ЛитМир - Электронная Библиотека

Внезапно я вспомнила, что и у предсказателя судьбы на руке татуировка в виде головы шакала. Значит, он тоже слуга паши. Ему дали задание предсказать нам смерть и несчастье… чтобы вынудить нас уехать?

Необходимо срочно все рассказать Тибальту, но он еще не освободился. Придется ждать его возвращения.

Дворец становился по-настоящему зловещим. Откуда нам знать, кто подсматривает за нами и сообщает о каждом нашем слове? Все слуги принадлежат паше. У каждого из них свои обязанности. Мы привезли с собой лишь двоих: Мустафу и Абсалама.

А они?

Мне необходимо выяснить о них. Я пошла в свою комнату и позвонила в колокольчик. Пришел Мустафа, и я попросила мятного чая.

Он накрывал на стол и я сказала:

— Что-то ползет у тебя по руке.

Прежде, чем он успел отойти, я подняла рукав его рубашки и на руке увидела рисунок головы шакала.

— Сейчас не видно, наверное, улетело. Насекомые могут быть опасны. Ко мне часто приходят за мазью. Хорошо, что оно улетело.

Мустафа поблагодарил меня и удалился.

Я решила, если он слуга паши, значит, Абсалам тоже.

Потом я подумала о сэре Эдварде. Он умер во дворце. Он съел еду, приготовленную Мустафой или Абсаламом, и умер. Если его и осмотрел врач, он наверняка человек паши.

Тибальт в опасности, как и его отец. Все мы в опасности.

Сэр Эдвард что-то обнаружил в гробнице, что ускорило его смерть. Видимо, Тибальт этого пока не нашел, ведь на его жизнь еще не покушались. Но как только он это найдет…

По спине пробежала дрожь. Мне необходимо увидеть его и заставить выслушать меня. То, что я узнала, крайне важно.

В ГРОБНИЦЕ

Как тихо во дворце. Сколько же будет продолжаться конференция? Поблизости никого. Можно поискать Табиту, но мне не хотелось говорить с ней, я ей больше не доверяла. Я теперь не знала, кому вообще можно доверять.

Я сидела на террасе на своем любимом месте, кто-то поднимался по ступенькам. С удивлением я увидела Леопольда Хардинга.

— Я думала, вы уже уехали, — сказала я.

— Вышла небольшая задержка. Бизнес, знаете ли. Я только что из гостиницы с сообщением от вашего мужа.

Я встала.

— Он хочет, чтобы я пришла туда?

— Нет. Он хочет, чтобы вы пошли на раскопки.

— Сейчас?

— Да. Немедленно. Он уже там.

— Конференция уже закончилась?

— Не знаю. Но он просил меня передать вам его слова, так как у меня есть еще несколько часов до отъезда.

— А он сказал, где именно на раскопках?

— Да, он все подробно объяснил. Я вас отведу.

Я взяла шляпу и сказала:

— Я готова. Можем идти.

На лодке мы переплыли реку и он повел меня на раскопки. Долина казалась мрачным местом в отблесках предзакатного солнца. Хотя было безветренно, в воздухе летали мельчайшие пылинки.

Работы в тот день не проводились. Было безлюдно.

Мы подошли к входу, ведущему в гробницу, но Леопольд повел меня дальше.

— Но ведь…

— Нет, вчера ваш муж показал мне одно место.

Он подвел меня к небольшой пещере, а в ней оказался ход.

— Позвольте, я вам помогу пролезть туда.

— Вы не путаете? Я здесь прежде не бывала.

— Нет. Ваш муж сделал открытие.

— А что там?

— Сами увидите. Дайте мне руку.

Я шагнула и с удивлением заметила, что стою на верхней ступеньке.

— Я помогу вам спуститься вниз.

— Тибальт уже там?

— Увидите. Внизу есть фонарь.

— Странно. Вы здесь новый человек и уже знаете…

— Леди Трэверс, я провел некоторое исследование местности с помощью вашего мужа, — улыбнулся он.

— Значит, им известно это место. Оно соединяется с гробницей?

— Да, но, думаю, до сегодняшнего дня они не считали нужным проводить исследования в этом месте.

Он протянул мне фонарь, и я увидела земляные ступени, ведущие к приоткрытой двери.

— Вон туда. Я пойду впереди.

Тибальт никогда не рассказывал мне об этом месте. Наверное, это новое открытие.

Мы оказались в маленькой комнате не более восьми футов высотой, еще несколько ступеней вели вниз. Я спустилась по ним и сказала:

— Тибальт, я здесь.

Я вошла во вторую комнату, там темно и сыро. Впервые я ощутила тревогу и мой голос дрогнул:

— Тибальт… Но здесь никого нет. Мистер Хардинг, это какая-то ошибка…

Мне никто не ответил.

— Мистер Хардинг, где же вы?

Я вернулась к двери. На ней не было ни ручки, ни гвоздя. Я толкнула ее, но она не поддавалась.

— Мистер Хардинг, где вы?

В ответ только эхо от моего голоса. Вот тогда я поняла, что значит, когда по спине бегут мурашки. Словно тысячи мелких муравьев поползли по моей спине. Даже волосы поднялись от страха. Наконец-то я поняла: я здесь одна и только Леопольд Хардинг знает, где я.

Почему он завел меня сюда и оставил? Кто он? Зачем он это сделал? Нет, он обязательно вернется за мной. Зачем простому туристу закрывать меня в гробнице?

Я постаралась успокоиться, осветила стены фонарем. Тибальт где-нибудь поблизости. Сейчас он выйдет ко мне.

Вернулись мои подозрения. Неужели Тибальт велел ему привести меня сюда… чтобы избавиться от меня? Но зачем он послал за мной Хардинга? И кто такой этот Хардинг?

Остаться одной в гробнице — такое не каждый выдержит. Я поставила фонарь на ступеньку и забарабанила в дверь. Она не шевельнулась. Как же ее открыть?

Он, должно быть, решил подразнить меня. Глупая шутка. Вдруг я вспомнила, как встала из саркофага в доме Гиза, и почти услышала пронзительный крик Теодосии.

Боже, пусть кто-нибудь придет сюда. Тибальт где-то рядом… Надо поискать, пока меня полностью не парализовал страх.

Я подняла фонарь и пошла по лабиринту ходов. Отсюда должен быть другой выход. Я осмотрела стены, на них не было рисунков. Я вышла в следующий коридор и очутилась в комнате. На стенах были нарисованы стервятники с распростертыми крыльями, Я внимательно осмотрелась. Конец пути, дальше хода нет. И никого.

У меня подкосились ноги и я опустилась на пол. Подобного страха я никогда прежде не испытывала. Меня привели сюда специально. Меня предупреждали, и я предчувствовала опасность. Почему я не обратила внимания?

Но почему Леопольд Хардинг обманул меня? Я вспомнила, как выбежала из храма и столкнулась с ним. Ведь это он преследовал меня за колоннами… хотел убить. Но оставить меня в гробнице — лучшая идея.

Неужели Тибальт приказал ему сделать это? А почему он будет подчиняться Тибальту?

Что-то задвигалось над моей головой. Я подняла фонарь. На потолке вырезана огромная летучая мышь с распростертыми крыльями. Ее глаза в свете фонаря сверкали, как живые.

В ушах зазвучал голос предсказателя судьбы:

— Летучая мышь вьется… собирается спуститься.

У нее такой злобный вид. Что же со мной будет? Зачем меня привели сюда, почему? Мне холодно. Я дрожу и не в силах унять дрожь. Зубы стучат… ну и звук. Или это от страха?

Вижу рисунки на стенах. Вот фараон приносит жертву богине. Это Хатор[1], богиня любви, женщина с рогами коровы.

Как холодно. Надо двигаться. Я стала внимательно исследовать стены. Отсюда должен быть выход. На стенах нарисованы корабли с привязанными к ним людьми. Это пленники. Рядом с ними люди без руки или ноги, а под ними крокодил хитрый, безобразный с ожерельем вокруг шеи, а в ушах у него серьги.

Где я? Это вход в гробницу? Значит, есть ход, а где-то впереди усыпальница с саркофагом, а в нем мумия.

Ко всему можно привыкнуть, даже к страху. Да, я боюсь, но сейчас я чувствую себя спокойнее, чем в первые минуты, когда оказалась замурована в подземелье.

Я сделала несколько шагов. Если и есть отсюда выход, он приведет меня всего лишь к мумии. А мне надо выбраться наружу, на воздух.

Меня пронзила мысль: здесь мало воздуха. Мне его хватит ненадолго. Скоро я задохнусь и умру, буду лежать здесь, пока какой-нибудь археолог не решит исследовать это место в надежде на великое открытие… его открытием будет мое мертвое тело. Глупости, сказала я себе, надо что-то делать. Не буду сидеть и ждать смерти.

вернуться

1

Хатор — богиня неба. Древние греки отождествляли Хатор с Афродитой. Хатор связана с заупокойным культом.

56
{"b":"718611","o":1}