ЛитМир - Электронная Библиотека

Но мы нашли, что сажать кукурузу опасно. Стебли вырастали так быстро, что могли поцарапать вам нос.

Да, конечно, у этой почвы был свой секрет. Однажды здесь даже побывал правительственный эксперт и долго изучал этот вопрос. Он сказал, что в этой части Айовы было когда-то гигантское озеро. За тысячи лет оно усохло, превратившись в наш пруд, и рыбе в нем стало теснее, чем сардинам в жестянке. От этой тесноты ее много гибло. Но ничто лучше рыбы не может обогатить почву азотом. Это научный факт. А от азота все растет с бешеной скоростью… Действительно, нам в почве иногда попадались рыбьи кости.

И вот однажды к нам в гости пришел мистер Гек Джонс. Он ел сырую репку, и, когда увидел, что мы убираем капусту, глаза у него полезли на лоб. Гек чуть не ослеп от этого зрелища.

Он поспешно ушел, бормоча что-то под нос.

— Мелисса, милочка, — сказал я, — этот человек задумал недоброе.

Люди в городе рассказывали мне, что ферма у мистера Джонса самая плохая во всей Айове. Ураганы снесли весь пахотный слой и оставили только твердую подпочву. Ему приходилось вскапывать ее топором и зубилом. Однажды мы услышали за холмом пальбу, и мои ребята полезли посмотреть, в чем дело. Оказалось, он засевает свою землю из дробовика.

Тем временем мы занимались на ферме своими делами. Не стану скрывать, что доходы у нас вскоре стали вполне приличными. Там, в Коннектикуте, мы были рады, если собирали урожай один раз в год. А теперь мы сеяли и убирали по три-четыре раза в день!

Но были у нас и трудности. Сорняки, например. Ребята подстерегали их по очереди. Как только сорняк показывался из земли, они накидывались на него с мотыгами и спешили уничтожить. Вы можете представить себе, что случилось бы, если бы сорняки укоренились в такой богатой почве, как наша.

Хлопоты были и со сроками посева и уборки. Как-то раз мы посеяли салат, и тут моя женушка Мелисса позвала нас обедать. Пока мы ели, салат выгнал стрелки и зацвел, и мы потеряли весь урожай.

В один прекрасный день мистер Гек Джонс появился вновь, да еще улыбаясь. Ему казалось, что он нашел лазейку в купчей, по которой передал землю нам.

— Хи-хо! — засмеялся он. На этот раз он жевал редиску. — Сейчас я вас поймаю, сосед Мак-Брум! В купчей сказано, что вы должны отдать мне все, что есть у вас в кошельке, а вы не отдали.

— Ну что вы, сэр, — возразил я. — Десять долларов. Больше у меня в кошельке не было ни цента.

— У вас в кошельке были бражники. Я видел, как они улетели. Три белоснежные ночные бабочки, Мак-Брум. Я хочу получить их не позже чем в три часа пополудни или отберу ферму обратно. Хе-хе-хе!

И он ушел, смеясь в рукав.

Ма как раз звонила к обеду, так что времени у нас было в обрез. Черт бы побрал этого пройдоху! Но по закону он был прав.

Уиллджиллэстерчестерпитерполлитимтоммериларриикрошкакларинда! — крикнул я. — Изловите мне трех белых бражников! Живо!

Мы разбежались в разные стороны. Но среди дня ночную бабочку найти невозможно — попробуйте сами, если не верите. Все мы вернулись с пустыми руками.

Моя женушка Мелисса заплакала, видя, что нам придется покинуть ферму. Не стану скрывать: дело принимало скверный оборот, перспективы были самые мрачные «Мрачные. Мрак… Мрак — вот что нас спасет!» — подумал я и послал ребят сбегать к старой ели, стоявшей у дороги, набрать мешок шишек.

Ох и заспешили же мы! Обгоняя друг друга, посадили по шишке через каждые три фута. Они проросли. Мы в тревоге стояли вокруг, и я все время смотрел на часы. А насчет арбузов — погодите минутку…

И когда до трех часов оставалось всего лишь десять минут, из шишек вырос густой еловый лес.

Ну и мрак же был в этом лесу! Сквозь еловую хвою не просачивался ни единый лучик. Я забрался в самую чащу и зажег фонарик. Не прошло и минуты, как меня роем окружили ночные бабочки, — они подумали, что настала ночь. Я поймал за крылья трех бражников и выбежал из леса.

Вижу — стоит мистер Гек Джонс, и не один, а с шерифом.

— Хи-хо! Хи-хо! — засмеялся Гек Джонс. Он ел айву — Сейчас будет ровно три, а бражников вам днем не поймать. Ферма — моя!

— Не спешите, сосед Джонс, — говорю я, а сам сложил ладони коробочкой. Вот вам ваши бражники, три штуки. А теперь прочь отсюда, пока ноги у вас не пустили корней, а из ушей не вырос плющ!

Он убежал, бормоча что-то.

— Мелисса, милочка, — сказал я, — этот человек задумал недоброе. Он вернется…

Ох и пришлось нам повозиться, пока мы вырубили этот лес. Часть стволов мы дали распилить на доски и построили дом на участке, в самом углу. Остальное отдали соседям. А потом несколько недель корчевали пни.

Но не подумайте, что все время у нас проходило в одном лишь труде и заботах. Некоторые овощи мы выращивали просто для забавы. Возьмите хотя бы тыкву. Плети у нее росли так быстро, что за тыквами еле можно было угнаться. На это стоило посмотреть. Ребята из сил выбивались, гоняясь за тыквами. А иногда они устраивали тыквенные гонки.

В воскресенье после обеда старшие ребята — просто ради смеха — сажали тыквенное семечко и старались вскочить на тыкву верхом. Это было нелегко. Нужно было уловить момент, когда цветок опадет и появится завязь. Ух! Тыква подхватит вас и помчит по участку, пока не выдохнется. Иногда ребята сажали канталупу — она растет еще быстрее.

А девочки придумали игру «в катапульту». Нужно было только встать над зерном кукурузы, когда оно начинает прорастать. Росток так и подбрасывал их кверху.

Частенько мы видели, как мистер Джонс стоит вдали на холме и наблюдает. «Он не успокоится, пока не прогонит нас с этой земли», — не раз думал я.

И вот однажды, среди ночи, меня разбудило хихиканье. Я подошел к окну и увидел в лунном свете Гека. Он квохтал, и хихикал, и ржал, и разбрасывал семена во все стороны.

— Что это вы задумали, сосед Джонс? — крикнул я.

— Хи-хо! — ответил он и убежал, смеясь в рукав.

Как вы понимаете, я больше и глаз сомкнуть не смог. Наутро, чуть солнце встало, наша ферма начала зарастать сорняками. Вы никогда таких не видывали! Они лезли из под земли и сталкивались друг с другом как одержимые — мышиный горочек и молочай, репейник и вьюнок.

Нам пришлось сразиться врукопашную!

— Уиллджиллэстерчестерпитерполлитимтоммериларриикрошкакларинда! — вскричал я. — За работу!

И мы начали рубить и мотыжить. На каждый выкорчеванный сорняк вырастало несколько новых. Мы боролись с ними целый месяц. Не приди нам на помощь соседи, мы бы и до сих пор мотыжили.

Наступил наконец день, когда ферма была очищена, и тут снова появился старина Гек Джонс. Он ел большой ломоть арбуза. Именно к этому я и вел свой рассказ…

— Как дела, сосед Мак-Брум? — сказал он. — Я пришел попрощаться с вами.

— Разве вы уезжаете, сэр? — спросил я.

— Не я, а вы.

Я посмотрел ему прямо в лицо.

— А если я не уеду, сэр?

— Хи-хо, Мак-Брум! Там, где я взял семена сорняков, их остались еще целые груды!

Терпение у меня лопнуло. Я засучил рукава, чтобы задать ему трепку, которую он запомнил бы на всю жизнь. Но то, что тут произошло, избавило меня от хлопот.

Когда мои ребята обступили его, мистер Джонс совершил оплошность, выплюнув сразу с пригоршню арбузных семечек.

Все произошло мгновенно.

Не успел я понять, что он сделал, как арбузная плеть обвилась вокруг его тощих ног, и он брякнулся наземь. Он вскочил и заметался по ферме. Арбузные семечки летели во все стороны. Он повернул обратно и наткнулся на тыкву, оставшуюся с воскресенья. И тотчас же арбузы и тыквы запрыгали по всему участку и начали швырять Гека из стороны в сторону. Он так и летал то туда, то сюда. Арбузы сталкивались и взрывались. Гек был весь в арбузной мякоти, как будто его выбросило из бутылки с соусом.

На это стоило посмотреть. Уилл шевелил ушами, Джилл скосила глаза, Честер дергал носом, Эстер хлопала руками, как крыльями, Питер свистел сквозь передние зубы, которых у него не было, Том стоял на голове, а крошка Кларинда сделала свой первый шаг.

2
{"b":"71854","o":1}