ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Вскоре на горизонте показалась фиолетовая полоска суши. Затем появилось нечто вроде фрегата с белыми парусами. По мере приближения ковчег распадался, ширился и развертывался уже стройной флотилией, словно перед баталией. Артур посмотрел в бинокль. Флотилия мгновенно потеряла свою сказочность. Это были не корабли, а строй светлых многоэтажек Шевченко - одного из молодых городов на полынно-солончаковом Мангышлаке.

Шевченко, по существу, был первым городом, над которым мы пролетали днем и могли разглядеть его в деталях. По зеленым проспектам, раздувая белые фонтаны, шли машины-поливальщицы, пролетали "Волги" и "Жигули", автобусы заглатывали на остановках пестро одетых людей. Мы старались угадать, где находятся фабрики каракуля и верблюжьей шерсти, химические заводы, исследовательские институты, но дома скрывала густая зелень. Только вынесенную за город атомную станцию, первую в мировой практике оснащенную реактором, работавшим на быстрых нейтронах, мы узнали по высоким трубам и корпусам из стекла и бетона. От нее уходили высоковольтные опоры к буровым вышкам и эксплуатационным установкам, темневшим островками в желтой пустыне.

У города не было пригородов. Оборвались многоэтажки, исчезла извилистая стена рукотворных насаждений, и потянулись барханы. Освещенные малиновым закатом, они терялись вдали, сливаясь на горизонте с сизыми сумерками.

Во время вечернего радиосеанса Морозейкин спросил, почему не работала рация, когда нас тащило в Каспий? По радиограмме тона не уловишь, но и так было понятно, что начальство переволновалось за нас не меньше, чем мы сами. Пришлось соврать, мол, заменял у приемника конденсатор и связь держать не мог.

Еще Морозейкин поинтересовался, сколько осталось балласта, и разрешил лететь дальше. Артур, наблюдавший за мной, подозрительно спросил:

- Что радуешься, как семеро козлят?

- Жить хорошо, Арик! Мы летим!

- Тогда ужинать - и бай.

- Может, кагору хлебнем?

- Договорились же: после посадки!

...В эту ночь выспаться не удалось. Растолкал Артур. Он дежурил с полуночи до четырех утра. При слабом свете луны его лицо было белым, как у мима:

- Братцы, что-то там происходит...

Чертыхаясь, вылезли из спальных мешков, посмотрели вниз. Темень. Вдруг вспыхнул огонек, промчался бесшумно, точно стрела, и пропал. Следом вспыхнул другой огонь, тоже черкнул метеором по аспидной земле. Стреляют? А где грохот? Может, лазер? В одном месте огненные линии заметались вкривь и вкось. У нас зашевелились волосы.

- Где летим? - Сенечка включил фонарик, посмотрел на карту. - Судя по курсу. Голодная степь... Пожалуй, надо поставить в известность штаб.

- А чем он поможет?

- Ничем, но разъяснит.

- Они же нам не мешают, - сказал я. - Если какие-нибудь маневры или испытания, так уберемся подобру-поздорову и станем помалкивать.

Этот совет не устроил Артура:

- Садись за рацию, работай на аварийной волне!

Работать не хотелось, хотелось спать. Наклонился над рацией, сделал вид, что собираюсь исполнить приказ. Сзади ударил лунный свет. Стоп! Кажется, осенило. Поглядел на луну, вниз посмотрел. Ну, конечно же! Поехали по шерсть, вернулись стрижеными.

- Все-таки удивляюсь я некоторым ученым людям, - начал я с подковыркой. - И глядят, да не видят.

Артур насторожился;

- Ну-ну, продолжай!

- Это же оросительные каналы преображенной Голодной степи. Газеты читать надо!

- Каналы?!

- Попадают в лунную дорожку, отражаются, а тебе мерещится вздор.

Поворчав, я залез в спальник. Однако сон уже не шел. Сквозь дрему слышал, как Артур поднял на вахту Сеню. Наверное, я забылся на каких-нибудь полчаса, слышу - трясет мой мешок уже Сенечка.

- Ну, что еще? - сердито спросил я, поняв, что сон не вернуть, надо вставать.

- Тарелка!

- Да вы спятили?! Одному - лазеры, другому - тарелка...

- Да нет, в самом деле! - Сеня показал глазами на светящийся вдали шарик величиной с горошину, добавил зловеще: - Ей-богу, тарелка!

Испугавшись, что неопознанный летающий объект может внезапно исчезнуть, я схватил фотоаппарат, поставил самую большую выдержку и начал щелкать затвором.

Наша утренняя возня разбудила Артура. Он выпростался из спальника, обеспокоенно поглядел на нас.

Почти на равном удалении от большого шара по обе стороны висели еще три светлячка поменьше.

- Тот главный, а эти - разведка! - шепнул Сеня.

Утверждают, что НЛО нет и быть не может, но и мы-то не ослепли! Мы видели! Разное про них писали: и что в плен захватить могут, и сжечь, и забить до смерти. Стало страшно. Первым делом отказывала рация. Я повернул выключатель - "маяк" работал. Однако светящийся шар с маленькими спутниками не удалялись и не приближались, как бы принюхивались. Мы двигались, и они перемещались с той же скоростью.

- Сейчас посовещаются и проглотят, - съязвил Артур, заинтересованно глядя не столько на шары, сколько на нас.

- Да ты очки протри! - вскрикнул Сенечка. - Видишь, у них бортовые огни?

- И музыка вроде играет, - Артур упрямо не хотел понять серьезности положения.

- Маркони! Все же передай в штаб: видим неопознанный летающий объект, - Сеня часто заморгал белесыми ресницами.

Я вопросительно взглянул на Артура.

- Ничего не передавай, засмеют, - отозвался тот. - А тебе, Сеня, стыдно не знать. Разве перед полетом в НИИ вам не читали астрономическую навигацию? Это же Юпитер - самая большая звезда Солнечной системы. В здешних широтах в это время Юпитер появляется над горизонтом. А звезды помельче - из другой Галактики.

Сенечка не поленился, вытащил навигационный справочник, проговорил смущенно:

- И вправду Юпитер.

Памятуя о своей недавной промашке, Артур произнес мстительно:

- От худого ума - беда. Так-то, академики...

Долго рассказывать о том, чем занимался наш ученый командир. Его приборы стояли в корзине, крепились на бортах, висели на реях. Сами по себе они ни о чем не говорили. Отсчитывали свои миллибары, метры, градусы, икс-лучи... Делая пробы воздуха, Артур убеждался, что прибавлялось количество углекислоты в атмосфере. В цепи взаимосвязанных экологических колец из-за массового истребления лесов, варварской эксплуатации пастбищ и полей, чудовищного выброса промышленных отходов, неупорядоченного роста городов в атмосфере происходили необратимые процессы.

Мы летели над пустыней. Мы видели дело рук людей - каналы, лесопосадки, оазисы, дороги... И все же зеленые островки оставались островками в безбрежье барханов, такыров, соленых мертвых озер. А если уж окинуть Землю всеохватным взглядом, получится страшноватая картина. Не за столетие, не за полвека, за один-единственный год площадь пустынь увеличивается на 20 миллионов гектаров. Как людям кормиться, чем жить?! Сегодня опустынивание угрожает трети суши планеты... Чтобы бороться с этим нашествием, нужны точные цифры потерь. Чтобы узнать причину поражений, нужна разведка по всем фронтам - от стратосферы, космоса до глубин Земли. И данные, собираемые Артуром, шли в общую копилку познания для грядущего наступления людей на засуху, ураганы, землетрясения, лавины, голод...

Сеня с беспокойством отмечал хоть и малую, но все же утечку газа из оболочки. Он пересчитал балласт и пришел к неутешительному выводу: запас для более или менее удачной посадки в общем-то оставался критический. Но благополучный западный ветер нес аэростат в сторону Восточного Казахстана, так что Сенечка тянул на "честном слове", чтобы продлить полет.

Вдруг снизу захлопали выстрелы. В облачке густой пыли мы рассмотрели сайгаков, мчавшихся по степи. В стороне - скачущий "уазик", с высоты похожий на блоху. Люди, находившиеся в нем, вдруг увидели в небе шар, бросили свои браконьерские дела и подняли стрельбу. Высотомер показывал две тысячи метров. Если у них ружья, нам ничто не угрожало. А вдруг карабин или винтовки? Тогда достанут запросто. Хватит одной пули, чтобы разнести оболочку в клочья.

9
{"b":"71855","o":1}