ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В летнюю полночь услышишь мелодию

Дудочки и барабана

И увидишь пляшущих возле костра.

Съединенье мужчины и женщины

В пляске, обряд сочетанья

Благолепное, чинное таинство.

По двое - скрепиша союз,

Взяша за руки

Се знаменует согласье. И вкруг огня

И прыжки через пламя - или кругами со всеми;

Сельски степенно и сельски смешливо

Поднимают грязные ноги в нелепой обувке,

Ноги в земле, ноги в глине, вздетые в сельском

веселее,

Веселье давно уж собою

Питающих злаки. Вечен ритм,

Вечен ритм их пляски,

Как в их жизни живой

Ритм времен года и ритм созвездий,

Время доить и время снимать урожай,

Время сходиться мужчине и женщине,

Время сходиться скотине. Ноги вверх-вниз.

Пьют и едят. Навоз и смерть.

Светает... День новый

Готов для жары и безмолвья. У моря бриз

Морщит волны. Я здесь

И не здесь. В моем начале.

II

Разве ноябрю нужны

Потрясения весны

Дней цветения примяты

Где подснежники примяты

И у мальвы жалкий вид

Стебелек поблек и сник

В поздних розах ранний снег?

Гром падучих звезд дробится

Словно мчатся колесницы

В боевом строю сразиться

Против Солнца Скорпион

И Луну низложит он

Вой Комет и Леонид

Небеса и землю страсть

Увлекает в вихрь войны

В тот огонь где мир горит

Покуда льда не придет власть.

Изложить можно было и так - пусть не очень удачно:

Опыт иносказанья в духе старой поэзии,

Оставляющей нас в непосильной борьбе

Со словами и смыслом. Не в поэзии дело,

На нее ведь (читай сначала!) никто не надеялся.

Чего же стоят столь долгожданные

Покой, осенняя безмятежность

И мудрость старости? Нас обманули

Или себя обманули тихоречивые старцы,

Нам завещавшие манну обмана?

Безмятежность - преднамеренное тупоумье,

Мудрость - знание мертвых тайн,

Бесполезное во тьме, куда вглядывались

И откуда глаза отводили.

В лучшем случае, весьма ограничена ценность

Знанья из опыта.

Знанье представляет нам образ, но лжет,

Ибо образ мгновенно меняется,

Каждый миг - это смена и переоценка

Всего, чем мы были. Только там не обманемся мы,

Где обманывать уж бесполезно.

На полпути, и не только на полпути,

Но весь путь по дремучему лесу, в зарослях,

По краю обрыва без надежной опоры

Угрожают чудовища, манят огни,

Стережет колдовство. Не желаю я слышать

О мудрости стариков, но об их слабоумье,

Об их страхе страха и безрассудства, их боязни

владеть,

Примкнуть к своим, к чужим или к Богу.

Нам доступна одна только мудрость

Мудрость смиренья: смиренье - оно бесконечно.

Жилища все исчезли под волнами.

Танцоры все исчезли под холмом.

III

Тьма тьма тьма. Они все уходят во тьму,

В пустоты меж звезд - пустое в пустое.

Полководцы, банкиры, знаменитые писатели,

Меценаты, политики и правители,

Сановники, председатели комитетов,

Промышленные магнаты и мелкие подрядчики

все уходят во тьму;

И темны Солнце, Луна и "Готский альманах",

И "Биржевая газета", и "Справочник директоров",

И холоден дух, и действовать нет побуждений.

И с ними уходим мы все на тихие похороны,

Похороны без покойника - ибо некого нам хоронить.

Душе я сказал - смирись! И тьма пусть падет на

тебя

Тьма Господня будет. Как в театре

Лампы потушены для перемен декораций,

Грохот пустой за кулисами, тьма наступает на тьму,

И понимаем, что эти холмы, и деревья, и задник,

И четкий фасад - уезжают, вращаемы, прочь;

Или так, когда поезд подземки стоит слишком

долго меж станций

Поднимается гомон и медленно гаснет в безмолвье,

И в каждом лице все отчетливее опустошенность

Сменяется страхом, что не о чем думать;

Или когда под наркозом в сознанье - но сознаешь

пустоту;

Душе я сказал - смирись! И жди без надежды,

Ибо ждала бы не то; жди без любви,

Ибо любила б не то; есть еще вчера

Но вера, любовь и надежда - все в ожиданье.

Жди без раздумий, ибо ты не готова к раздумьям

Тьма станет светом, незыблемость ритмом.

Бормотанье бегущих потоков и зимняя молния,

Дикий тмин и земляника,

Смех в саду, отзвук восторга

Не утрачены и насущны, указуют муки

Рожденья и смерти.

Скажешь, что я повторяюсь

Кое-что говорил я и раньше. И снова скажу.

Повторить? Чтобы прийти сюда,

Где ты есть, оттуда, где тебя нет,

Ты должен идти по дороге, где не до восторга.

Чтобы достигнуть того, чего ты не знаешь,

Ты должен идти по дороге незнанья.

Чтобы иметь то, чего не имеешь,

Ты должен идти по дороге отчужденья.

Чтобы стать не тем, кто ты есть,

Ты должен пройти по дороге, где тебя нет.

И что ты не знаешь - единственное, что ты

знаешь,

И чем ты владеешь - тем ты не владеешь,

И где ты есть - там тебя нет.

IV

Склонился раненный хирург

С ланцетом в поисках гниенья.

В движениях кровавых рук

Участье острое и сожаленье

Творящего кровавый труд во исцеленье.

Все наше здравие - болезнь,

Коль няньке дохлой доверяться,

Твердящей нам все ту же песнь,

Что в мир иной пора нам собираться,

И во спасение должна болезнь усугубляться.

Земля - наш общий лазарет,

И он содержится банкротом.

Отсюда тихо - на тот свет,

Благодаря отеческим заботам,

Куда препроводят с любовью и почетом.

И по ногам озноб ползет,

Я брежу в лихорадке мрачной.

Как мне огня недостает!

Ведь жар чистилища - пустячный,

Не пламя - роза! Чад - лишь дым табачный!

Должна лишь кровь питьем нам быть,

А пищей - только плоть святая.

Но мы предпочитаем мнить

Здоровы наша кровь и плоть живая,

Страстную Пятницу "здоровой" называя.

V

Вот я на полпути, переживший двадцатилетье

entre deux guerres {*},

{* Между двумя войнами (франц.).}

Пытаюсь работать со словом, и каждая проба

Становится новым началом и новым провалом,

Ибо покуда отыщется точное слово или решенье,

Никуда уж оно не годится

Говорить уже не о чем. Так каждый приступ

Становится новым началом, походом на невыразимое

С убогими, вечно негодными средствами

Во всеобщем хаосе сознанья,

В сумятице чувств. А что завоюешь

В борьбе и смиреньи - открыто давно,

И дважды, и трижды - тут уж тягаться тебе

Безнадежное дело, - и состязанья не выйдет;

Остается борьба овладенья утраченным,

И найденным, и утраченным снова и снова;

именно ныне, когда

Это почти безнадежно. А можно: ни

приобретений и ни утрат,

Остается нам только пытаться. Остальное - не

наша забота.

Дом там, откуда вышли мы. Под старость

Мир становится чуждым - все путанней образ

Умерших и живущих. И не миг впечатленья

Сам по себе, без "до" и без "после",

Но вся жизнь, пылающая ежемгновенно,

И не жизнь одного человека,

Но жизнь древних камней с непонятными

письменами.

Время вечеру звезд

И время вечеру ламп

(Вечеру с фотоальбомом).

Любовь обретает себя,

Когда "здесь" и "сейчас" теряют значенье.

Старикам должно пытаться,

"Здесь" и "там" - не так важно;

Мы должны быть незыблемы и незыблемо

Перемещаться в иные глубины

Для согласья грядущего и сопричастья

Чрез кромешную стужу и пустое унынье,

Стон волны и стон ветра, безбрежное море

Буревестника и дельфина. В моем конце

7
{"b":"71874","o":1}