ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Комната была из зеркал, потолок, стены, пол устлан толстыми коврами и кучей подушек. Полное отсутствие мебели.

Куле зашла на середину и села на большую подушку.

— Там остались столики с едой и напитками. — показала она нам за спину.

Мгновенно столики были перемещены к ней, мы сели рядом, не отрывая взгляд от неё. Она отпила вина и отломила ягоду от грозди винограда, положив себе её в рот. Облизнула палец и провела им по холмикам груди.

— Это только наша комната, — в её глазах вспыхнуло пламя.

Нааг оказался шустрее, он быстро оказался рядом, целуя влажную полоску на её груди, принимая правила игры. Недолго думая, присоединился к ним, начиная целовать Куле с другой стороны и бережно укладывать её на спину. Мы с наагом чувствовали друг друга словно побратимы, без единого слова, лаская Куле, точно следуя изгибам её тела. Ни разу не помешав друг другу.

Я ласкал Куле губами и языком, припав к уже влажным складочкам, нежно обводя набухший комочек. Она стонала и вздрагивала, рискнул попробовать другую ласку, обвел пальцем нежное колечко ануса. Куле встряхнуло и она выгнулась, требуя большего. Размазывая влагу по губкам и нежному колечку, проник в него пальцем, нежно массируя и растягивая. Поднял взгляд на Куле, отрываясь от сокровенного и замер, она ласкала своими яркими губками член наага. Недолго думая перевернул её и, дождавшись, когда она снова начнет ласкать Дарисса, аккуратно толкнулся в её тугое колечко, не отрывая взгляда от её губ. Она застонала, принимая меня, я же начал двигаться в ней, надеясь успеть довести её до оргазма, прежде чем сам кончу. Моя рука нырнула под живот Куле, пальцами начал ласкать комочек, она выгибалась на встречу мне, стонала. Я видел, как у наага расширились змеиные зрачки, грудь вздымалась, словно он бежал. Значит и ему не долго. Увеличил темп, подгоняя чувства, смотря как нааг с хрипом кончает в ротик Куле, она слизывает последние капли с головки члена. Зайдя до упора, сжал её бёдра и начал кончать с рыком, она тут же вздрогнула всем телом и закричала, открывая щиты и делясь с нами эмоциями.

Я вышел из Куле, придерживая её, нааг подхватил её безвольное тело и понёс в купальню, с нежностью целуя её в губы, она обвила его руками и вздохнула счастливо. Я встал и присоединился в большой чаше с водой, принимая у наага нашу огненную драконицу.

— Я люблю вас! — её тихие слова заставили сердце дернуться и забиться в радостном стуке.

— Я люблю тебя, моя огненная драконица. — целуя с нежностью её опухшие губы.

— Я люблю тебя, моя нежная змейка, — нааг тоже поцеловал её.

Глава 43

Дарисс и Илдкуле

Мой Повелитель призвал меня командовать войском и помочь истинной Императрице освободить трон от захватчика. Я шел через ряды воинов, и сердце сжималось от непонятной тоски. Выйдя на плато, увидел небольшой отряд и во главе его стояла хрупкая маленькая женщина.

Сердце сбилось с ритма, она моя Инари, вернулась через столько лет…

Змей вытолкнул меня из сознания в мгновение ока, оборачиваясь вокруг женщины, и только слышимый треск её сломанных костей и обмякшее тело в руках. Змей, в ужасе от содеянного, забился в самый угол сознания.

Все, что я мог, это стоять, замерев, и вливать силу в её резерв, пытаясь не отпустить душу. Рядом возник Бог драконов Агний, в облике водяного дракона, его агрессивная аура раскидала волной всех вокруг. Он бережно забрал у меня из рук женщину, а меня, стегнув хвостом с шипом, отбросил в гущу бессознательных тел наагов, оставляя исполосованное лицо и грудь.

Он выдыхал облако пара на неё, погружая в стазис и закутывая в кокон из воды. Его гневный рёв заставил целый мир биться в агонии мук, боли. Всё, что я успел заметить перед тем как потерять сознание, он растворился, забрав всех, кто пришёл с ней.

Пришёл в себя с ужасом осознавая, что сделал, мало того, что я, возможно, убил будущую Императрицу, я подверг целый мир божественному проклятию.

Я готов к смерти…

Правитель надел на меня рабский ошейник и, не сказав ни слова, просто повёл куда-то. Выведя меня из леса, он вышел на поляну, на которой лежала огненная драконица. Она взревела, ярясь, вокруг неё встали несколько драконов, демон и вампир.

Правитель отдал меня ей, кинув цепь от ошейника под ноги драконице. Она обнюхала меня и облизала, залечивая раны. Свернувшись в клубок на поляне, бережно прижала меня к себе, змей выглянул из души, довольно заурчал и обернул хвостом её лапу.

Понял только одно… меня простила драконица, но не известно, как воспримет сама Императрица. Боль поселилась в сердце, душа рвалась умереть…

Её разбудили к ужину, она отодвинулась от меня и, обернувшись, шарахнулась за спину демона, он кинул на меня ненавидящий взгляд.

Я остался сидеть там, где она меня оставила. За мной пришли и, избавив от цепи, сунули миску с едой и кивнули на ковер возле её кровати. Улёгся и прикрыл глаза, прислушиваясь к её дыханию, она дёргалась и всхлипывала во сне. Она неожиданно дернулась и с криком проснулась, шарахаясь от края кровати в страхе. Я чувствуя её страх, оставалось только желать себе смерти. Но она меня удивила, заговорив и спросив об моём оружии, с восхищением смотря на мой меч… Понял одно, я люблю, горячо и больно… и хочу жить даже рабом возле её ног.

В тот день, когда она разозлилась на демона, выплёскивая ярость огня, я понял своё предназначение… схватившись за её лапу, летел вместе с ней. Она нырнула в озеро, пытаясь остудить гнев, я же позвав Куле, любил её и забирал гнев, боги как же сладко пахла её неистовая страсть…

Моя огненная змейка…

Моё огненное безумие…

Эпилог

Уже пятьдесят лет как нет со мной моих мужей… они ушли на перерождение.

Полторы тысячи лет как я живу в этом мире, давно оставив пост Императрицы одной из своих правнучек.

Первый ушёл Адриан, просто однажды рассыпался чёрными искрами, и его душа ушла к предкам.

Следом ушёл Максимельян…

Якоб…

Наль…

Марк…

Валери…

Арнил…

Веззеэль…

Дарисс…

Пятьдесят лет назад ушёл Бёндольв, я точно знаю, что он будет меня искать в следующей жизни.

Я просто поселилась в домике у озера, внуки появлялись раз в неделю, снабжая меня продуктами и спрашивая как я, получив кивок, уходили, я для них легенда…

А я просто устала жить.

* * *

— Власен! Если ты сейчас не явишься, я прокляну тебя, остановлю все три сердца, и в посмертии моё проклятие достигнет тебя даже в божественных чертогах. — Власен после смерти Бендольва не откликался и не появлялся, но я точно знаю, что он присматривал за мной.

Я сидела на бревне у воды, гипнотизируя её.

— У меня к тебе деловое предложение, — вынырнул из воды в виде дракона и держался на большом расстоянии от меня.

— Я. Хочу. Умереть. — сказала, едва сдерживая гнев, я точно знаю, это он меня тут держит.

— Не кипятись, выслушай!

— Десять слов, не более. — сверлила его взглядом.

— Создатель предлагает тебе быть первой родоначальницей драконов в новом веере миров! — сказал и почти погрузился в воду, оставляя только глаза, готовясь сбежать.

— Зачем мне это?

— Бёндольв уже там… Бог всех оборотней.

— Почему не сказал????

— Он не помнит тебя… Так получилось, его выбрал создатель, формируя пантеон, я пытался поговорить, но я слишком маленький Бог, но он готов взять тебя, как драконицу и родоначальницу.

— Помнить буду?

— Нет… Ваши души связаны, вас притянет друг другу. Ты уснёшь тут и проснёшься там, как девушка, взрослая.

— И никакой кучи мужей!

— Этого я не знаю, меня там не будет, но моя очень хорошая знакомая богиня, обещала присмотреть за тобой.

— Я согласна!

Он со вздохом вышел из воды и, подойдя ко мне, дыхнул, обволакивая туманом, глаза закрылись, и я уснула, во сне видела всех…

Череда событий прошедшей жизни промелькнула, остановившись на моменте рождения в руках богини.

28
{"b":"718488","o":1}