ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

(Да, по-видимому, и не меня одного. Во всяком случае, повесть Михаила Успенского "Змеиное молоко" в мае 97-го голосованием всех участников конференции "Интерпресскон" была признана лучшим произведением предыдущего года по номинации "средняя форма". После успеха Вадима Казакова там же, на "Интерпрессконе", но двумя годами ранее, это уже вторая премия в копилке "Времени учеников".)

В свое время американский редактор Дэвид Хартуэлл, отвечая на вопрос журналиста, почему он привлек к работе над книжным сериалом "Стар Трек" ("Звездный путь") многих известных писателей, сказал так: -"Сейчас литературному уровню произведений уделяется большое внимание. И поэтому я убеждал написать "стартрековский" роман многих из тех, кого я искренне полагаю хорошими писателями, говоря им, что это нечто вроде выполнения акробатических трюков в смирительной рубашке. Ведь это же старая литературная традиция - показать свой класс, уложившись в жесткие, тесные рамки. Например, в эпоху Возрождения обычным способом продемонстрировать технику стихосложения было написание сонетов; этим занимались даже самые великие поэты".

Лично я никогда не был поклонником вышеупомянутого заокеанского сериала (как, впрочем, и "Звездных войн", и "Конана-варвара", и многих-многих других им подобных), более того - глубоко убежден, что миры коммерческих сериалов и "миры братьев Стругацких" по внутренней сути своей весьма и весьма различны. Однако мне близок этот тезис: настоящий писатель должен быть профессионалом, а следовательно - способен творить и в чужих, не им придуманных мирах. Особенно если ему по силам привнести в этот чуждый мир нечто сугубо свое, личностное. Именно поэтому я предоставил полную свободу всем авторам и в выборе "миров", и в трактовке тех или иных происходящих в них событий. В конце концов, не мое это дело указывать, кому, что и как писать. Я имею право лишь на одно: взять предложенное произведение в сборник или же отвергнуть его, доступно сформулировав отказ.

В то же время - авторы, принявшие участие в Проекте, вовсе не пытались "перестругачить Стругацких", как язвительно заметил один из рецензентов. Уверен: ни один из них не ставил перед собой столь неблагодарной задачи. А посему читателей, которые ожидали увидеть в нашем сборнике "новые вещи Стругацких", должно было постигнуть жестокое разочарование. Судя по некоторым письмам, так оно и случилось.

Итак, свои позиции по Проекту в целом я, надеюсь, разъяснил. Пора переходить к следующему пункту нашего разговора, а именно - к книге, которая у вас сейчас в руках.

И здесь я хочу донести до вас одну простую мысль - второй том антологии во многом иной, нежели первый. И по авторскому составу, и по общему настроению представленных текстов, и по композиции книги.

Нетрудно заметить, что в первом сборнике авторский коллектив был куда более однородный - авторы практически всех произведений были: а) представителями так называемой "четвертой волны" в отечественной фантастике и 6) писателями-профессионалами, имеющими за плечами минимум одну книгу или хотя бы несколько публикаций. Что до второго сборника, то здесь картина уже иная: среди его авторов имеются и писательветеран, дебютировавший задолго до того, как появилось такое понятие, как "четвертая волна", и автор-новичок, для которого данная публикация - первая в жизни, и представитель другого жанра, который фантастику ранее никогда не писал.

Произведения, включенные во второй сборник, тоже несколько иные и по своему настроению, и по подходу, избранному их авторами. Что неудивительно - во время работы на столе у каждого из них уже лежал первый том, а по протоптанной тропинке, как известно, идти гораздо легче, чем по целине.

Но в целом все это, конечно, не могло не отразиться на конечном результате - то есть на общей композиции книги. Впрочем, чтобы объяснить - как именно, я должен сказать несколько слов о редакторской "кухне", в секретах которой, боюсь, далеко не все читатели разбираются.

Каковы же обязанности редактора-составителя в таком проекте, как тематическая антология? Ну, во-первых, он должен придумать и сформулировать базовую идею, которая могла бы стать основой для будущей книги. Во-вторых, найти и привлечь талантливых авторов, чьи произведения могли бы превратить голый замысел в плоть художественных образов. В-третьих, обеспечить проекту прочный экономический фундамент. Наконец, в-четвертых - так скомпоновать отобранные произведения, чтобы из их сочетания образовалось нечто цельное, единое - по сути, некое новое произведение. В этом плане работу составителя можно сравнить с творчеством дизайнера или даже, может быть, режиссера. Недаром на Западе, где это давно и хорошо понимают, фамилию составителя, как правило, помещают на обложку сборника.

Так вот, когда я готовил к изданию первый том, когда прочитал все собранные рукописи и начал по своему обыкновению тасовать - сначала мысленно, а потом и на компьютере - имена и названия, базовая идея сложилась довольно быстро - расположить произведения по примерной внутренней хронологии "миров Стругацких", взятых за основу разными авторами: от "условных" 60-х годов XX века, когда творили маги из НИИЧАВО, до начала XXIII столетия, когда после Большого Откровения начался закат галактической империи землян. Что еще меня порадовало - при этом получилось достаточно удачное сочетание произведений по их настроению. Открывшись легкой и веселой повестью С. Лукьяненко, сборник постепенно (в произведениях А. Скаландиса, Л. Кудрявцева, Н. Романецкого) стал набирать серьезность, трагизм, можно сказать - некую даже "чернушность", которая достигла своего пика в повестях В. Рыбакова и А. Лазарчука, затем резко пошла на спад в блистательной пародии М. Успенского, завершилось же все стилизованным под научную работу эссе В. Казакова. В общем, такая композиция показалась мне "играющей", и никакого другого расклада для данного корпуса текстов я теперь просто не вижу.

Когда же пришла пора для второго сборника, я понял, что прежний подход для него не годится. Не укладываются вновь собранные тексты в "прокрустово ложе" старой идеи. И после долгих и, честно говоря, мучительных размышлений, после многочисленных бесед с коллегами-издателями, имеющими к Проекту непосредственное отношение (Николаем Ютановым и Сергеем Бережным, Николаем Науменко и Кириллом Королевым - обязательно хочу назвать эти имена, чтобы хотя бы так выразить им свою признательность), после того как я перебрал и отбраковал более десятка вариантов - только тогда я и пришел к композиции, которую вы можете увидеть в этой книге.

2
{"b":"71877","o":1}