ЛитМир - Электронная Библиотека

 Сид Флейшмен

ЧУДЕСНАЯ ФЕРМА МИСТЕРА МАК БРУМА

1. АРБУЗ, КОТОРЫЙ ПРЫГАЛ

Чудесная ферма мистера Мак Брума - _002.jpg

О чудесной ферме Мак-Брума рассказывалось столько ерундовой чепухи, что лучше будет, если я сам внесу ясность в это дело. Я — это и есть Мак-Брум, Джош Мак-Брум. А насчет арбузов я сейчас вам все объясню…

Я люблю располагать факты один за другим, так, как все происходило, в точности.

Это началось, можно оказать, в тот самый день, когда мы бросили свою ферму в Коннектикуте. Мы погрузили ребят и все свое добро в старый, с воздушным охлаждением «франклин» и отправились на Запад.

Если считать по головам, то, кроме моей собственной, здесь была еще дюжина: со мной ехали моя дорогая женушка Мелисса и наши одиннадцать рыжих ребят. Их звали Уиллджиллэстерчестерпитерполлитимтоммериларриикрошкакларинда.

Было лето, и деревья вдоль дороги звенели от птичьего щебета. Мы добрались уже до Айовы, когда моя женушка Мелисса сделала поразительное открытие. С нами было двенадцать ребят — один лишний! Она только что пересчитала их.

Я тут же резко затормозил и поднял тучу пыли.

— Уиллджиллэстерчестерпитерполлитимтоммериларриикрошкакларинда! скомандовал я. — Стройся!

Ребята как горох посыпались из машины, и я пересчитал головы. Их было двенадцать! Я пересчитал снова: двенадцать! И что хуже всего, все лица были знакомые. Я снова принялся считать, но на этот раз заметил, как Ларри прошмыгнул в конец ряда. Оказывается, я посчитал его дважды. Так загадка разъяснилась. Вот паршивец! Зато и посмеялись же мы, да еще и ноги размяли вдобавок.

И вот тут-то на дороге появился этот тощий длинноногий парень. Он был такой тощий, что, наверное, вместе с ушами мог бы спрятаться за флагштоком. Но франт он был отменный: высокий воротничок, на голове соломенная шляпа, в галстуке алмазная булавка.

— Заблудились, сосед? — спросил он и выплюнул семечки зеленого яблока, которое ел.

— Ничуть, — говорю я. — Мы едем на Запад, сэр. Мы бросили свою ферму — там камни пополам с пнями. Говорят, на Западе земля есть, и солнце светит даже зимой.

Незнакомец поджал губы.

— Самая лучшая земля — это в Айове, — сказал он.

— Может быть, — кивнул я. — Но с деньгами у меня туго. Если фермы в Айове не раздаются даром, мы уж лучше поедем дальше.

Франт поскреб себе подбородок.

— Послушайте, земли у меня больше, чем я могу вспахать. Вы люди как будто порядочные. Я бы хотел заполучить вас в соседи. Я отдам вам по дешевке восемьдесят акров — ни пенька, ни камешка. Берите.

— Большое спасибо, сэр, — сказал я, — но, боюсь, вы посмеетесь надо мной, если я предложу вам все, что есть у меня в кошельке.

— А сколько там?

— Ровно десять долларов.

— Заметано! — сказал он.

Я чуть было не подавился от удивления. Я думал, что он шутит, но он проворно нацарапал на старом конверте купчую.

— Гектор Джонс, так зовут меня, сосед, — сказал он. — Можете называть меня Геком, как все.

Был ли кто на свете любезнее и щедрее? Он подписался широким росчерком, а я, ликуя, раскрыл свой кошелек.

Оттуда вылетели три белых бражника. Эти паршивцы грызли мою единственную десятидолларовую бумажку, наверное, от самого Коннектикута, но от нее осталось еще достаточно, чтобы купить ферму. И без единого пенька или камешка!

Мистер Гек Джонс вскочил на подножку и показывал нам путь, с милю или около того. Ребята тем временем пытались позабавить его. Уилл двигал ушами, а Джилл скосила глаза, а Честер дергал носом, как кролик, Эстер махала руками, как птица крыльями, Питер свистел сквозь передние зубы, которых у него не было, а Том стоял на голове. Но мистер Гек Джонс не обращал на них никакого внимания.

Наконец он вытянул свою длинную руку:

— Вот ваши владения, сосед!

Все так и посыпались из машины…

Мы восхищенно глядели на свои новые угодья — обширные и солнечные, с дубом на холмике. Был, правда, один недостаток. У дороги целый акр занимал грязный пруд: там и бизон утонул бы. Но сделка есть сделка.

— Ма, — сказал я своей дорогой Мелиссе, — ты видишь этот чудесный старый дуб на холме? Там мы построим себе дом…

— Нет, не построите, — возразил мистер Джонс. — Этот дуб не ваш. Ваше только то, что вы видите под водой. Ни пенька, ни камешка — я же говорил вам!

Мне показалось, что он доволен своей шуткой, но на лице у него не было и следа улыбки.

— Но, сэр, — сказал я, — вы же говорили, что отдаете нам восемьдесят акров.

— Говорил.

— А этот грязный пруд занимает только один акр…

— Нет, — ответил он. — Там все восемьдесят акров, один на другом, как слоеный пирог. Я не говорил, что ваши владения все на поверхности. Они на восемьдесят акров в глубину, Мак-Брум. Прочтите купчую.

Я прочел. Он говорил правду.

— Хи-хо! Хи-хо! — засмеялся он. — Здорово я таки провел вас, Мак-Брум. До свидания, сосед!

И он убежал и смеялся в рукав до самого дома. Я вскоре узнал, что мистер Гек всегда смеялся в рукав. Мне рассказывали, что когда он ложился спать и вешал свою куртку, то весь накопившийся смех высыпался из рукавов и всю ночь не давал ему заснуть. Но это неправда.

А вот насчет арбузов я вам сейчас расскажу…

Так вот, мы стояли и смотрели на наши владения — один акр! — которые только на то и годились, чтобы окунуться в них в жаркий день. А этот день был на моей памяти самым жарким. Как потом оказалось, самым жарким вообще в истории. В этот самый день, за три минуты до полудня, кукуруза всех полей Айовы затрещала и изжарилась на корню. Такова история. Вы, должно быть, читали о ней. Есть даже снимки в доказательство.

Я обратился к детям:

— Уиллджиллэстерчестерпитерполлитимтоммериларриикрошкакларинда, не бывает никакого худа без добра. Вода в нашем пруду мутновата, зато мокрая. Давайте прыгнем в нее прохладиться.

Эта мысль понравилась, и мы живо очутились в купальниках. Я подал знак, мы разбежались и прыгнули. И в этот самый момент ударила такая засуха, что под нами оказалась земля. Пруд мгновенно испарился. Это было поразительно.

Мальчики прыгали вниз головой и нырнули в… землю, только ноги болтались в воздухе. Мне пришлось вытаскивать их из земли, как морковки. Девочки еще зажимали себе носы и поэтому не успели прыгнуть. Они очень огорчились, когда такую лужу вдруг выдернули из-под них.

Но когда я пощупал эту землю, мое фермерское сердце так и екнуло. Почва была рыхлая и мягкая, как черный бархат.

— Мелисса, дорогуша! — крикнул я. — Посмотри-ка! Земля тут такая богатая, что ее бы следовало держать в федеральном банке.

Меня вдруг затрясло от возбуждения. Эта сказочная почва буквально взывала о посеве. В машине у нас остался мешок с сухими бобами, и я послал за ним Уилла и Честера.

Вскапывать землю было незачем. Я велел Полли вести палкой прямую борозду, а Тиму — идти за нею и делать ямки в земле. Сам же пошел следом, я клал по бобу в каждую ямку и притаптывал каблуком.

Так вот, не прошел я и двух ярдов, как за ногу меня схватило что-то зеленое, с листьями. Я обернулся. За мною полз бобовый стебель, ища палку или шест, чтобы обвиться.

— Чудеса! — вскричал я. — Вот так почва!

Побеги лезли со всех сторон. Мне пришлось пуститься бегом, чтобы обогнать их.

Пока я добежал до конца борозды, первые побеги уже зацвели, на них повисли стручья и тут же созрели.

Можете себе представить наш восторг! Уилл хлопал ушами, Джилл скосила глаза, Честер шевелил носом, Эстер махала руками, Питер свистел сквозь зубы, которых не было, а Том стоял на голове.

— Уиллджиллэстерчестерпитерполлитимтоммериларриикрошкакларинда! — крикнул я. — Убрать бобы!

За один час мы посадили и убрали весь урожай бобов. Ну и жарища же стояла в этот день! Я послал Ларри поискать у дороги хороший желудь. Мы посадили этот желудь, но он рос не так быстро, как я ожидал: тенистое дерево выросло только часа через три. Под сенью нашего дуба устроили стоянку, а на следующий день повезли бобы в Барнсвилл. Я обменял их на разные семена: моркови, свеклы, капусты, салата… Торговец даже отыскал на самом дне ларя несколько зернышек кукурузы.

1
{"b":"71854","o":1}