями и погружая в стазис.

* * *
24
{"b":"718488","o":1}