ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Все. Решительно все. Не пропустил ни строчки. Тридцатитомное академическое издание плюс отдельные вещи, изданные вслед. Вот вы сделали мне комплимент, но я ведь не более чем жалкий его подражатель. Что меня больше всего поражает в его таланте, так это эффект присутствия. Наш современник, человек четвертого тысячелетия, он описывает события любой исторической эпохи с такой поразительной достоверностью, будто сам в них участвовал. Этот волшебник заставляет поверить в возможность ясновидения.

- Что вы больше всего у него любите? - спросил Воронихин.

- Трудный вопрос. Пожалуй, "Хаджи-Мурат", "Фиеста", "Шагреневая кожа", из пьес - "Кориолан", "Лиса и виноград". Из поэм - "Торжество Сида", "Мцыри", а впрочем, и все остальное.

Воронихин кивнул:

- Я тоже испытал это чувство восторга. Да так, вероятно, думают все. На протяжении последних двадцати лет опросы общественного мнения неизменно завершались единодушным провозглашением Брокта самым великим писателем современности. Вчера он умер, - добавил Воронихин без перехода.

- Не может быть! - воскликнул Сойерс. - Какая потеря!

- Да. Он был очень стар и к тому же вел нездоровый образ жизни. Дни и ночи проводил за чтением старинных книг, копался в микротеках, пренебрегал правилами физиологической и умственной гигиены. Странно, что его хилый организм так долго выдерживал подобные перегрузки. Но всему приходит конец.

- Какая потеря! - повторил Сойерс.

- Да, но потеря восполнимая, - возразил Воронихин. - Нет, нет, не перебивайте, выслушайте меня до конца. Около года назад я связался с Броктом по видео и попросил согласия на встречу. Он несколько помялся, сказал, что не любит отвлекаться от своих занятий и к тому же не нуждается в очередной хвалебной оде, но я заверил, что речь идет не об этом, у меня к нему весьма важное дело. В конце концов Брокт уступил.

Мы встретились на другой день, для чего мне пришлось проделать довольно утомительное путешествие. Он живет, прошу прощения, жил в одном из тех уединенных местечек в горной местности, которые служат приютом для поэтов и влюбленных, желающих хоть на время отключиться от мирской суеты. Приходилось ли вам бывать в Одиноком?

- Нет, никогда, - ответил Сойерс, - хотя я слышал о нем немало, и даже как-то врач рекомендовал мне провести свой отпуск именно там.

- Это очаровательный поселок, - продолжал Воронихин, - вернее даже, рассеянная в горах цепь вилл, предназначенных для уединения, насколько оно вообще возможно. Район закрыт для полетов, туда нельзя добраться и на мобилях. Единственный способ - двадцатикилометровая прогулка, а если вы немощны, то вас снабдят древней колесницей, запряженной парой лошадок.

Меня встретила милая старушка, его жена, угостила чаем, заставив попробовать пироги домашнего изготовления, - как видите, не все в этом мире доверяется механизмам. Когда я стал выказывать признаки нетерпения, она сообщила, что Брокт ждет меня в кабинете. Я не стал спрашивать, почему меня не провели к нему сразу. Видимо, супруга Брокта не разделяла стремления своего мужа к одиночеству и рада была даже обществу случайного посетителя.

Брокт встал из-за широченного стола, заваленного кипой бумаг, небрежно протянул мне руку и вместо приветствия сказал:

"Могу уделить вам не больше получаса, мое время слишком ценно. - Потом, заметив гримасу неодобрения и укора на лице жены, добавил: - Это не от чванства, поверьте, у меня действительно остался слишком малый срок, чтобы тратить его попусту". И взглядом дал понять жене, что ее присутствие не обязательно.

"Я собираюсь задать вам всего один вопрос", - сказал я.

"Спрашивайте".

"Почему вы опубликовали под своим именем поэму, принадлежащую перу Сергея Есенина?"

Эффект был совсем не тем, какого я ожидал. Никаких признаков удивления, или страха, или гнева. Ничего похожего на то, что должен испытывать вор, пойманный с поличным. Секунду он пристально глядел мне в глаза, потом отошел к окну и, обернувшись ко мне спиной, уставился на уходящую вдаль череду зеленых холмов. Он был очень высок и худ, с узкими плечами, шеи почти не было видно, и голова, казалось, росла прямо из туловища. Брокт явно не принадлежал к образцам человеческой расы на высшей ступени ее развития. Я терпеливо ждал, твердо решив не раскрывать рта, пока не дождусь ответа.

- Я ничего не понимаю, - сказал Сойерс. - Какая-то литературная кража в наше время... Сплошная несуразица.

- Я просил вас не перебивать, Сойерс, - сказал Воронихин, - я постараюсь быть кратким.

- Нет, нет, продолжайте, мне некуда спешить.

- Потом Брокт сказал, не оборачиваясь: "У вас есть доказательства?"

Я был готов к этому вопросу. "Нет, но при желании их нетрудно найти, и вам это известно лучше, чем мне".

"Да, вы правы, - сказал он. - Что ж, когда-нибудь это должно было случиться. Странно, что так поздно. Я был готов к этому с самого начала. Он отошел от окна, повернулся ко мне лицом и спросил: - Вы намерены, разумеется, предать свое открытие гласности?" - Слово "открытие" Брокт произнес с подчеркнутой иронией.

"Не знаю, - ответил я. - Прежде всего хотелось бы знать мотивы".

"Ах да, мотивы. Естественно. Вы имеете на это право. Садитесь. - Он указал мне на овальное кресло, а сам прошел к своему месту за письменным столом, сел, выставил вперед костлявые локти и уперся пальцами в виски. Я, Николай Брокт, - сказал он торжественно, будто пародируя официальные заявления на межпланетных конгрессах, - опубликовал за свою жизнь сорок четыре выдающихся литературных произведения. И все они не мои. В старину это называли плагиатом - изысканное наименование для литературного воровства. Сейчас вы узнаете, почему я это сделал. Кстати, не хотите ли записать мою исповедь?" - Он достал из ящика миниатюрный автописец и щелчком подтолкнул его ко мне по гладкой серебристой поверхности стола.

"Благодарю, - сказал я, - пока в этом нет нужды. К тому же у меня отличная память".

"Ваше дело, - бросил он равнодушно. - Для начала вам придется выслушать нечто вроде предисловия. Приношу извинения, если все или хотя бы часть того, о чем я собираюсь сказать, вам известно. Без этого не обойтись.

2
{"b":"71879","o":1}