ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На поверхность Земли тем временем опустились зонды. Взяли пробы воздуха в мегаполисах, поселках, тайге и пустыне. Результаты замеров обескуражили. Оказалось, что земляне дышат тем же кислородом с азотом, но жить не могут без токсичных с точки зрения центавров примесей в атмосфере. Они строят гигантские фабрики по производству дыма и копоти. А чтобы выжить там, где нет стационарных наполнителей воздуха, пользуются передвижными климатическими установками - автомобилями.

- Странные эти земляне! - удивлялись на Проксиме.

Но пора было вызывать гостя. Отобрали виртуозов из виртуозов, для которых телепортировать - что раз плюнуть. И специальную камеру для землянина приготовили, чтобы не задохнулся без копоти. Сами входили в приемную в скафандрах.

Центавры, закинув вторую ногу на третью и сверкая хромированными суставами, сидели перед экранами, смотрели телепередачи на всех каналах и призывали явиться, космической пылью не запылиться, Джеймса Бонда, Штирлица, видных политических деятелей и вообще всех подряд. В поте лица трудились в рамках программы "Контакт", готовые перенести любого телегероя.

- До чего же поэтична эта "рамка"! - восхищались на всех уровнях населения Проксимы.

Но результаты усилий равнялись нулю. Призывы виртуозов оставались гласом вопиющего в галактической пустыне. Утешало одно: центаврские лингвисты обнаружили в русском языке аналог понятию "легок на помине". Группу усилили русистами.

Однажды, когда наиболее нетерпеливые начали уже поговаривать о "свертывании программы" - еще одна изумительная поэтическая находка! - в задымленной комнате для контактов все-таки возник долгожданный двуногий носитель разума.

- С чувством глубочайшего удовлетворения разрешите приветствовать вас, дорогой Василий Петрович, на нашей дружественной планете, - голосом диктора Центрального телевидения обратился к нему специалист по русскому языку. Выражаем надежду, что встреча пройдет в атмосфере дружного взаимопонимания!

- Где я? - спросил землянин.

Ему объяснили, что находится он на планете Проксимы из созвездия Центавра. Что аборигены уже давно пытаются вступить в контакт с разумными обитателями Солнечной системы. Что в данной камере постарались воспроизвести наиболее благоприятную для землян атмосферу.

- Да здесь же буквально дышать нечем! - возмутился Василий Петрович и закашлялся.

Центавры забеспокоились, попросили контактера высказать "конструктивные предложения по улучшению атмосферы сотрудничества".

- Уберите дым!

Пока отключали синтезаторы серных, фторных, свинцовых и кислотных паров, пока спорили - пускать ли по кругу пиршественную чашу соленой воды, контактер исчез.

- Помянули, - объяснил руководитель программы "Контакт".

- Сейчас верну, - пообещал русист и произнес ставшую крылатой формулу телепортации землянина.

- Почему разъединили? - спросил, возникая в камере, Василий Петрович, будто речь шла об обычном телефонном разговоре.

- Помянули не вовремя, - растолковали ему. - Видимо, платформа ваших конкретных действий входит в сферу жизненных интересов землян. Мы решили подхватить эстафету и взяли повышенные обязательства ударным трудом внести весомый вклад в рабочее ускорение наведения мостов между двумя звездными системами.

Внесли кресло для землянина и "круглый стол переговоров". Начался обмен информацией. Договорились обо всех проблемах поговорить без спешки.

- Тише едешь, дальше будешь, - сказал Василий Петрович.

- Медленно желание, скора телепортация, - перевел русист для зрителей глобовидения.

---------------------------

Познакомились Петя Синицин и Катя Иванова. Решили культурно отдохнуть в одноименном парке. Обозревали окружающую индустриальные окрестности среду с колеса обозрения, хохотали в комнате смеха.

- Ой, у меня прямо ноги отнимаются, - схитрил Петя и увлек хорошенькую спутницу на скамейку, укрытую от нескромных взглядов цветущей черемухой. Синицину хотелось целоваться.

- Боюсь, как бы от этого не родился Василий Петрович, - испугалась Катя.

- Легок на помине, - растерянно признался Петя, когда ровно через девять месяцев вручили ему в родильном доме перевязанный голубой ленточкой сверток.

Папины слова оказались пророческими. В этом счастливые родители убедились, едва Вася на ножки стал.

- Ну куда ты папиросы положил? - спросит, допустим, Катя. - Не дай бог, Василий Петрович до них доберется...

И договорить не успеет, а Вася уже пачку разорвал, табаком рот набил и ревет в три ручья.

- Смотри, чтобы Василий Петрович не обжегся, - скажет в другой раз супруг под руку гладящей белье Кате, а сын уж тут как тут: утюг цапнул и голосит во всю ивановскую.

Решили родители не поминать всуе васино имя. Да разве удержишься? На то и существует закон "белого медведя", которого нельзя не упомянуть, если это строго-настрого заказано. Купит Катя сыну подарок, чтобы подарить как сюрприз, да обязательно обмолвится:

- Только бы Василий Петрович не подсмотрел...

- Чего ты прячешь, мама? - как чертик из коробки, выскочит он.

Так и жили. В детском комбинате, куда Вася с полутора лет для повышения образования стал ходить, такому дошкольнику не обрадовались.

- И почему он у вас к каждой бочке затычка? - с раздражением спросила заведующая.

- К какой бочке? - не поняла Катя.

- Да к любой, - поддержала авторитет руководства воспитательница Эльвира Францевна. - Шефы нам ракету из досок сколотили, а я заметила, что в одном месте сучочек выпал. И говорю детям: не суйте туда пальчики, особенно ты, Вася. А я уже, отвечает.

Синициным нарекания слушать надоело Но деваться некуда. Кате надо на работу ходить, да и сыну для развития чувства коллективизма нельзя без сверстников. Плохо, что по своей вездесущности оказывается там, где его меньше всего хотели бы видеть.

Говорят, устами младенца глаголет истина. Устами Васи вещала не иначе как сама богиня возмездия - Немезида. Первой это заметила воспитательница Синицина-младшего. Эльвира Францевна зареклась и другим посоветовала Василия Петровича не поминать в разговорах. Чем и сыграла роль катализатора.

2
{"b":"71861","o":1}